82:   Slovechna1       15-17 июня 2019

IMG_20190617_18442_20190630-204824_1

Поход  82 «Slovechna-1» проводился, согласно заявленному, в даты 15-17 июня. На Словечну пошли внепланово, поскольку Полесье удивительным образом в это время утопало в воде. Река числилась в листе ожидания.

82 поход планировался изначально по маршруту Черница-Лучоса. Агенты на местах доложились, что «воды на Витебщине нет совсем». Напротив правобережные притоки Припяти взбухли. Начала дохнуть от отравленных стоков с поймы (+35) рыба. Раз есть вода, пришлось ловить момент (на весну и так много запланировано прочих иных сезонных маршрутов).

Маршрут по Словечне, этому одному из самых дальних от Минска уголков Полесья, не популярен. Да, и в июне пока никем не практиковался… Объезд украинской территории, заболоченная верхняя часть маршрута со своим рассыпным типом русла и, конечно же, загрязненность территории радионуклидами, естественно, распугали предварительный состав (более 30 участников). Осталось нас по итогу 15. Моя любимая численность.

Логистическая схема организованная Глазом получилась удачная. Транспортные средства поставили в райцентре Лельчицы у агента Секты (по всей республике теперь уже есть в том или ином месте подобный агент). Гонять пустой бус по найму на такие дальние расстояния не рентабельно.

День 1    15июня

15 июня ровно в 01.00  Глаза в светлых штанишках забрали с кольцевой автодороги против улицы Мирошниченко. Ехали на белый Мерседесе Саши Дармеля. Саша чрезвычайно бережно относится к машине. Совсем новая.

Группа, должная выезжать с перекрестка Одинцова-Лобанка (бус Озеринского), искала и ждала Пузочеса. Пузочес сперва объявился, но потерял новигатор и помчался домой. Так его он и не нашел. Звонил Озеринский, нервничал. Весельчак-Глаз советовал по телефону, чтобы подождал ещё 15 минут.

Ночью на заправке между Слуцком и Солигорском группа белого Мерседеса ждала остальных и пила энергетические напитки Burn. В сравнении с дневной изнуряющей жарой, сейчас было свежо и приятно. А учитывая ночное время, совершенно не многолюдно. Рядом огромное поле поднимающейся кукурузы.

Дождались. К оконному стеклу Вольвы прислонялось сплюснутое спящее лицо Пузочеса. После посещения туалета двинулись дружной колонной. Вольво впереди. Паша Глазков был Логистический инспектор. Он и тянул прицеп с пластмассовыми лодками. Все это как обычно тщательно увязано стропами.

Подборка музыки у Дармеля приятная. Ехали. Шуршал асфальт. Ближе к рассвету пассажиры Мерседеса стали засыпать. Лишь Дима Демешко оказался активным собеседником. Всю ночь он специально развлекал разговорами Сашу, дабы тот не уснул за рулём

Рассвело. За окном мелькали яркие летние пейзажи. Видели журавля! Серого с хохолком! Видели белку, собиралась перебежать дорогу. Но испугалась и шустро забралась на дерево.

 

Утро штильное. На небе ни облачка. Оно с восходом солнца стало мутнеть, - верный признак жаркого дня. Ржаное поле. Покрытое слегка росой, в лучах восходящего солнца казалось, что подернуто перламутром.

Проехали Лельчицы и не нашли Батюшку. Паша ругался. За Батюшкой выслали Мерседес. Духовное Лицо нашли у местного бара в ста пятидесяти метрах от трассы, что мы только что проезжали. Говорит, вышел из бара последним и уже успел поспать в придорожном поле.

Шлагбаум, пограничники. Беседовал Паша. Но потребовали Руководителя. Руководитель был еще пьяный или уже опять пьяный. Частично проверили паспорта. Оставили номера и просили докладываться им о движении. Глаз докладываться наобещал, но никому звонить не стал. Это не из вредности, забыл…

Стапель. Не смотря на раннее утро, жара не заставила себя ждать. До реки идти кустами и грязкими лужами. Метров под триста. Носили вещи.

Когда заняты руки, раздолье оводам. Ребята-водители уехали ставить машины.

Группа дожидалась на берегу реки. Жарко, солнечно. Пили, собирали вещи. Потом кучно устроились на стареньком мостикее под кустом ольхи, здесь была тень. Пили, Пузочес пел песни. Лабиринт, Закат. Артем Бурков ответственно надул лодку Озеринского. Это был каяк «Варвар-гигант». Прибежал со стороны деревни Шуты очень харизматичный и приветливый пес. Не то чтобы попрошайка, просто общительная собака. Упал на бок и как будто сдох. Жарко. Пес провожал и пребывал с нами, пока мы, наконец, не отчалили. Прятался в тень от борта байдарки.

Воды вроде как должно быть много. Но ее оказалось не так и много. Со слов местного за неделю сильно упала, на полметра примерно. Глинистая, коричневая…

Вернулись водители. Оказалось, Саша Дармель по дороге в Лельчицы уснул за рулём и съехал в кювет. Но благо, этим все и обошлось. Без повреждений.

На воде мы наконец все. Вышли около 12.00. Река относительно узкая, мелкая. Вода мутная, темная. Поначалу река узко петляла средь камышей. Русло было четкое и сперва вполне хватало для маневра габаритов.

Как и предписывалось, Словечна стала сужаться, теряться в зарослях да все больше мельчать. Вода становилась все более грязной, со взвесью. Появлялся болотный запах. Встречалась дохлая рыба, плавающая пузом кверху. Это как партер в говне, бельэтаж в говне, а тут появляюсь я в ослепительно белом фраке. Среди мутной, грязной с говнообразным осадком воды, - белоснежные лилии, самого нежнейшего свойства.

Камыш становился все выше, сочнее, гуще, непролазнее. Заросли его смыкались над головой. И скоро мы уже отталкивались веслами не от воды, а от этого самого камыша. А позже и вовсе шли по колено в болотной жиже и тащили байдарки за собой. Тростник выше человеческого роста. Пиявки. Жара. Кусающиеся оводни и пр.  Болтный запах. Грязи, вонючие и целбные. Даже пописять негде. Но мальчишки писяли…

Пытались просто напрямик байдаркой пробить дорогу к воде. Безуспешно. Озеринский топором прорубал проход сквозь кустарник. Глаз периодически находил коридорчики, где можно пройти. Ходить в разведку почти невозможно. Погружаешься в воду и ил, а травостой выше роста. Это было прикольно, но на жаре довольно утомительно. Плюс ко всему прочему были и поддатые. Летом на байдарках ходить не легче чем в межсезонье.

Временно вменяемое русло снова появилось. Неширокая река преподносила то и дело сюрпризы. Буйствующая флора местами перекрывает русло. Проходишь себе сужение с разгона. Кусты вербья, тростник, рогоз, аир, ежеголовник, - все это удивительным образом чередуется с песчаными пляжами и импозантными островами.

Кубышки, лилии изобилуют. Бывают затхлые протоки с коричневой стоячей водой. Заденешь на жаре повсеместную здесь мяту:  резко приторный запах её на жаре шибает, как нигде. Едешь-едешь, и вдруг присутствуют участки бодрого течения.

Попробовал я идти по пояс в воде, словно по тропке в узкой траншееподобной протоке. Лодочку тянул за собой. Могучий пятиметровый тростник смыкался над головой. Почему-то подумалось, что как в Камбодже. Если по глубине воды хватает, то июнь это экспансия растений.

Держат. Многократно река «заканчивалась» и многократно находили какие-то протоки, проезды, проходы. Оказались между левым коренным берегом и обширным лугом. Там я вспугнул косулю. Вдоль коренного берега и идентифицировали реку. Тут был участок в виде слабо различимого канала.

До приличного русла реки добрались лишь к вечеру. Умудрились даже не растеряться. Дальше можно было хоть ехать на лодках , а не тащить их. Грязные были мы, ободранные.

Камыш стал ниже. Вдали высились деревья. Но твердого берега не видать. Русло бежало в заливном лугу. Их, заливные луга, большинство терпеть не могут. Меня же умиротворяет это однообразное разнообразие.  

Еще не в сумерках, но дело близилось сильно к закату, причалили к левому берегу. Низкий, грязноватый. Высокая трава. Но метрах в 50 лес. Вода в реке коричневая, глинистая. Вымыться здесь не получалось. В лесу и стали лагерем. По соседству с низким заливным лугом Словечны удивительно сухой песчаник. Есть следы пребывания людей, но мусора почти нет. Место плоское. Дров в достатке. Не взяли решетку для гриля. От жары испортилось мясо, взятое с собой. Назначенные дежурные как смогли (на палочках) пожарили что осталось пригодное для еды. Теперь отаковали комары, и дико все чесалось. Глаз разодрал травостоем голени. Ошибся и поехал в шортах. Разумеется, ни в каких шортах по болотным рекам ездить не стоит.

Экипаж Пузочеса и А.Кадуцкого в лагерь не пришли.

Не помню, какую цифру показывал дозиметр. Но что-то в районе 20 микрорентген в час. При изменении местоположения число менялось.

День 2      16 июня

Из палаток выгнала жара. Был сегодня легкий ветерок непонятно откуда дующий, но дышалось теперь легче вчерашнего. Собрались относительно быстро. Прибыл и Пузочес. Говорит, не дошли пару поворотов до лагеря. Этот экипаж Глаз составил неудачно. При полной слаженности и вербальному комфорту между собой этот дуэт представлял опасность для коллектива. Оба активные выпивохи, лагерями и стоянками сильно не заморачиввающиеся, впрочем, эти учстники нуждаются в опекунах. Они могли запросто остановиться, где их взял в свои объятия зеленый змий.

Сегодня река потекла более высокими берегами. Песчаными, подмытыми. С лесом.  Расширилась. Посветлела вода. Это уже было похоже на более привычный байдарочный поход, нежели на заросли Камбожди. Но русло всякий раз уходило в сочные луга с могучим болотным травостоем и всякий раз то справа, то слева возвращалось к лесистым песчаникам.

Небольшая сиеста на  высоком таком берегу. Здесь с воды увидели лавочки и беседку. Вика Волкова на заказ включала музыку из портативной колонки красивого бирюзового цвета.

Теперь можно было купаться. Сразу у берега было глубоко. Купались  и даже пели караоке.  

Глаз утопил панамку. Озеринский выдал ему свою майку, на голову, как чалму.

Устроили следующий сеанс купания на пляжном бережку. Здесь были местные. Вначале только стареющие тетеньки, приветливые и общительные. Оказалось, работают санитарками в местной больнице. С ними активно беседовал Пузочес. Потом появилась шумная более большая компания. Очень удивлялись тому, что мы приехали аж из Минска! Делали селфи, фото, кого-то даже катали на байдарке.

Непринужденно прошел день. Миновали мы так железнодорожный мост. Даже два таких моста. Это Мозырь-Овруч. В сорости должна быть и «Точка схода с маршрута». Подъезжали к пограничной полосе.

Берег в деревне Новая Рудня и есть точка схода смаршрута. Не совсем схода, а обноса к каналу, по койему можно объехать часть Словечны, что протекает по территории Украины. Ну, и также часть погранполосы.  

Здесь это место называется «пляж». Были тут местные: двое мужчин, худой и пузытый деловитый, и женщина лет 50 (мужчины называли ее девушкой) в купальных костюмах. Покрывало, бутылка - отмечали Троицу. Мы пытались с их помощью найти трактор.

Река дальше, повторюсь, затекает на территорию Украины. Потом, километров через 7 она возвращается обратно в Беларусь. Есть один вариант, - объезд по каналу. Но до канала тащить лодки больше 1500м. Объехать на чем-нибудь выглядело гораздо привлекательнее…

Деловитого дядьку звали Леонид. Совершил несколько телефонных звонков. В итоге добыл номер начальника заставы. Пьяный Глаз звонил начальнику заставы. Тот прислал группу пограничников-малышей. Два сержанта и водитель. Приехали на УАЗике. Переговоры с пограничниками результата не дали. Вели мы себя довольно экспрессивно: «Это же ваш участок, найдите нам какую-нибудь машину, да перевезите нас эту пограничную полосу с глаз долой до деревни Гажин, а мы заплатим». Но не было «под рукой» транспорта в воскресенье вечером, способного перебросить нашу группу к нужному каналу. Долго с ними беседовали. Малыши сержанты звонили командирами, по итогу ничем не помогли. Уехали. Предупредили, правда, чтобы мы ничего не нарушали, в погранполосу не заходили.

Пузочес и Кадуцкий в лагерь опять не пришли. Последний раз в этот день их видели на стоянке с местными.

В сумерках Озеринский и Глаз ходили осматривать канал. Только осмотр канала я совершенно не помню. Тот якобы оказался заросшим кубышками. Заблудились. Небо затянулось тучами, потемнело, сверкали зарницы. Ветер налетал порывами - собиралась гроза. По навигатору вернулись в лагерь.

Ночью лил дождь и гремело. По тенту палатки щедро барабанило.

День 3         17 июня

Часть группы (пары Юркевич и Лисай) отказались идти дальше по маршруту.

К поздноватому завтраку как ни в чем не бывало приехали не унывающий Пузочес и Леха. Со сломанной гитарой. Как так поломалась и сами не знают. Пузочес заверил, что дома починит.

В результате на маршрут вышел только Глаз. Мальчишки помогли донести лодку до канала 1840м (из них метров 500 до перекрестка подкинули каяк в кузове ГАЗели. По дороге встречались грузовики и трактор… Более ранним утром, когда разведывать ходил Глаз, еще никакого транспорта не было. Что деревня, что дороги были тогда пустынны. Встречаются предупредительные щиты «Погранполоса».

Канал оказался проходим. В начале впритык габаритам лодки. Но постепенно вбирал в себя притоки, все слева и становился все более полноводным. Множество поваленных деревьев, следствие деятельности бобров. Конечно, идти здесь на пластмассовой лодке гораздо выгоднее. Некоторые полузатопленные деревья позволительно проскочить через верх. Подо многими поваленными деревьями можно пригнуться и проскочить.

Живописен канал этот тенист на большем своем протяжении. Когда первая половина пути через лес. С завалами, зарослями мяты прямо посередине русла канала. Мяту задеваешь, неподвижный знойный воздух наполняется приторным настоем. Вода довольно прозрачная.

Едва уловимое ощущается течение. На границе двух третей и заключительной трети остатки шлюза. За полкилометра до впадения канала в Словечну пересекает его проселочная дорога и мост. На каких-то детского вида мопедах приехали двое пограничников. Ожидали.

- Вас же должно быть 16 человек. Где остальные!?

- Там остались.

- Где в Новой Рудне!?

-  Да, в Новой Рудне.

- А вы докуда дойдете.

- До Демидова. Оттуда домой.

После Демидовва пограничная полоса заканчивается. Граница с Украиной отступает к югу. 

Канал вливается на правом повороте русла в Словечну.

А река потом шире, быстрее. Берега выше. Гнезда ласточек-береговушек в песчаных срезах. Дубы. Ветер хоть не сильный, но попутный. На нем, казалось, что серебрится и перешептывается вербьё. Наиболее красивая часть реки это оставшиеся 35 километров. Пять часов хода идти с попутным ветром по такой реке. И хочется и колется. Нет, не успею… Все взвесив, прошел до Демидова. На это ушло три часа. 8 километров по каналу и пять затем по Словечне.

В тенечке под раслапистым дубом Глаз дожидался Пашу на вольве с прицепом. Здесь было не жарко, и главное что, - никто не кусал. Кругом все усыпано желудями. И, знаете, шершни!.. Я только потом, как разлегся, заприметил. Они низкочастотно гудели, где-то в дупле этого самого дуба. Но мы друг другу не мешали.

Часа через три приехал Паша. Несчастный Глаз под мостом провалился в нору и подвернул ногу. Черт, скоро идти на Тянь-Шань.

В Новой Рудне группа была уж готова в прямом и переносном смыслах этого понятия. Активно отмечался День Медика.

Коллектив был воодушевленный. Пузочес находился в сопоре. Белая еще позавчера рубашка, теперь имела вид ветоши. Естественно, был среди наших и местный дядька с велосипедом. Радушно приглашал еще приезжать в «наши красивые места». «Красивые места», как и все красивое, имеет ограничения доступности. И режимные и радиоактивные. Эта самая радиоактивность разогнала половину нашей изначально многочисленной группы. Но то что замеряли дозиметром фонило вполне демократично.

Погрузились. Скоро выехали. Проезжали вдоль нефтепровода. Издали видны были огромные факелы – сжигают сопутствующий газ. Там нефтедобывающие шахты окрестностей города Речицы.  

Дармель развозил всех по домам. Познакомились с хаски Димы Демешко. Зовут его, кажется, Норд. Тот с готовностью подставлял морду, чтоб погладили. И очень радовался хозяину.

В Минске были около 2ух ночи.

Словечна настолько фешенебельна, необычна и контрастна, что ее продолжение попадает в приоритет выбора. Это уже будет не та Словечна. Ниже Демидова это быстрая лесная речка, бегущая в песчаных дюнах-берегах. При адекватном количестве воды будет пройдена она до дозволенной границы (ПГРЭЗ). 45 километров остается для следующего двухдневного маршрута. Столько Глаз обычно закладывает на один день. Но, - это Словечна. Поди доберись даже до нее. Плюс осень, темнеет рано.

Матрацов и апологетов местной байдарочной классики Словечна не ждет. Это нечто очень пикантное, на любителя. Как для мизантропа, приверженца минора, хардкора, алкоголизма, мясничества и апологета болот, это речка для меня. Жаль не возможно ее пройти до устья (мешает ПГРЭЗ). Желающих приглашаю продолжить ПВД 83А «Slovechna 2». И назначено это событие на 9-10 ноября.

 

 

 

 

 

 

 

 

Пятеро на байдарках, не считая собаки
  1. Комментарии (2)

  2. Добавить свои

Комментарии (2)

This comment was minimized by the moderator on the site

Сочно написано, коллега))

Guest
This comment was minimized by the moderator on the site

Кирилл aka Kir2003

Guest
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением