84В: Волка 21-22 марта 2020 «Fluminae lupum»

                                                                        «По Волке плыть – по-волчьи выть» Игорь Пузо

Автор Глаз

 

Поход планировался как комбинированный, подразумевающий интеграцию и взаимодействие байдарочников с Волосачами и пешей подгруппой Сантехника. Заявлялся он, как «хуевый», сопряженный с тяготами, связанными с межсезоньем. Кроме того, после изучения имеющегося материала по реке Волка, сделалось очевидно, что маршрут этот хоть и не долгий, зато весьма спортивный. Это не испугало членов и сочувствующих Магадану. Неожиданно собрался массовый состав.

В итоге получилось три  разных похода. Велосипедная «велопокатушка», пешеходная часть и тридцатикилометровый трэш по воде. Две группы не встретились с самой многочисленной и определяющей мероприятие - водной. Точнее байдарочники до гренадеров-велосипедистов так и не дошли. Отчетности про путешествие Волосачей у нас, к сожалению, не сохранилось.

Накануне ухудшалась эпидемическая обстановка, связанная с инфекцией Covid 19. Относился я тогда к этой проблеме не серьезно, пока месяц спустя не столкнулся с ней непосредственно во всей ее агрессивной манифестации. В любом случае, не могла эта ситуация повлиять тогда на заявленное мероприятие. Социальные тролли отнеслись к походу порицательно.

Волка сложнее и завальнее предыдущей Бродни, тоже малопопулярной и небольшой речки – правого притока Березины (Восточной), претендующей на спортивность.

В отчете ниже будут вам представлены в ненавязчивом объеме общие зарисовки, на чем зафиксировалось внимание. Этот уикэнд был прекрасен!

Место стапеля вполне очевидно и мало альтернативно. См. схемо

Как и предполагалось, заключительная часть пути гравийная отсыпка. Оказалась проезжаемой, но не без трудностей. Веселому Глазу доверяют: с одними и теми же водителями он работает постоянно. Их никогда не обманывает, а, бывает, и поощряет за понимание, терпение дополнительными гонорарами. Теперь тоже предупреждал, что сложности с проездом Спринтера да еще и с прицепом вполне ожидаемы. Когда стали вязнуть в песке, пришлось разгрузить микроавтобус и оставшиеся два километра пройти пешком. Это было сакральное зрелище.

Инфантерия из двух десятков человек шествующая по-утреннему лесному грейдеру при абсолютной удивительно тишине и безветрии под идущим хлопьями снегом. Белейший бус с громадным двухосным прицепом завяз, да так основательно, что выбраться даже враскачку не помогало. Суммарно у нас было много силы. Мужская компания. Многие грузные и дюжие. Если Спринтер не вынесли на руках, то потребовалось человек шесть, чтобы  вытолкнуть его со свистом.

Нередко в ПВД от Магадана практикуется, кроме самогО похода различные зрелища. Почему выбрано было именно это событие, не скажу. Ни по годам , ни по датам его никак к нашему ПВД приурочить было нельзя. Речь идет о самом сильном взрыве в истории человечества в доядерную эпоху.

Из Америки в 1917 году в Европу должен был отправиться небольшой вспомогательный транспорт «Монблан». Водоизмещением чуть более 3000 тонн. Его полностью загрузили под завязку взрывчаткой для нужд Первой Мировой Войны.

В Галифаксе формировался трансатлантический конвой из транспортов и кораблей охранения. К нему и должен был присоединиться «Монблан». Кстати, к гавани Галифакса из порта загрузки он пришел без охранения. При совокупности человеческих факторов утром 6 декабря 1917г  «Монблан», заходящий в гавань, в узком фарватере столкнулся с выходящим норвежским сухогрузом «Имо». Столкновение бы, пожалуй, избежали, суда с застопоренными машинами почти разошлись, но «Имо» дал задний ход. Нос судна понесло в сторону. Форштевень врезался в правый борт «Монблана». Бочки с горючим бензолом попадали на палубу и некоторые разбились. При расцеплении судов от трения железных частей возникли искры, бензол загорелся. Пожар сразу пытались потушить. Не хватило мощности противопожарной системы. Судно покинули. Произошло то, что и должно было произойти. Когда сдетоннировали 2300 тонн пикриновой кислоты, пироксилин и тротил, пиздонуло так, что порт и часть города просто перестали существовать!

Мацак из пенопласта сделал транспорт «Монблан» (Глаз поручил). По силуэту он получился удивительно похожим. Однотрубным. Мачты были выполнены какими-то карандашами. Чтобы не повторять опыт танка Т-62 , который в прошлый раз после одного дня транспортировки в байдарке оказался основательно разъебаным и мало уже походил к следующему утру на танк, Глаз решил взорвать «Монблан» в самом начале похода.

Участок частично заросшего канала решили, что похож на фарватер Гавани Галифакса. Встречного норвежского сухогруза «Имо» не было. Но уже не стали никого напрягать изготовлением второго корабля. Все были в сборе на берегу. Водителя к тому времени отпустили, а байдарки еще на воду не снесли. Гладкий от берега оттолкнул макет транспорта.

https://www.youtube.com/watch?v=_w-xuvfS0YI&feature=youtu.be

Поджог взрывчатку. Глаз ситуацию пафосно комментировал. От фитиля появился курительный дымок – «пожар от загоревшегося бензола на вспомогательном транспорте».

Эффект превзошел все вообразимые ожидания! Мне показалось, что болотистая земля подо мною словно содрогнулась. Невольно я попятился назад. По ногам как будто стеганули невидимым бичом. Поперек канала и частично по берегам сверкнуло на мгновение ока нечто багровое. Кратковременную эту вспышку едва ли удалось уловить глазами. Сразу последовал не то взрыв, не то какой-то сухой щелчок как от ружейного выстрела, однако гораздо мощнее. Он отозвался в лесу многократным протяжным эхом-пересмешником. Не то гулом, не то раскатистым шелестом. Секунды назад в «гавани Галифакса» еще был транспорт «Монблан». Его порвало в мельчайшие куски. И, что уже вряд ли было соизмеримо со сценарием,  в сторону отбросило единственный небольшой целостный кусок от носовой части. Все остальное судно разлетелось на мелкую пенопластовую пыль. На воде от места нахождения судна лишь это белое пенопластовое крошево и  осталось. Отдельные его фрагменты выбросило на берег. От эпицентра взрыва по воде шли волны возмущения. Концентрированное облако дыма рассеивалось, становясь все больше и больше. Белый пороховой туман расползался. Пока, наконец, округу не затянуло поволокой от сгоревшей пикриновой кислоты. Аудитория на мгновение замерла: была просто потрясена увиденным. Но, едва опомнились, раздалась бурная многоликая овация.

Канал, который тотчас вблизи впадал в Волку, был во многих местах переросший кочками.

Милиораторы зачем то добрались сюда давно. С тех пор их деятельности каналы основательно деградировали. Как и все в природе склонно восстанавливаться со временем. Только чтобы по нему добраться до реки, пришлось положить не полный час. Сразу очутились мы в объятиях заболоченного леса.

Средствам выбора для таких рек служат пластмассовые байдарки. Не самых хороший, а точнее плохой для экспедиционный походов по воде, они самый лучший выбор для выходных походов. В особенности хороши на малые лесные завальные реки, реки межсезонья. Таковой и является Волка. Никаких волков мы, правда, не слышали, тем более их и не видели, но название «Река Волчья» себя оправдало вполне.

Ехали мы среди этих чешуйчатых неровных ольх, сочного и контрастно выделяющегося ельника, мой генерал. Сухие плети прошлогоднего хмеля вздымающегося на деревья в этом сумрачном лесу были эффективны. Отдельные обрубки погибших деревьев придавали атмосфере таинственность. Местами попадались удивительные здесь в лесу для марта сиреневые цветочки.

Казалось, что они горели неугасимым огнем. Частые завалы, зачастую покрытые аксамитом мхов, или отдельные перегораживающие русло деревья были визитной карточкой и фирменным брендом Волки.

Их на пластмассовых байдарках перескакивали с наскока, что-то перетаскивали и обносили. Веселого Глаза предупреждали, что в начале маршрута скорость будет около километра в час.

После каждых новых нескольких поворотов образовывались заторы из лодок.

Впереди с неравномерным звуком время от времени гудела бензопила. Некоторые бревна выгоднее было пропилить.

Атмосферно было и восхитительно в этом болотном лесу. Мы сроками ошиблись неделю или несколько недель. Согласно отчетам, с русла можно было легко сбиться и уйти в затопленный лес. Но вода упала, и река теперь 21 марта была в берегах. От этого задача усложнялась.  По обнажившейся грязи можно было судить, что вода ушла отсюда совсем недавно.

Причем спало целых полметра. Здесь каждые десять сантиметров уровня бы облегчили путь.

Мы только начали маршрут. Петля этой маленькой речки омывала раздвоенную ольху. В расщелине был позвоночник крупного копытного.

Передние конечности, лопатки, таз, бедра все это сохранилось. Скелет был обглодан. У подножия и корней остались фрагменты шерсти. Ни черепа, ни рогов не было. Огромный взрослый лось, судя по всему, хотел когда-то здесь перейти реку, выбрал зачем то путь  через эту разветвляющуюся ольху и застрял в сужающемся клиновидно остром углу расщелины.

- Какая страшная смерть! - решил потрясенный Глаз, - Девственный Кологривский Лес…, - Глаз пребывал в самом хорошем расположении духа.

На стыке лесной части и болотно-луговой путь преградила тростниковая пробка. Не то, что пробка. Река взяла и закончилась.

Находчивый Глаз сообразил довольно быстро, как выбраться из лабиринта тростника и кустарника, и оперативно перетянул по тростнику свою лодку (шел один). Хоть проторил в сухих зарослях коридор, остальной коллектив пришлось долго ожидать. Чем дальше, тем нетрезвому Непоседе-Глазу все более становилось тягостно.

Минут через сорок стало от сидения без дела подбрасывать. На сорок пятой минуте на последнем экипаже (Маша с Носом с Басковым) сорвался. Ненормативные сентенции привели к совместному пикированию. Пособачились немного, по дружбе. Река Волчья – Fluminae lupum -  и условия путешествия здесь в марте (в другом месяце, пожалуй, и не проехать) были ежели не собачьи, то вполне волчьи. Зарекался я ездить с прошлого раза не последним. С каким трудом это получалось! Кто-то медленно перетаскивал завалы, кто-то совсем тихо шел, кто-то был просто убуханный и рыскал, не вписываясь в повороты на этой неширокой реке.

Но выносить это в умеренной дозе было все же легче, чем потом кого-то искать. Всегда раньше, когда давал слабину и уходил вперед, часть группы исчезала, отставала, терялась, в лагерь не приходила. Потом с этим приходилось разъебываться. Приходишь, например, вовремя или с запасом в конце. Уезжать нужно. А люди пропали. Концовка получается обосрана.

После этой тростниковой пробки дно долины было полоской луговой поймы. Реку перегораживали отдельные бывало деревья, теперь все реже. Пошли мы быстрее и увереннее. Разбои и ветвления русла, тем не менее, продолжались с периодичностью. Часто приходилось угадывать, по какой пойти, когда протоки были равнозначны.

Пропахав без обеда и без остановки весь день, сражаясь с тростниковыми пробками, завалами и непроходимыми тупиками, мы к сумеркам были лишь в точке обеда. Досталось особенно девушкам. Возможно, сегодня им было предпочтительнее пойти с Волосачами – поехать на велосипеде. На подобных спортивных реках недолго и искупаться (бревна, мостки и топкий берег в совокупности с алкоголизацией напарников предрасполагают и даже определяют падение в воду и оверкили). Искупались!

Ниже в запланированном месте лагеря «Вифлеем Волосачизма» ожидала сателлитная группа велосипедистов во главе с апологетом ПВД на велосипедах Сергеем Волосачом. Но решили все-таки становиться здесь (так было рациональнее, да и место просилось). Смеркалось, а сколько идти еще до «Вифлеема» по этой реке не поддавалось прогнозам. Застрять на ночь глядя между точкой обеда и запланированного лагеря подразумевало величайшие страдания!

Уже в темноте раздался рокот нЕмощного двухтактного двигателя. Из сумерек кромешного дня появился роллер. Мне, ретрограду, объяснили, что это не совсем мотоцикл, а именно какой-то роллер с самый дебильным названием мотто-кросс-кантри (или как-то по-другому Ява-Harley Davitson-mix). На роллере приехал в лагерь Назарчук. Назарчука направляли к Волосачам в «Вифлеем Волосачизма», куда собирались мы и сами. Удивительным образом Глаз в спешке попутал (человеческий фактор), выслал не те координаты, и Назарчук таким образом прибыл в точку обеда. Тем самым в лагере оказался с нами, а не с Волосачами. Что-то напомнило, как вместо Австралии Жак Паганель написал судну «Дункан» прибыть на 37 параллель к Восточному берегу Новой Зеландии. Ошибка у Жюль Верна оказалась судьбоносной.

Волосачи для езды на велосипеде были не очень далеко. От них приезжали, в том числе парламентеры в виде Дмитрия Панина и Паши Петрова (Кирилл).

Место лагеря оказалось удобным. Компания, как это обычно в глазовских походах случается, вела себя непринужденно и фривольно. И, как это в основном в ПВД происходит, раскачивание, похмельные ритуалы и просто бивуак на утро воскресенья растянулись и в этот раз сильно к обеду.

Вдоль насыпи дороги, что здесь проходит, дренажный канал. Ночью был заморозок. Канал этот подернулся хрупким ледком. 

Вышли поздно. Глаза слабина, что не назначает бригадира и дежурных. Двигались дружно и даже эскадрой в пределах видимости друг друга. Без остановок, уверенно.

Приустьевая долина Волки еще больше расширяется за счет своей корытоподобной поймы.

И здесь, что характерно для болотных рек, -  буйство тростников, темные сосиски рогоза и разливы.

Сама пойма затоплена оказалась мало – вода сошла. В поход по Волке для этого года мы пошли поздно. С последней, можно сказать, успели водой.

Во второй день незабываем был ветер. На Бродне он, северо-западный, нас ощутимо проталкивал вперед. Во второй день этого похода – немыслимо, что так второй раз подряд,  двигал нас теперь уже на юго-запад тоже попутный, будучи северо-восточным. Порою упругий и порывистый, он морщил воду. Перед Каменной Слободой проходили харизматичный небольшой хутор Наусть.

Дальше Каменной Слободы идти было можно, мы успевали, но, правда, впритык совсем. Глаз решил, что выбираться будем отсюда. Ошибся. Сниматься хотели с Березины, но совсем забыл я, что в Устье Волки есть еще один Назарчуков  Мост. До него оставалось 8,5 км. Река теперь не  сложна и более прогнозируема. Можно было успеть дойти до него. Но всякое бывает.

Мост здешний сиротливо возвышается, соединяя насыпь дороги среди луговой поймы. Сегодня резвился ветер, для нас хоть и попутный. Спрятались с подветренной стороны насыпи. Насыпь сколько-то от него прикрывала. Развели костер...

Было уютно, на не сильно тёплом мартовском солнышке напились и осклабились. Вербные ветки свисали в пределах досягаемости руками. На них произрастал оригинальный шаровидного вида с причудливыми листьями вечнозеленый паразит Омела. К Омеле нет негативного отношения, присущего для прочих паразитов. Особенно эффективно смотрятся (и теперь смотрелись) ее нежно белые матовые ягоды. Про омелу сложили кучу легенд. Будто под ее ветвями совершают различные обряды не то помолвленные, не то молодожены. Веточки ее принято еще вешать над косяками дверей. Теперь обрядов никаких не совершалось. Под ветками омелы устроили закрепление концовки сплава алкоголики.

Из двадцати двух участников активной байдарочной части собралась группа неблагополучная примерно на две трети. Контингент из любителей крепкой выпивки. Зато все подобрались деятельные. Вели себя не агрессивно и дружно, деловито и сообща выполняли общественные работы. Гастролеров и маргиналов стараемся не держать, ну, и ревунов из Организации постепенно убрали. Теперь мы ожидали машину.

Ислочью и Западной Березиной, Усой Неманской, Неманом не исчерпываются водные походы по Налибокской Пуще. Не популярная доселе река Волка набирает год от года очки, благодаря соцсетям, фотографиям и отчетам. Этот спортивный сезонный маршрут удивительным образом дополняет бонусы близкого к Минску замечательного региона Налибокская Пуща. Недавно я даже и не предполагал, что здесь можно еще для себя найти что-то новое, такое аутентичное, трансцендентное и незабываемое!

 

Погода выдалась классическая межсезонная для четвертой декады марта. До этого была значительно теплее. К концу недели и к датам намеченного нами похода ощутимо похолодало. Довольно ветреная была она и гнетуще пасмурная. Я и по такой скучаю. Её депрессивные стареющие обыватели называют скорлупой. Когда еще случаются и осадки соцы начинают канючить.

Но во второй день облачность стала разрываться. Какой эффективный мы наблюдали закат!

Фотографы особенно в первый более сложный день не подвели и сняли неплохой материал. Во второй, штатные оказались выбиты по разным причинам из колеи и покинули состав. По крупицам мы собрали материал и на второй день от любителей.

Волка – не рабочая проторенная речка. Это «ананасы». Для любителей весеннего паводка ( у нас был не паводок), болот, лесных малых речек и отстранения от населёнки – следующей весной вам сюда!

Just do it или мой первый велопоход.
Пасхальная велопокатушка
  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением