Автостоп до Ольхона Июнь-Июль 2006

Автор: Кашлач Дмитрий

 

25 июня.

Ночь прошла за лихорадочными сборами. Я никогда не уезжал из дому на такой долгий срок, однако все когда-нибудь случается впервые, надо только сделать первый шаг.

Легкий невроз и беспокойство «А все ли я взял?». Последний взгляд на комнату, в которой прожил столько лет! Все. Пора.

8-00 Лишь только выхожу на трассу и поднимаю руку, как сознание накрывает теплой волной спокойствия и умиротворения, как будто вернулся домой. Время остановилось.

Первая же машина увозит меня до Москвы. Вынужденная бессонница дает о себе знать, и всю дорогу я качаюсь  в полудреме между небом и землей.

Немилосердно жарит солнце. Наверное, у чертей в пекле какой-то корпоративный праздник, вот и запустили они свои адские жаровни на полную катушку, чтобы к ужину получить тщательно прожаренных грешников.

На подходе к Москве трасса заметно оживляется: воскресенье вечер, все возвращаются с дач домой.

 

Коротко об М-1 Минск-Москва.


Пункт приема оплаты за транзит(гпт Крупки)-Орша – граница -  Смоленск – Сафоново – Ярцево – Вязьма – Гагарин – Можайск – Москва. На любой из вышеуказанных позиций в любое время суток реально взять машину до Москвы или даже на 300-500км за нее в любую сторону.

Сегодня у меня получилось одолеть 630км от Борисова до Москвы за 12 часов. Стандартное среднее время.

Странно, но при полной загруженности основных въездов, МКАД совершенно свободен и уже через полчаса я стою на трассе М-7 Москва-Уфа.

Еще минут сорок – пускаю корни в трассу возле Ногинска. Похоже, свой дневной лимит километров я уже выбрал.

22-00. Выбираю место возле АЗС и ставлю палатку для тихого и спокойного сна. Как правило, работники автостоянок и заправок не испытывают отрицательных эмоций при виде палатки возле территории. За 40 тысяч километров лично у меня не было ни одного негативного случая, связанного с подобными ночевками, и я ничего не слышал о подобных неурядицах от знакомых автостопщиков. Поэтому можно, не опасаясь, пользоваться этим для отдыха на скорую руку. В крайнем случае, перед тем как ставиться, зайдите в само здание, поздоровайтесь с народом внутри, расскажите пару слов о том, какой вы бывалый путешественник, и смело ночуйте: 99%, что никто не будет против. В противном случае перейдите на некоторое расстояние в сторону и все.

Итог: 700км за 13 часов.

 

26 июня.

9-00. Просыпаюсь, и после доброжелательного диалога со сторожем, собираюсь и выхожу на трассу. Дом остался где-то там, за пеленой горизонта, как будто я всю жизнь куда-то еду.

Через час мчусь на прямой машине прямо до Чебоксар, столицы Чувашии. Трасса оживлена до самого Нижнего Новгорода, далее поток несколько падает.

Около часа времени потеряли в пробке, вызванной аварией 2-х фур.

После моста через реку Сура, границы между нижегородской областью и Чувашией, дорога ухудшается и появляется участок «стиральной доски» длиной около 30км. Потом довольно сносный асфальт до самых Чебоксар.

20-00 Трасса проходит по самому краю Чебоксар, поэтому я стал прямо за железнодорожным переездом, там, где и вышел из привезшей меня сюда «девятки», и через 20-25 минут взял «Газель»  до Елабуги.

После границы с Татарстаном покрытие дороги заметно улучшается, полоса расширяется.

23-00 Пролетаем по объездной Казань. Хочется остановиться и погулять по этому городу, до того красиво выглядит он в сочетании с величественной Волгой-матушкой. Однако слушаюсь интуиции, которая советует ехать до тех пор, пока по пути с драйвером. Значит, будет повод заехать в Казань в другой раз.

 

27 июня.,

около 2-00. Драйвер становится на стоянку до утра. Прощаюсь и ухожу в придорожный перелесок на ночевку.

10-00. Ругаю себя за такой поздний подъем, и после торопливых сборов становлюсь на опаленную летним солнцем обочину.

Как будто в наказание за сонливость, висну на выезде с опустевшей стоянки дальнобойщиков.

И только к вечеру добираюсь до Уфы. От засухи организм стонет немым стоном, но как назло, ни магазина, ни колодца. Только пройдя около 6км по окружной, на самом выезде удается взять найти пригодный для питья водоем, после чего абсолютно случайно беру МАЗ в самом узком и неудобном для остановки месте.

Этой ночью мне поспать не удалось. Володя_Лазарь из Краснодара спешил на разгрузку, поэтому состоялся типичный для драйвера и автостопщика обмен: я ему - общение и компанию, он – непрерывное продвижение. Да спать и не хотелось совершенно, дорога не давала: убитый асфальт, туман, видимость 3-5м, и хрипящий от натуги двигатель МАЗа, еле-еле затаскивающий 20ти тонный прицеп на подъемы.

 

28 июня.

И вот я оказался за Екатеринбургом. Какие-то странные чувства переполняют голову: вроде бы и страна та же, и те же самые машины, и точно такая же серая лента разбитого асфальта. Но все равно гложет ощущение неизвестности. Никогда до этого момента не уезжая на Восток дальше Москвы, сегодня я пересек Урал, как последнюю границу. Суровой стеной стоит он теперь между мной и домом. И хотя я прекрасно понимаю, что придет август, и я увижу своих родных и друзей, все равно как-то не по себе от осознания того, что впереди остались только бескрайние просторы Азии.

И не порвать билет,

Пути обратно нет!

На волне подобных мыслей достигаю Тюмени и устраиваюсь на отдых около дачного поселка.

 

29 июня.

День начался с череды зависаний, из которых мне удалось выбраться только часам к двум после взятия казахского трала (автовоза) до Омска.

Ночь. А вот и Омск. На прощание Андрей пересаживает меня в фуру до Новосибирска, и мы расходимся.

После Урала покрытие заметно ухудшается, на ровном, на первый взгляд асфальте возникают «шишки» и выбоины размером с две человеческие головы.

По обочинам валяется немалое число фур.

 

30 июня.

До Новосибирска едем часов 13-14, после чего я вновь обретаю прямую машину до Ачинска (150 км до Красноярска).

И если с предыдущими драйверами разговор ладился с пол оборота,  то Виктор сразу заявил, что любит ездить молча, чем я незамедлительно воспользовался: после бессонной ночи глаза закрывались сами по себе.

 

1 июля

Оказавшись в Красноярске, понимаю, что устал от 7-дневного непрерывного полета.Пора было сделать дневку, и я смс-нул Диме, найденному через Интернет.

И уже через час в моем распоряжении была квартира со всеми удобствами.

Погуляв по городу и полюбовавшись новеньким вокзалом, до 5ти утра разговаривали и пили чай.

 

2 июля

К своему огорчению, я вышел на трассу только лишь около 14 часов.

Лихо долетаю до Канска, и торможусь, с трудом продираясь через городские кварталы.

 

Канск – Тулун.

Самый отвратительный по качеству и трафику участок федеральной трассы М-53.Начинается она куском асфальта Канск-Решоты со здоровенными выбоинами и колдобинами. Сколько здесь фургонов ушло под откос, никто никогда и не сосчитает. Отличительная особенность Транссибирской магистрали – наличие течения с востока на запад. Это связано с мощным потоком перегонных японских машин из Владивостока. То есть если от Красноярска вероятность взять прямую машину до Иркутска ничтожно мала(против течения), то в обратном направлении можно насквозь пролететь от Читы до Новосибирска, а то и до Москвы.

 

3 июля.

После ночевки около Решот, с утра доезжаю до Тайшета. Дорога ухудшается до состояния слегка укатанной грунтовки, максимальная скорость машины на этом участке – 30-40 км\ч. Трафик падает до 1 машины в 5 минут в моем направлении. Навстречу – вереницы перегонщиков.

И все же, не смотря на жару, тучи слепней над головой, ничто не может поколебать моей уверенности в скором продвижении. Так оно и получилось. Очень скоро, буквально через час, мне удалось взять машину аж до самого Тулуна, пункта, где злополучная грунтовка покрывается асфальтом вплоть до Читы. И следующие 6 часов я дремлю в уютном кресле, обдуваемый кондиционером.

А дальше, ноги - или руки? Ведь стопят руками - сами понесли меня, будто бы почуяв близкий финиш. Зима, Ангарск, электричка до Иркутска – ПРИЕХАЛ!!!

23-00, самое время идти на вписку.

Байкал. 5 дней вне реальности. Остров Ольхон.

 

Когда я впервые услышал название шаманского острова Ольхон, культового места на Байкале, я сразу представил в голове  небольшой островок размером в несколько километров, расположенный  посередине лесного озера. В действительности все оказалось совсем не так.

Байкал – уникальное озеро, находящееся в Восточной Сибири на границе Иркутской области и Республики Бурятия. Содержит 20% всей пресной воды на планете. Составляющее в длину около 800км, а в ширину 70, озеро вытянуто с севера на юг и по всему периметру зажато в горные массивы.

Данный объект расположен в юго-западной части озера Байкал и составляет 70 километров в длину при наибольшей ширине около пятнадцати километров. Само название острова местные жители, буряты, трактуют двояко: «ольхан» - сухой или «ойхон» - лесистый. Надо сказать, что оба объяснения полноценны, так как на Ольхоне очень редки дожди, а лесной массив составляет не меньше половины пощади. Почему же Ольхон называют шаманским? Вероятно, это связано с изначальной религией коренных жителей острова, бурят, - шаманизмом. В древности на Бурхане совершались культовые жертвоприношения хозяину острова Ольхон Угутэ-нойону, который по поверьям обитал в пещере мыса Бурхан. Хозяин Ольхона был самым грозным и почитаемым божеством Байкала. Во время своей прогулки  по Ольхону я заметил многочисленные разноцветные ленточки, привязанные к веткам деревьев, а также к деревянным статуям. Как объяснил мне местный житель, это дань религии предков, своеобразные жертвы, притягивающие немалый интерес со стороны гостей острова.

 

4 июля.

Итак, на следующий день после прибытия в Иркутск, я, не мешкая, рванул на Ольхон.

То ли трасса решила отдохнуть в тот день, то ли я устал после 9-ти дневного полета автостопом от Минска, но ехал до берега Байкала(поселок МРС) довольно  долго. Однако на последний паром, идущий на остров, я все-таки успел. Паром для пешеходов бесплатный, деньги взимаются только с машин.

И вот я ступаю на берег острова, находящегося в сердце уникального озера. И в награду за нелегкий путь сюда, трасса подбрасывает мне гостеприимного водителя местной школы. С ним-то я и остался переночевать в школьном «ПАЗ»ике недалеко от поселка Хужир, вдоволь поговорив «за жизнь» и попробовав знаменитого байкальского копченого омуля.

5 июля.

Проспав под стук ливня по крыше всю ночь напролет, прощаюсь с Владимиром и отправляюсь на поиски приключений.

На острове в четырех деревнях проживает около 1500 жителей. «Столица» Ольхона, безусловно, Хужир, так как вся жизнь сконцентрирована здесь.

Самый известный памятник природы Байкала - Шаманский мыс, он же мыс Бурхан, относится к природно-историческим памятникам. Бурхан  расположен в средней части северного побережья Ольхона на окраине поселка Хужир. Изображение мыса фактически стало визитной карточкой Байкала.

Облазив мыс Бурхан со всех сторон и не найдя той самой мистической пещеры, отправляюсь на север острова к мысу Саган-Хушун, или «Три брата», расположенному в 30км севернее.

Заканчивается лес, и перед глазами раскидывается бескрайняя степь. Ветер-бродяга подымает тучу пыли, проверяя путника на волю и целеустремленность. Случайная машина сокращает расстояние, и через некоторое время передо мной встает плеяда красных зубцов причудливой формы. Подхожу ближе и замечаю, что скалы беломраморные, покрытые огненно-красным лишайником. Совсем по-другому мыс выглядит со стороны воды – словно отвесная стена, стремительно обрывающаяся в пучину.

Немного в стороне находится довольно крутой спуск в очень красивую тихую бухту с пещерами в скалистых обрывах. 

Вдоволь налюбовавшись игрой красок, покидаю мыс и отправляюсь на крайней северо-восточной точке острова, мысу Хобой(бурят., «клык»), отстоящей на 5 км к северо-востоку.

Подойдя к краю берега, я ужаснулся: под ногами в 30м над водой летали чайки, пронзительными криками прорезая свист степного ветра. Вода была прозрачной до синевы, и даже с такой высоты были четко видны водоросли на дне. И прямо из воды торчал «клык»: 50-метровый трапециевидный выступ. Где-то вдалеке сквозь дымку виднелся восточный берег Байкала и, казалось, воздух наполнился невидимыми энергетическими нитями.

Заметив, что стена Хобоя не ровная, а в выбоинах, я решил попытать счастья в скалолазании, и по змеевидным дорожкам и выступам полез наверх, обваливая ногами камни. Оставалось буквально несколько шагов до цели, когда камень под ногой предательски зашатался, и на высоте около 30 метров над водой я чуть не потерял равновесие. Придя в себя от пережитого шока, я решил не искушать судьбу и, сохраняя спокойствие, начал медленно спускаться, что оказалось значительно сложнее подъема, так как приходилось все время смотреть вниз. То и дело из-под ног летели вниз камни. Почувствовав под ногами твердую землю, я с облегчением выдохнул. Дневной лимит адреналина был исчерпан. Еще немного полазив по прибрежным скалам, я наткнулся на группу поляков, и вместе с ними пошел в урочище Узуры, что на восточном берегу Байкала. Дорога шла по степной части. Через 5 километров повеяло холодом. Это было дыхание Байкала, до которого оставалось еще с полкилометра.

Расположившись, на лесной поляне над берегом, решили искупаться.

И тут стало ясно, что купание летом в Байкале не очень сильно отличается от зимнего окунания в прорубь. Конечно, не было холода, сковывающего волю и движения, однако, я думаю, температура воды не превышала 10ºС.

 

6 июля.                                                          


 

Прощаюсь с поляками, и направляюсь к бухте Песчаной, находящейся в 7-10 км от поселка Хужир. Солнце жарит неимоверно, оправдывая название острова в полной мере, и даже слишком. Температура около 35ºС. Миную лесной массив, и вновь попадаю на западное побережье Ольхона. Нет, не зря бухту назвали Песчаной. Уже за пол километра дорогу мне преграждают дюны песка вполне приличных размеров. И я попадаю в совершенно другой мир, как будто по мановению волшебной палочки из глубины Восточной Сибири я перенесся на Лазурный берег Средиземноморья. Внезапно ветер утих, и там где шалили волны, отразилось бескрайнее багровое небо, каким оно бывает на закате. Все приобрело красно-оранжевый оттенок, и воцарилась вечерняя тишина. Солнце медленно, как бы нехотя закатывалось за Приморский хребет, что с другой стороны Малого Моря, как называют водное пространство между материком и островом. Наступила ночь.

 

7 июля.

 

Сегодня мне предстоит дойти до озера Шара-Нур. Это внутреннее озеро Ольхона, расположено в самом его сердце, в 15км от поселка Хужир.

Немного поплутав в степной части, через лес попадаю на берег озера, наполненного минеральной водой, и оттого считающегося целебным. Однако вкусовых качеств пище, приготовленной на воде из Шара-Нур, это не прибавило: все отдавало сильным запахом сероводорода, а чай приобрел сладковатый привкус. И все же это единственный водоем на всем острове, в котором можно купаться не торопясь, так как вода в нем прогрета до18-20 градусов.

Скрасить неприятное впечатление от невкусной воды смогли живописные виды гор, с 2-х сторон охватывающих озеро.

 

8 июля.


 

Покидаю озеро и пешком через 2 часа по хорошо укатанной дороге попадаю в падь Ташкиней, что на восточном берегу Ольхона(8км от озера Шара-Нур). Это место единственное на всем восточном побережье, куда можно доехать на машине до самой воды, так как на всем своем протяжении берег скалист и очень высок.

Решив полюбоваться на Байкал с высоты птичьего полета, начинаю подъем на ближайшую гору высотой около 1100м. Подъем не представляет никакой сложности, так как склон чистый и ровный, и можно взбираться прямо «в лоб», петляя меж стройных сосен и не ища никакой тропы.

Стоя на километровой высоте, я вновь поражался чистоте воды: мне были видны камешки и водоросли, лежащие на дне озера. Небесный свод всасывал в себя окружающий мир без остатка, наполняя его солнечной энергией ветра, свободы и безмятежности. Где-то внизу шумел прибой, громко кричали приехавшие отдохнуть люди и сигналили машины. А я находился в полной изоляции от реального мира и слушал вечность.

Лишь Угутэ-Нойон знает,  сколько я так простоял, пока пробежавший мимо суслик не вывел меня из состояния оцепенения. Спуск по ровному склону занял гораздо меньше времени, чем подъем, и вот я уже пробираюсь в обратную сторону, чтобы к вечеру попасть на озеро Ханхой

Озеро расположено в степной части Байкала прямо за поселком Ялга и отделено от Байкала лишь узкой песчаной косой и мелкой протокой.

Ханхой – пресноводное озеро, привлекающее на свои берега немало любителей рыбной ловли, в отличие от соленого Шара-Нур. Можно здесь и искупаться, благо глубина небольшая и вода достаточно прогрета.

 

9 июля.


 

Свирепствует сильный степной ветер, то и дело грозя сорвать с места палатку. Небо затянуто тяжелыми тучами. Как будто сам седой Байкал подгоняет к выходу, не позволяя задержатся ни на один лишний день на священном для каждого бурята острове. Ну что ж, старику лучше знать, кому и насколько открывать свои тайны. Наверно стоит его послушать на этот раз и через входные ворота острова Ольхон уйти в реальность,  лишь для того чтобы вернуться  и снова быть затянутым в шаманскую степь мистики и тайны.

 

Пешком по шпалам в Порт Байкал.
11 июля.

Совсем немного времени прошло  после того, как я покинул шаманское измерение острова Ольхон, что находится посреди самого чистого озера планеты Байкал. И теперь, после  небольшого перерыва в Иркутске, я направляюсь в поселок Култук, расположенный в 80км от Иркутска на южном побережье Байкала. Почему туда? Да потому, что именно там берет свое начало знаменитая на весь мир Кругобайкальская железная дорога.

«Пешком по шпалам на юга»,- так поется в одной из песен группы «Пилот». Ну, может быть, не совсем на юга, зато уж точно пешком по шпалам от поселка Култук до Порта Байкал. Порт Байкал находится у самого истока Ангары, и фактически, отрезан от внешнего мира, так как участок дороги соединявший его с Иркутском был затоплен в результате строительства Ангарской ГЭС.

За те  два дня, что я провел в буквальном смысле на рельсах, мне повстречались австралийцы, американцы, швейцарцы и немцы. Такое чувство,  что весь мир на лето переселился в дебри Восточной Сибири на озеро Байкал.

Могучими богатырями из древнерусских былин нависают над гладким зеркалом воды. предгорья Восточных Саян. Их взгляд нахмурен, и величествен, как будто бы они не одобряют саму идею тонкой чугунной ленты у своих ног, ведь для ее строительства люди вторглись в самое сердце камня, динамитом прокладывая путь инженерной мысли. И никто и не расскажет, сколько тонн камня было взорвано, пока, наконец, пролегли последние метры рельсов.

А если приглядеться к горам в яркий солнечный день, то эти острые каменные и, на первый взгляд, безжизненные громады окажутся смеющимися и переливающимися всеми цветами южного Прибайкалья. Хочется, внезапно, вырасти на метров 200-300, и дотянутся я руками до самых вершин серых отрогов, ощутить пальцами шершавую вечность камня, напоенную жарким сибирским солнцем, омытую хлесткими дождями и сохранившую в себе порывы зимнего пронизывающего морозом ветра.

Живописные ущелья и скальные выходы один красивей другого тянутся нескончаемым потоком и совершенно невозможно выделить какое-то конкретное место, так как это воспринимается только единым неделимым целым.

То и дело, разгоняя туристов пронзительным свистом, проносятся тепловозы «кукушки»

Любопытным способом местные жители набирают воду с озера. Так как берега здесь довольно обрывистые и высокие, то почти у каждого дома сооружено некое подобие конвейера из двух колес и троса так, что получается простой и действенный привод для подъема воды.

По сравнению с далекой Беларусью, здесь просто адское количество комаров, что характерно для всей Сибири. И если от комаров еще можно как-то отмахаться, обрызгаться, то в случае нападения гнуса остается одно-единственное средство – сжать зубы и терпеть, так как перебить эту мелюзгу размером с пылинку просто невозможно.

 

12июля.

Не торопясь, гуляю туда и сюда, поджидая местную достопримечательность, просто культовый объект кругобайкалки-«Матаню». Что же это за зверь такой?

Это не зверь, а единственный поезд, соединяющий тупиковый Порт Байкал с внешним миром. «Матаня» состоит из 3 плацкартных вагонов, одного багажного, в котором по местным магазинам развозят продукты и другие товары. Кроме этого, в хвосте сиротливо болтается пустая теплушка, сразу притянувшая к себе мое внимание.

Конечно, если вы сильно ограничены по времени, то лучше всего взять билеты на «Байкальский экспресс», отправляющийся прямо из Иркутска. Это просто электричка повышенной комфортности, с мягкими сидениями и баром внутри, идущая без лишних задержек. Но дело тут как раз таки  в том, чтобы увидеть не только материальные горы,  затейницы-речушки, шаловливо журчащие под узкими мостами. Без эмоциональной подпитки все эти красоты природы воспринимаются точно так же, как и мертвые фотографии глянцевых журналов, просто изображение. Вы не ощутите внутреннего очарования этого уголка планеты, оно просто пройдет мимо, как легкое дуновение майского ветерка. Это нужно впитывать каждой клеточкой кожи, кончиками пальцев ощущая позитивную вибрацию воздуха

Как всегда, «Матаня» наполнена рюкзакастым народом и местными жителями.

    Основное достоинство «Матани» - это очень низкая скорость. Весь путь от Култука до Порта Байкал длиной 80км состав проходит за 6 часов, часто и надолго останавливаясь.

По-другому и быть не должно, так как невозможно за короткий промежуток времени прочувствовать душой всю энергетику этих мест, в этом я убедился еще на острове Ольхон. Поэтому, немного проехав в тесном и душном плацкарте, через квадратные окошки которого не видно абсолютно ничего, я пересел в товарный вагон, расположившись прямо в широкоформатном дверном проеме. Свисток тепловоза – и мы едем!

 Первый раз за все свои походы еду в поезде практически на улице. Ощущения просто непередаваемые и стоят нескольких лет жизни. Такое чувство, что мир открылся, совсем по-новому заиграли уже, казалось бы, истертые и изношенные образы старых привязанностей, куда-то прочь исчезли кухонные предрассудки и стереотипы, а тело становиться просто оболочкой, заполненной бесконечной ЭНЕРГИЕЙ СВОБОДЫ.

Ветер треплет волосы, выгоревшие за время странствий до рыжеватого оттенка, болтающиеся как попало ноги то и дело сбивают высокую траву. Сердце сумасшедшим кроликом прыгает в груди, резонансом распространяя волны позитива. Легкие, как кузнечные мехи, безуспешно пытаются вдохнуть в себя весь воздух планеты, и я чувствую, что еще чуть-чуть – и они просто-напросто разойдутся по швам, не выдерживая шквального потока эмоций.

А над всем этим светит чертовски красивое предзакатное солнце, которому все равно, кому дарить свое тепло. Оно живет для всех жителей Земли, на которой для каждого найдется уголок спокойствия, счастья и умиротворения.

 За полетом мысли я и не заметил, что по обеим сторонам железной дороги начали появляться переулки и улочки. «Приехали!» - с внутренней досадой подумал я, не желая покидать гремящее всеми своими металлическими костями чрево товарного вагона.

Порт Байкал. Конечный пункт. На путях воцарилась солнечная деревенская идиллия. Среди редких вагонов и локомотивов неспешно пасутся миролюбивые кони, нетерпеливо блеют овечки и козы.

В этом месте начинает свой размеренный бег на Север изящная и могучая Ангара.

Погуляв немного по окрестностям, дожидаюсь вечера, когда «Матаня собирается в обратную дорогу, и уезжаю. Впереди еще много идей и планов.

 

                                                                     Dzmitry Kashlach aka VetroGONE.
{jcomments on}
 

Проект: Поход№ 40 закрыт. Заключение.
“Запретный” город Петра или Прояви смекалку
  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением