91: Реки Горожанка-Усыса. 52км «Усцытесь». 9-11 апреля 2022г

DSCN9234

Отчет-Синопсис

Хронология фотографий не соблюдена. Они вставлены в текст в произвольном порядке

Внешние и внутренние причины: геополитические и внутриполитические события 21\22гг, экономическое падение, как следствие снижение доходов, всеобщая депрессия, старение и творческое оскудение Секты сделали свое дело. Стагнация перешла в одночасье к развалу и низведнию Магадана. Из-за выжившего из ума маразматика, учинившего беспрецедентную в истории агрессию, даже престиж названия Магадан, дискредитировался и стал работать, скорее, как антиреклама.

Костяк Организации распался. Кто эмигрировал за рубеж, кто ушел в быт и покинул состав, возникли также значительные трудности с посещением отдельных регионов. Не ковид, так ебаные «спецоперации» (!). Признаюсь, сам я сдулся и выгорел, распыляя ресурс, собирая большие группы, иной раз по сорок и более участников. Если хотя бы один раз всех выслушать, - это уже большая работа!..

Но жизнь продолжается. Увлечения остались. Походы существуют. А апрель – традиционное время для весенних сезонных сплавов.

От названия следующей реки усцытесь! Предыстория такова.

26 июня 2021. Поход 88 «Юдоль Ущная»

Дарья Трацевская: «Где-то в четвертом часу утра машина остановилась за мостом через небольшую речку, и водитель сказал: «Приехали!» - я удивилась, что так быстро добрались, но на самом деле это сломалась машина: (пробило прокладку помпы). Поковырявшись сломанной рукой под капотом поломанного микрика, водитель вынес вердикт: он еще с трудом дотянет 10 км до ближайшего городка под названием Городок, оставит там тачку и поедет в Минск маршруткой, а мы дальше уж сами по себе. К его чести, он вернул нам почти все деньги за поездку, оставив себе только за бензин.

Четверть часа Глаз храпел под сидениями микрика, куда его ночью сбросили доброжелательные соседи, и не реагировал на призывы типа «Подъем», «Нам п…ц!», «Форс-мажор!» и т.п., но в конце концов раздуплился и спросонья принял решение покинуть тонущий корабль и пересесть на другой, который, возможно, пройдет мимо. Это было нашей ошибкой и в результате мы оказались на куче вещей на каком-то проселке, на берегу речушки Усыса. Алексей Сантехник, усмотрев в этом знак судьбы, предлагал сплавляться по Усысе, раз уж все так сложилось, и большинство было не против. Я печалилась и не хотела менять Дрысу на какую-то Усысу, несмотря на любовь к каламбурам. К счастью, Глаз волевым решением объявил, что (в цензурном переводе) настроился на Ущу, а на Усысу категорически не согласен. После чего, накатив еще, лег прямо на дороге и отрубился».

 

Усыса выглядела тогда маловодной, интенсивно зарастающей растительностью, как по берегам, так и в профиле русла. Для июньского сплава визуально была малопригодна и подразумевала мазохизм. Несчастный Глаз пообещал, что на Усысу сходим непременно, но в апреле. Всякому овощу своё время.

Итак, апрель 22. Жребий вброшен. Маршрут раздулся до трехдневного. Подразумевал 67-и километровый трек. Начинался он с озера Кашо. Учитывая высокую апрельскую воду, все включено было в проект ad maximum. До райцентра Городок и ниже его до следующих озер Усыса называется Горожанка. Огибая с востока райцентр Гродок Витебской области, река последовательно входит и выходит через три озера. Ореховое, Луговое и Щербаковское. После Щербаковского Горожанка переименовывается в Усысу, которая пересекает трассу Р-114 (события, описанные выше, происходили именно на трассе Р 114) и через 40 км левым притоком вливается в Оболь.

Было нас 11 участников. Девять и двое (Назарчук и Верунчик) добирались по отдельности на пикапе Ram. Выбрались в ночь с пятницы на субботу с 8 на 9 апреля. Было хорошо, уютно и привольно. Ехали на бусе в Оршу. За рулем сидел долгий Алексей Басков. До Орши в принципе ходят поезда, электрички… Но расписание так не удобно, что проще договориться с Басковым. В Орше пересели. В бус к Максиму-Летчику-Пенсионеру. Глаза загнали на верхнюю полку.

- Глаз, на озерах там, скорее всего, ещё будет лед, - с уверенным пессимизмом предположил Максим-Летчик-Пенсионер.

- Ну, какой, нахуй лед? Лед Бог весть когда ещё сошел! – хорохорился Глаз.  

- Так это в Минске. Там будет по другому, - продолжал вносить сомнения Максим.

 

9 апреля

 Забрезживший рассвет перешел в утро. С холма в свете начинающегося дня мы отчетливо и панорамно увидели озеро Кашо. Уже рассвело. Небо свинцово-серо довлело с мрачной торжественностью. Хмель и праздность, которые обычно сопровождают наши беспечные выезды, как будто отступили на задний план. За шиворот словно линули воды. Гладь озера Кашо была не естественной – а бело-голубой, какой-то матовой и чрезвычайно правильной. Прогнозы Летчика сбылись. На озере лежал лед!

«Идея есть, друзья бегут!» Маршрут обрезали на 8.5 километров. Стартовать решили от трассы Р 115. То есть без озера Кашо, а ниже его.

Итак, Горожанка…Очень оперативно мы стали на воду. Путь тотчас преградили завалы. По берегам среди кустарника на затенённых местах еще лежал снег. Глаз даже перетаскивал длинную сигару лодки по этому снегу. Воды было маловато. Только успел я это подумать, как слева влился агрессивный бурливый и мутный приток. Ленивая, петляющая в вербах и ольхах горожанка вмиг превратилась в спорый, пузыристый и агрессивный поток. Байдарка самым неожиданным образом сделалась спичкою в ручье. Она неслась по этой самой взбухшей в одночасье Горожанке от поворота к повороту. Русло не могло уместить такое обилие воды. Вода профильтровывалась через деревья, с шумом убегала под заваленные стволы. Вот уже и байдарке некуда деваться, упирается в очередное препятствие. А сзади то навал течения прижимает. Произошло то, что неизбежно должно было произойти. Оверкиль. Первый, второй, третий. Глаз видел под водой с открытыми глазами пред собой лишь размытое желтое. Пытался выбраться сам, пускал пузыри. Спасал байдарку и вылавливал плавающие в реке вещи. По своей беспечности Горожанке, как и до этого другим рекам, заплатил богатую дань. Утопло то, что не было вложено по распиздяйству в гермы. Котлы и фонарик, вся еда, ну, и половина запаса водки.

В районе обеда пошел дождь. Такой стылый, что двигаться дальше было решительно невыносимо.

Вылез на берег. Поставил палатку под дробь зубов. Дальше только спальник и немного водки. Если бы Горожанку оценил по достоинству, все упаковал бы в гермы, а на себя бы водрузил гидрач (неопреновый костюм). Хорошо было бы тогда, по-другому, конечно, сложилось.

Пейзаж вокруг наимерзейший. Неширокая долина злой мутной реки. Слева скупой прозрачный ольшаник. Справа невысокий косогор. На нем унылые неровные дома, умытые апрельским дождем. Небо невеселое, как скорлупа. Все стыло и подернуто мутным серым маревом. Неширокая полоска луга с жухлой примятой прошлогодней травой. Ну, и невысокие кочки-мочаки.        

Дождь часа через два перестал. Даже не дождь, а периодически это была своеобразная субстанция в виде снежной шуги. Может лежал бы ещё. Но тут в палатку начала врываться наспех прибывающая вода. Ставил ее, палатку, я еще на сравнительно сухую траву. Собирал вещи впопыхах. Сапоги обувал в предбаннике уже в воде. Был только один выход. Греться яростной греблей.

Собрав остатки воли, не без помощи водки выехал дальше. Потом все то же. Кусты, деревья, фильтрующаяся сквозь них вода. Реке я меньше всего был здесь нужен. Негабарит, времени нет подумать, где вписываться, как глядишь, а тебя уже прижимает к очередному дереву. Старался выскакивать и где-то проводить лодку в проводку. За беспечность Горожанке я достаточно заплатил. Больше она меня не киляла. Дальше она уже не топила. Всегда далее удавалось сохранить ровный киль.

Сколько лежал в спальнике, этого не скажу. Не так давно выехал, как моментально наступили сумерки. Река дальше становилась ещё трэшовее. Видно было, что райцентр Городок заканчивается. Уже вот-вот и Ореховое озеро. 

Пришлось становиться. Опять же в распоряжении имелся мокроватый луг, уже правда повыше, нежели днем. Недалеко шумела железная дорога да подсвечивали фонари Городка. Никакой еды не было. Ужин ограничился водкой. Стемнело. Был надувной коврик и верный друг спальник. Всё остальное нипочем. Телефон был спрятан надежно и не вымок. Связь ловит. А где остальные? А стали они недалеко от Городокской Центральной Районной больницы. Дальше Ореховое – первое из трех озер. На нем тоже, разумеется, лед. Лед такой, когда не возможно ехать от слова никак, но и когда на него выходишь, то проваливаешься тотчас. Перекулились сегодня и все остальные экипажи. Как и Несчастный Глаз многократно. И точно также потопили немало имущества. Богатую материальную дань собрала сегодня с нашей группы апрельская Горожанка. Малая речка недооцененная нами. 

 Огни райцентра Городок, казалось, подмигивали. Тишину нарушал шум железнодорожных составов.

10 апреля

 

Спалось в принципе сносно.

До остальной группы не дошел Несчастный Глаз всего то 500 метров. Озеро Ореховое уже смутно угадывалось за деревьями. Утро началось необычно. Оно воспринято было, если, не как наказание, но будто повинность! Все тот же холодовой дискомфорт, сырость и дрожь, жажда, неудовлетворенность и в принципе голод. На реку обижаться нельзя, реку нужно уважать. Неудовлетворенность, от того, что оказались биты. С пренебрежением и насмешкой разглагольствовали мы, мол, какая-то Усыса… А она нам дала по сраке.

Стоял я на левом берегу и начал по-тихому собирать платку. С противоположной стороны из деревьев кто-то начал меня настойчиво теребунькать:

- Глаз! Глааз!!

- Глаа-ааз!!

С утра мне, даже когда всё хорошо, свет Божий немил. Но больше всего я ненавижу, когда кто-то начинает горланить и реветь. И особенно по мою душу.

- Да пошел ты нахуй!

Это оказался вновь прибывший Александр Назарчук. По какому-то наитию, не видя визуально, он смекнул, что Глаз где-то здесь. Свернуться пришлось особенно быстро. И даже переехать реку. Дорога была подле, если это можно назвать дорогой. Тут же был чудовищный пикап Ram. Даже с его клиренсом, колесами и мотором в 380 л.с. непросто было взять на подъём мокрую ослизненную горку, да еще и присыпанную прошлогодним листом. По степени обосранности внедорожник обосран был грязью снаружи почти максимально из максимально возможного.

Лагерь смотрелся импозантно и вполне уютно. Его разбили как бы на горочке, а озеро Ореховое под молочно-сизоватым льдом выглядело ниже живописно и панорамно.

Глазу налили, накормили, что Бог ниспослал – грилем.

Ибо котелки утопли в Горожанке. Повесткой дня было объехать озера и стартовать с трассы Р 114. Это тот самый мост, возле которого в прошлом июне пробило прокладку помпы. Без долгих сборов и разборов туда и направились. Скучные логистические подробности здесь мы опустим.

Вот он тот самый мост. День сегодня вопреки вчерашнему дождю и стылому мареву совсем другой. Солнце не светило навязчиво и испепеляюще. Пригревало оно постепенно, не навязчиво и ласково. Было комфортно и настроение у Глаза быстро улучшилось.

Воды стало больше, река была по прежнему узкой, но она вполне умещалась в своем русле. Завалы были или редки, или их почти не было. Сегодня никаких оверкилей не случилось. Дальше это не Горожанка, а Усыса. Только совсем не та, что мы видели в июне 2021 года, мелкую, переросшую растительностью и в таких же берегах, бешено запрессингованных флорой. Теперь же поток свободно и весело бежал в узкой долине, порою с высокими склонами, с большой скоростью. Плюс добавить скорость байдарки. До следующего лагеря мы дошли за несколько часов весело и стремительно. Совершенно без устали. Веселый Глаз согрелся и пребывал в превосходном расположении духа. Перед лагерем прошли замечательный перекат. Ну, а дальше и сам лагерь, и бивуак. Атмосфера в лучших традициях Магадана. Хорошо было.

 

Следующий день

11 апреля

выдался еще более живописным. Начался и он не обычно. Каким-то чудом не утопили колонку-сабвуфер. Назарчук распорядился поднести его к палатке Глаза и поставить предположительно возле изголовья. Громкости не жалели. Правда Глаз уже и так проснулся. Вдруг снаружи за палаткой зычно запел скрипучим голосом Юрий Шевчук. Сначала лирично, психоделично и немного про любовь:

- Где саблезубые мыши всё мимо меня,

Где гвозди, вбитые в воду ржавеют дождем,

Где мы в непогоду найдем.

Эта любовь ужасна, эта весна хороша.

Могу предположить, что тексты сочиняли под воздействием ЛСД. Вдруг Шевчук добавил энергии:

А твои, твои Глазища,

Твоё имя на заборе,

Я согласен выпить море,

Лишь бы доползти до днища.

 

Разгулялся природа,

При деньгах, а весё же нищий.

Продолженья просят рода,

Эти чертовы глазища!

 

Светило солнце. Река без населенки была пейзажиста, быстра и прекрасна. Мы неслись навстречу Оболю, чуть сбавив лишь темп, когда проходили русловые озера. Весенняя природа улыбалась. По течению плыл исполинских размеров корнеплод. Сметливый Глаз тотчас его подобрал на борт. «Какой замечательный камыш. То-то его посадить на даче возле бани. Красиво то как будет!». Не прошло и недели, как Глаз привез тачку торфу, вкопал покрышку, чтобы получилось подобие клумбы. Чудесный корнеплод был высажен на отведенное место. Отец, как и договорились, принялся ежедневно поливать культуру. Не заставили себя ждать и всходы: растение тотчас откликнулось на заботу. Вот только побеги были странными, морковного вида. Сильно рассеченные менее всего походили они на камыш (Рогоз Широколистный). Находка оказалась клубнем цикуты (вех ядовитый). Это то что является премьером среди ядовитых растений Беларуси, да и в мире (!).

Для общего развития пусть поживёт в году текущем, но будет уничтожено в году грядущем. Непременно.

До Оболя не дошли 500 метров, финишировав на удобном мосту. То была древня Мишневичи. Мы в ней выходили прогуляться в походе Оболь2. Финишировали рано, когда можно еще было идти и идти. Но маршрут закончился. От трассы р-114 прошли мы 40 километров. А суммарно получилось 52. Светило солнце. Не было нигде и намека снега, как в первый день.

Глаз ездил в магазин за водкой на чудовищном Ramе. Вымирающая некогда большая деревня была пустынна. Особенно в апреле и особенно в понедельник. Против задрипанного совкового магазина с классическим кафельным полом в рамках небольшой площади на постаменте, оставшись на вечной своей стоянке, возвышался уцелевший со времен Второй Мировой Войны «Зверобой». Гроза спрятанных в бетон огневых точек, наводящая ужас на пехоту и убийца бронетехники это была она - самоходка ИСУ – 152.

93Б «Лишь Мнюта» 9-10 июля 55км. 9-10 июля 2022
  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость. Зарегистрируйтесь или Войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением