83 «Не мытьем так катаньем» 12.07-15.08.2019

IMG_0527

83-ий поход. Резюме

Для меня, участника этого похода, проводившегося в сроки 13июля-15 августа 2019г, последний оказался в принципе самым тяжелым, в которых вообще на сегодняшний день доводилось быть. А также вошел он в пятерку самых продолжительных из тех, что до этого я участвовал. Поход альпинистского-туристического формата высотного типа. На высоте около 6000м и выше проведено нами было в сумме около трети времени.

Группа наша составляла 7 человек. Гендерный баланс 1:6.

Финансово поход этот затратный. Бюджет поднимаемый не для всех.

Подготовка группы специально не проводилась. Изначально поход планировался как индивидуальный зачет. Требования и запросы участников не совпадали. Для большинства задачи ограничивались восхождением с юга по маршруту Погребецкого 5А на вершину Хан-Тенгри  6995м (7010м). Для руководителя Полянского Максима и Николая Свиридова это ставилось в планы, как этап акклиматизации перед вершиной Пика Победы 7439м по маршруту Медзмариашвилли 5Б (автор его в свое время погиб на спуске). Этот грозный семитысячник по праву считается таковым и почти ежегодно собирает очередные свои жертвы. Причем остались на нем навсегда многие заслуженные альпинисты, тренера и мастера спорта.

Логистическая схема более удобной оказалась, если добираться через Алма-Аты. Есть еще вариант ехать через Бишкек. Он, как менее выгодный, был отвергнут.

Что присуще для Magadan.by, все пошло не так с первого дня. На сей раз это был не теракт с канатной дорогой, не наводнение, не исчезновение участника из самолета и не национальный конфликт. Наш приезд совпал с событиями, связанные с убийством заместителя начальника лагеря Ат Джайлоо и работника местным гидом 28 летним Сергеем. Из Ат Джайлоо нам предстояло идти трекинговую часть. Район оцепили, доступ туристам туда прекратили. Искали убийцу даже с тепловизорами, но так и не нашли. По предположениям он скрылся в Казахстане. Пришлось менять сценарий на обратный. Вперед полетели на вертолете.

Суров оказался Тянь-Шань по сравнению с некоторыми другими летними регионами, где мне доводилось быть. Первые две трети похода ходили скорее «в окна». Сыпало, мело и дуло большую часть времени. День или ночь начиналась, если и с хорошей или сносной погоды, всё завершалось непременно какими-то потрясениями. Контрасты между жарой с раскисанием снега на леднике, подлипом, обгоранием на солнце и холодом с морозом здесь очень резкие.

Технические требования к индивидуальной технике на пути восхождения на Хан Тенгри не высоки. Недостатки  эти на маршруте с юга (имхо) можно компенсировать за счет физических качеств. Маршрут пропериллен. Вылазить технически сложные ключи не требуется. Более трудные участки можно выжумарить. Хватить должно именно сил и дыхания.

Объективно самая опасная часть маршрута восхождения с юга - проход (особенно по пути на подъем) через «бутылку» (она же «мышеловка»). Это узкая часть ледника, зажатая между крутыми склонами Пика Чапаева и Хан-Тенгри. С этих склонов, особенно при освещении солнцем, летят камни, срываются лавины и ледовые сераки. Все падает в «бутылку», где регулярно гибнут люди. Рекомендовано прохождение с двух часов ночи до шести часов утра. Набор высоты 1100 метров (с 4200 до 5300) долгий и трудоемкий особенно если это первый акклиматизационный выход. Трое из нашей  группы  (и я в том числе) при первом подъеме, не дотянув до выхода из горлышка бутылки, оказались не в то время не в том месте, в опасном положении под Дамокловым Мечом обвалов с признаками гипогликемии. Гипогликемия (патологическое состояние) не пересиливается волей.

Кульминация маршрута начинается с высоты 6100. Оттуда до вершины идет сплошная нитка перил. После акклиматизации я доходил до 6700 метров (крутой каменистый кулуар перед выходом на снежно-ледовый нож), когда понял, что на этой попытке оставшихся 300 метров не вытягиваю. После дополнительной акклиматизации и отдыха 7 августа, выйдя в 1.14, в 12.50 я был на вершине Хан-Тенгри! Аркадий Иосько спустя 1 час 10 минут.

Хан-Тенгри некоторыми альпинистами использовался как гора для тренировки перед восхождением на Эверест через Южное Седло. Ибо между маршрутами есть некоторое сходство. Кулуарный подъем, выход на седло и километровый конус с перилами провешенными по ребру.

Художественная привлекательность маршрута высока. Смею предположить, что с юга ходить интереснее, нежели второй классический маршрут с севера. Пресловутая хоть и гадкая «бутылка» необычайно красива. Скалы ребра горы прочные, мраморные, не разрушенные. Мрамор этот на закатах отражает свет заходящего солнца. Создается ощущение, что эта зловещая гора обливается кровью…

На вершину Хан-Тенгри поднялись шестеро из нашей группы в разное время. Результат неплохой. Кроме того Максим Полянский с Николаем Свиридовым совершили спустя несколько дней восхождение на вершину Пика Победы (!!!). Резюмировать их восхождение мне весьма сложно. В любом случае это был колоссальный труд и весьма серьезный успех. Более того, «на хвосте» они протащили несколько восходителей. Часть наших восхождений, а они проходили в разное время, зафиксированы фотографически.

Материально-техническая база повреждена в группе минимально. Сломались несколько очков и фонариков. Что-то утеряно по мелочам. Повреждения для здоровья минимальны и обратимы. Для меня за время похода - огромная потеря веса более 13 кг.

Раскладка…  Для такого похода признана удовлетворительной. Продукты собирали индивидуально, по дням, но гомологичные и подогнанные под общий знаменатель. За подобный походный срок приестся может любая раскладка. При моем отвращении к кашкам и многим сладостям их научился просто поглощать.

Алкоголизация группы была в походе 83 не была высока. Имела место в базовом лагере, на этапах дороги и больше это касалось Глаза.

Социальная обстановка в базовом лагере благоприятная. На эти вершины ходят мотивированные люди. Встречаются в подавляющем большинстве профессионалы с хорошим снаряжением и очень дорогой одеждой, палатками и аксессуарами. Гопники не встречаются. На удивление много мусульман. Турки, иранцы. Ходят дружно. Богослужений я не видел. Когда лепят в лагере свои палатки рядом, ощущаешь себя в центре восточного базара. Но рано еще до захода солнца затихают. Маршруты коммерцизованны в приемлемой степени. Нам не пакетным участникам (пользовались услугами только вертолета) было комфортно. Зачастую не пренебрегали мы благами базового лагеря и за сносную цену добывали дополнительные съестные припасы. Коньяк, газированные воды, овощи. 

29 июля Глаз на гребне между Хан Тенгри и Пиком Чапаева, не доходя пару минут до палаток лагеря на высоте 5900 при плохой видимости шел в направлении на вешку и обрушил в северную сторону многотонный карниз. Но и Глаз и следом шедшая Маша остались волею судьбы на гребне.

Как всегда, белорусы зарекомендовали себя хорошо. При первом акклиматизационном выходе принимали участие в спасении чеха Яна, получившего ожоги сетчатки и перенесшего холодную ночевку в районе высоты 6000 (тот же самый гребень). Свели его часть пути и согрели во втором лагере на 5800.

Помогали спустить с вершины также изнеможенную гражданку Ирана. Сопровождали с высоты 6800 до 6400.

Этот год не обошелся без жертв на Пике Победы. Погибли трое спортсменов. Нам знаком гид Сергей Войличенко. Он сначала взошел на Хан-Тенгри, где для акклиматизации переночевал на вершине. Это было его не только акклиматизационной, но и моральной подготовкой к Пику Победы. Взошел он и на Пик Победы. На спуске же сорвался в районе высоты 6400 и, пролетев несколько сотен метров, разбился. Нам он запомнился, что ходит без кошек (не исключено, что это одна из причин срыва со склона) и много раз пересекался с нами на маршруте. Он располагал к разговору. Погиб 12 августа. В тот день закончилась наша активная часть похода.      

Трекинг обратно около 70 км по леднику Южный Иныльчек вниз в конце похода оказался трудоемким и утомительным. Особенно путь по однообразной неровной морене. Подстегивало время, но мы справились. «Апофеоз Прокопенко» – форсирование довольно широкой и мутной реки с бурным после обеда течением уже почти перед Ат Джайлоо. Прокопенко бесстрашно показал оптимальный проход среди мчащейся коричневой воды. В пойме реки Инылчек наблюдали пыльную бурю.

Поскольку наша экспедиция была построена по типу индивидуального зачета, отношения в группе строить было не сложно. Старались друг друга слушать и где-то идти на компромиссы. Естественно, за месяц экспедиционного похода сопряженного с тяжелой работой и высотой сказывалась усталость от этого путешествия. Под конец изрядно сделались изношенными.

Багаж полученного опыта и впечатлений еще предстоит переварить и осмыслить. В любом случае никто ни о чем не жалеет. Все кто чего хотел, получил, а на что претендовал, заслужил. Время и деньги потрачены не зря. Планируется один художественно-обозревательный отчет с фотоматериалом. Наряду со сборами Смирнова в Фанских горах для Магадана 83-ий поход несомненный успех и рывок вперед! Лето к 10 летию поездки в Магадан выдалось очень урожайным.

А еще Игорем Пузо и Александром Озеринским в наше отсутствие проведен массовый сплав в составе 26 человек по ни кому не знакомой в подобных сплавах реке Вихра. Это оказалась бодрая живописная речка с чистейшей абсолютно прозрачной водой! Написан художественно-обозревательный рассказ. Только фотоматериал, как зачастую у нас бывает, опять запарафинили.

В высоких горах не был я с 2013 года. Идея пойти на Тянь-Шань возникла еще осенью. На Хан-Тенгри группа от Magadan.by пыталась подняться с севера в 2016 году. У четверых не хватило времени как следует даже познакомится с горой. Поднялся тогда с севера путем невероятных усилий лишь Николай Свиридов. У руководителя Максима Полянского и Николая Свиридова с 2016 года аппетиты выросли до восхождения на Пик Победы.

Апогей лета я вообще не выношу. А наше белорусское лето ненавижу органически, и от жары начинаю звереть. Но в этом году оно помучило нас немного лишь  вначале. Теперь в разгар его было комфортно и сравнительно прохладно. Прошли мимоходом и гнусные сборы.

12 июля День первый

Поход начинается с момента, когда переступаешь порог квартиры. Для нас он начался 12 июля. Наш самолет в Алма-Аты вылетал в 20.30. Договорились встретиться заранее в аэропорту, чтобы успеть перепаковать рюкзаки, сформировать доп.багаж и прочее.

Не доработав до конца последний рабочий день, - домой. Оттуда в аэропорт. Все бегом. В аэропорт привез меня Александр Носов.  Естественно, прибыл Глаз в состоянии алкогольного опьянения (по другому на вокзалах и аэропортах не бывает и быть не может). Подробности восстановлены после опроса респондентов и прочтения записанных тезисов.

Вещей у нас было много. И возили их на прикольных тележках. Только один запас еды на 30 дней у каждого весил около 17килограммов. Паковали и перепаковывали рюкзаки. Они должны были весить не более 23 килограммов. По итогу получилось кроме них 3 огромных баула с дополнительным багажом. Когда стояли в очереди на регистрацию, откуда ни возьмись, появились Миша Миндибеков, Миша Ухват и Игорь-Капризка. Все в модных летних рубашках. Естественно, провожать прибыли с алкогольными напитками, предварительно циничным образом замаскированными под безобидную продукцию. Глаз тут же удалился с ними на белые металлические стульчики: «Присядем на дорожку».

- А это, Маша, Саша Кручёнок! Он очень здоровый! - познакомил Глаз.

- На себя посмотри! - обрадовался Саша.

Был в светлых штанишках и рубашке не то розового цвета, или кораллового, а может, цвета блевотины.

Кроме нас в этот день улетала в Фанские Горы группа Александра Смирнова.  На несколько часов позже. Саша летел с ними.

Мне сообщили (Маша), что в аэропорту я договорился с каким-то усатым дядечкой пойти на Гестолу.

- И что мне сказал усатый дядечка? – спохватился Глаз.

Сказал:  «Гестола- хитрая гора!..».

«Усатый дядечка» описанием соответствовал  Анатолию Михайловичу Шелковичу. Николай Свиридов это подтветдил.

За разговорами, проводами время прошло быстро. И уже нужно было идти в зону вылета. Горные ботинки не просвечивались «рамкой». Глазу выдали бахилы и попросили разуться. На выходе Глаз надел ботинки прямо на бахилы. Тем временем Витя уже выяснил, что в дьюти-фри алкоголь пассажирам нашего рейса не продают. Но через некоторое время одногруппники обнаружили Глаза и Дмитрия Прокопенко за столиком с бутылкой водки и колой. Они были в теплых куртках, касках. И с ними какой-то неизвестный человек, но который знает их, а они его (до сих пор не идентифицирован). Возможно, случай аналогичный, как в ресторане «Плакучая Ива» из Бриллиантовой Руки. «Будете у нас на Колыме, милости просим».

Наши места были у запасного выхода. Как выяснилось, это очень хорошие места. Здесь больше пространства между рядами кресел. Самолет Боинг 737 какое-то время ехал, поворачивал на рулежке. Наконец, выехав на взлетную полосу, стал набирать скорость. И вдруг оторвался от земли. Салон наклонился. А земля стала быстро-быстро отдаляться, все становилось маленьким. Скоро стемнело. За окном шумели двигатели, турбореактивные. Прикольно качало на воздушных ямах. Иногда можно было увидеть огни городов. С высоты полета они выглядели маленькой горсткой бисера, рассыпанного на чёрном полотне. Постепенно одолевала дремота.

13 июля День второй

В аэропорту заполняли миграционную карту. К Глазу подошла неизвестная женщина.

- Скажите, откуда прилетел этот самолет?

- Будем крепиться.

- А как пройти в «зону Н»?

- У нас Максим Перепелица за это ответственный.

Я и правда не очень тогда въезжал, что у меня спрашивают. Багаж нашли не сразу, но нашли.

Алма-Аты…  Удивительно, что не жарко! Или потому что еще раннее утро. На стоянке снаружи здания аэропорта ожидали  что-то около часа. Приехал бус – бедый мерседес Спринтер на 17 мест, два водителя. Одному 80 лет со вставными зубами. Другой, моложе на поколение, но тоже со вставными зубами. МолдИр (это женщина в районе 35). Трансфер-менеджер, короче. С собой они привезли Аркадия. Аркадий улетел на день раньше. Еще в поход должен был идти восьмой участник – Антон Мощный. Но он еще весной покинул состав.

Дорога до Каракола прошла легко. Пьяный Глаз преспокойно себе спал на задних сидениях. Виктор Калина в синей матовой панаме и рубашке с длинным рукавом тоже синей и вовсе лежал в проходе. Выходили где-то завтракать. Еще, говорят наши, ходили они на рынок за овощами. Слава Богу, на азиатский рынок я не ходил.

Ехали по асфальту через бесконечную казахстанскую степь. Вдали виднелись возвышения хребта (наверное, Кенгей-Алатау). Я обожаю эти дороги Азии. Самобытные деревни. Множество праздно шатающегося скота. Обилие добитой, но еще рабочей советской техники. Особенно много было вдоль дорог пасек. Передвижных пасек, - улья на прицепах.

Дорога потом стала гравийной и пыльной. Пыль проникала и в салон. Поехали тише. Стало трясти. Дальше была граница Казахстана и Киргизии. Трафик по этой дороге небольшой. И с Казахской и с Киргизской стороны работники КПП не спешат. Вещи досматривали довольно скрупулезно. Отдельные рюкзаки пришлось даже раскрыть. Водили собаку-наркомана.

Потом был КПП погранзаставы. Пропуск у нас коллективный (привезла МолдИр). Сличали.

- Маша, попроси у солдата из карабина пострелять.

- Как так я попрошу!?

- Попроси подержать хотя бы. Сфотографироваться.

- Не могу я. Он не отдаст.

- Ты скажи, чтобы магазин отстегнул, если не доверяет.

В Каркару съехать нужно от Каракола 20км в сторону.  Это ветренное  неуютное место. Глиняные дома и пасущийся скот.  Строения «Аксай-тревела», два ряда цилиндрических палаток. Чуть поодаль вертолет Ми 8 с грузно свисающими лопастями. Возле лагеря река. За ней сразу граница с Казахстаном. На той стороне на зеленых буграх тоже есть подобный лагерь, казахский. Там, кажется, вертолета нет, но его арендуют в Аксай-тревел. Аксай-тревел тоже арендовали раньше вертолет. Теперь его или купили прямо перед нашим приездом или во время нашего приезда. 

Работники здесь в Каркаре сезонные. Как правило, молодые люди. Национального вида. Тут мы оставили заброску, которая должна была отправиться без нас на вертолете. В базовый лагерь Южный Инылчек мы собирались идти пешком по одноименному леднику километров примерно 70.

Расплатились за вертолетную заброску, развернулись и поехали в Каракол (при СССР Пржевальск). В Караколе уютно. Приветливо и не нАсрано. Азиатский с преимущественно частным типом застройки город. Огромные свечеподобные тополя с гладкой и светлой немного крапчатой корой. Присущие подобным южным городам акведуки на улицах. Пасмурно. Не жарко.

Приехали мы в офис транспортной компании, что занимается забросками на маршруты. Дальше нам требовалось ехать до Ат Джайлоо. Это 5-8 часов на полноприводной вахтовке по плохой горной дороге. А дальше, как я уже и писал километров 70 по леднику. Пешком естественно.

Куда бы наша Секта ни собралась, где ничего чрезвычайного до этого не происходило, случится что-нибудь экстраординарное обязательно. Выйдет или пожарная часть сгорела или градобойную машину градом побило. Будь то стихийные бедствия, теракты, несчастные случаи или национальные конфликты. Пошли в Карелию на лыжах, так мороз аномальный. Поехали в Магадан – наводнение. На Эльбрус – канатную дорогу взорвали. На Алтай к озеру Маашей – сошло озеро Маашей. На Памир через Бишкек и Ош – беспорядки в Бишкеке и Оше. 

Не обошлось без сюрпризов и на этот раз. В лагере Ат Джайлоо 28 летний работник Серей (фамилия, кстати, Смирнов) застрелил заместителя начальника лагеря и работника. Ранил ножом туриста и взял в заложники женщину работницу лагеря, но ее потом отпустил.

Убийство произошло 4 июля. Ищут его уже девять дней. Безрезультатно. Он еще и вооружен карабином «Вепрь». Район оцепили и никого туда не пускают. Искали (или собираются искать) даже с тепловизорами. Куда делся Сергей не известно. Район этот знает он хорошо. Быстрее всего ушел в Казахстан.

Думаем

Так или иначе, нам в офисе объяснили, что завезти до Ат Джайлоо нас могут как и договаривались. Деньги за работу мы заплатим, но скорее всего нас дальше не пустят. Территория оцеплена. В общем «нам решать».

Как и предполагали, Вахтовка оказалась ГАЗом 66

Как и предполагали, Вахтовка оказалась ГАЗом 66. Лысый маленький водитель лет около сорока к себе располагал. Договорились, что приедет за нами он завтра в 5 утра или нет, даже в 4.30. А в темноте (то есть сегодня) по таким дорогам ездить не нужно.

Пошли посоветоваться с Игорем Ханиным – руководитель одной из местных конкурирующих турфирм, заодно и поесть. Шли недалеко. Подворье. ГАЗ 66 канареечного цвета, ласковые два спаниеля. Игорь Ханин пузатый мужик лет 55. Усы заплетены в косички.

Поддатый Глаз не сильно вникал, что он там рассказывает. Играл со спаниелем.

Сводился разговор к тому, что смысла искать Сергея долго нет. Что он или правда ушел в Казахстан или его кто-то спрятал.  Игорь Ханин сказал, что у него появился какой-то очень хороший новый самогон, который нужно обязательно попробовать.

- У нас Глаз только может попробовать.

- Могу, если «домой» меня поведете. «Домой» это в офис. Нам разрешили переночевать во внутреннем дворе. Хочешь в палатках, хочешь на помосте веранды.

Самогон был действительно хороший. Потом сытно ужинали в кафе. Глаз добавил и там. 

Приятный прохладный вечер. Вести в прямом смысле слова «домой» Весельчака-Глаза не пришлось, но эскортировали. Шли прямо по центру дороги без машин между гигантских тополей. Чтобы попасть во внутренний двор, нужно было преодолеть бетонный забор. Его перелазить не пришлось. Маша нашла проход возле туалета.

14 июля День третий

Как вчера и договаривались, маленький лысый водитель лет сорока  приехал в 4.30. Из его телефона звучал вальс из фильма «Мой ласковый и нежный зверь».

Теперь оказалось, что в Ат Джайлоо мы уже не едем, а полетим вперед на вертолете. Пока Глаз спал, группа ходила вчера снова таки к Игорю Ханину. Там опять пили самогон. За этим занятием и решили, что, пожалуй, нас дальше в долину Инылчека не пустят. Если Сергея до сих пор не поймали, то неизвестно, когда поймают и поймают ли вообще.

На таком же самом белом бусе поехали в Каркару. День был точно такой же, как и вчерашний. Солнечный, ветреный, но не жаркий.

Замечательная веранда

Лагерь Ак-сай Тревел «Каркара» огорожен сеткой от пасущихся животных. Минимум хозяйственных построек. Два ряда цилиндрических кислотно-желтых стационарных палаток. Это для коммерсов. Их еще называют пакетниками. Пакетники источник доходов. Среди не восходителей, а именно горных туристов к ним, коммерсам, относятся с легким скепсисом. В палатках этих ставится деревянный поддон. Укладываются тюфяки. Ребра из капитальных металлических трубок. Так что они не то что ветроустойчивы, почти незыблимы.

В Каркаре

- Витя, знаешь, как круглые цилиндричекие домики-бочки на северах называются?

- Ну, и как!?

- Такой домик называется балОк.

Витя очень обиделся:

- Сам ты, Леша, балОк! Ничего они так не называются! В первый раз такое слышу.

Цветы жарки

Здесь где не пасется скот обилие экзотических цветов. Ярко-синие колокольчики Живокости. Оранжевые Жарки. Мохнатые с виду невзрачные Эдельвейсы. И травостой не вытоптан. В травостое тропинки к вертолету.

Чуть поодаль стоял старый советский лобастый МАЗ-топливозаправщик и вертолет МИ 8 с грузно свесившимися лопастями.

- Передним винтом вертолет поднимается и удерживается на высоте, задним отталкивается и движется вперед, - гривуозно подшучивал и провоцировал подвыпивший Глаз.

Темнеет здесь быстро. Зажглись фонари лагеря. Глаз, Маша и Дмитрий Прокопенко гуляли возле лагеря по дороге. Остальные пошли в столовую смотреть по телевизору какой-то теннис.

Нам пообещали, что день примерно на третий мы можем улететь. Но завтра вертолета точно не будет. Вертолетом или всей компанией Аксай-Тревэл занимается Елена Калашникова. Через нее вертолет и работает. Начальник лагеря Дмитрий Греков. Второй, кажется, подчиняется первой.

Назавтра, чтобы здесь не прозябать решили сходить погулять по ближайшим окрестностям.

15 июля день четвертый

Мимо палатки часто проходили хипстеры разных национальностей. Много и китайцев. Хипстеры довольно бесцеремонно задевали и спотыкались о растяжку палатки. Иностранцы, особенно туристы, кажутся со стороны немного дебильноватыми.

Зафыркал и завелся вертолет. Поднялся немного над посадочной площадкой, завис на какое-то время, наклонившись носом вниз, и вдруг  - быстро-быстро поднялся и улетел на юго-восток, все уменьшаясь в размерах!

На небе ни облачка. Позавтракали оперативно, собрались быстро. Из окрестностей глаз цеплялся за возвышение ближайшего хребта  Гора Каркара 3150м на карте. Мы находились на высоте 2150м.

На заднем плане кадра вершина Каркара

Туда вела плоская пологая и широкая долина в виде зеленого пастбища. По долине хаотично разбросаны вострые ели. На юг выше видимость ограничивалась широким перевалом. А восточнее по борту долины и выше зелень переходила в осыпь. Возле высоты 3150м осыпь выглядела сравнительно круто. Николай Свиридов шел впереди и даже пообещал подъем по склону приблизительно 1Б.

Мы прошли несколько юрт, мимо пасущихся лошадей и коров. Возле юрт бегали большие собаки. Так шли целый час. Лагерь отдалялся. Цилиндрики палаток уменьшались. Ели остались ниже.

По травянистым склонам мы вышли на осыпной склон, похожий на 1Б. Поднимались не плотной группой. Темпы движения были разные. Глаз с Витенькой замыкали растянувшуюся цепочку. Камень сверху летел в Виктора Калину. Калина увернулся.

- Вот пидарасы!

По осыпному склону вышли на гребень и на вершину Каркара.

Каменистая осыпь (среднеблочная) Николая Свиридова

Альтиметр показывал 3200м. На противоположную нашей сторону отвесные скальные сбросы. На вершине большой тур.

На вершине Каркара 3150м

Вокруг открылся широкий обзор на соседние хребты. Уже те которые соседние на юго-восток выглядели значительно выше и даже с отдельными снежниками в складках и морщинах. Там в мутной дымке светило солнце. Над нашей долиной выше нас метров на 500 сгустилась дождевая мгла. Она медленно но уверенно на нас наползала.

Гребень был представлен крупноблочной осыпью. По ней и спускались. На гребне жандарм. Назвали в честь Витеньки Жандарм Витеньки. И тут задул свежий духовитый ветер и вдарил град.

На заднем плане вершина, перед ней Жандарм Витеньки

Это был не то что град в виде пенопласта, а бронебойный. Горошины размерами были с ягоду клюкву. Наша инфантерия пыталась укрыться за камни. Град наносил чувствительные удары даже через одежду, гранулы отскакивали от панамы и особенно болезненно доставалось по кистям рук.

- Ой! Блять!-Ой! Блять!-Ой! Блять! – Глаз эатировал фальцетом и пытался спрятаться за большим камнем, но полностью не умещался, - Вот сука

Град закончился столь же неожиданно, как и начался. Спускались мы на другую сторону по травянистым пастбищам. Почему-то вспомнилось как по таким длинным пастбищам мы шли мимо Эльбруса от перевала Бурунташ к урочищу Джиилсу – это на север от Эльбруса.

Спустились к реке. Кажется вдоль нее шла тропа. Мы попробовали идти по ней. Путь преградили прижимы. Стали подниматься в обход прижима. Сделалось небезопасно. Очевидно, что реку нужно переходить вброд. Индивидуальная техника передвижения по склонам  худшая у Глаза. К тому же обут был в легкие кроссовки. Спуск с прижима вызвал затруднения дюже! Аркадий по товарищески под ногу подставлял штык своих палок. Помогли спуститься по сланцевой осыпи ненормативная лексика и стебли шиповника.

Действительно, тропинка упирается в реку. Вода какая-то уж больно теплая. Реку перешли по колено. В это время появился на лошади дедушка. Загорелый, беззубый, косой с глубоко врезанными морщинами. Вида карикатурного. Не бельмеса по-русски не понимал. Чего-то хотел настойчиво. Показали пропуск. Он хотел взять его в руки, Аркадий не дал.

- Витя, чего он хочет?

- Леша! Ну, чего он может хотеть? Денег он хочет.

Денег не дали.

Везде, где есть туристы, местные жители хотят денег. И особенно, где много коммерческих групп.

Дедушка перевез Машу на лошади и ей не пришлось мочить обувь.

Выбравшись в соседнюю долину, после того как мы перевалили через отрог, мы оказались от лагеря далеко и возвращались довольно долго. Мимо границы Казахстана и Киргизии.

Разминочная часть была признана удовлетворительной. Все-таки набрали и сбросили 1000 метров высоты. Я, Глаз, ходил в кроссовках. Не та эта обувь с непривычки прыгать по камням! Пальцы на ногах болели.

Потом обедали, спали.

Вечером прилетел другой вертолет. Он не сильно отличался от того, что летал до этого. Только визуально выглядел новее и этот был синий с белым. Марка Ми-17.

- Там, Витенька, у вертолета этого сзади раздвижной люк, а у грузовых версий должна быть аппарель.

- Сам ты Глаз аппарель, нет ничего такого, выдумал ты! – рассердился Витенька, - не знаю я никакой аппарели!

- Ну, как, это такая своеобразная подъемная платформа…

  

 

   

 

 

 

 

   

 

 

Дневник похода Тянь-Шань 2019, июль-август. Часть ...
Встречаем осень на великах
  1. Комментарии (1)

  2. Добавить свои

Комментарии (1)

This comment was minimized by the moderator on the site

https://www.i-prosys.com//images/cheap-packages-hosting-96376.jpg

Guest
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением