По следам (отчет о ПВД в ландшафтно-гидрологическом заказнике "Выгонощанское", 9-11.02.2018)

По следам
(отчет о ПВД в ландшафтно-гидрологическом заказнике "Выгонощанское", 9-11.02.2018)

 

Пролог

Зимняя ночь. Окраина деревни. Безмолвное белое поле вдоль дороги. Тихо и темно. Густую тишину разбавляет нарастающий шум автомобиля. Наконец свет фар озаряет одинокое строение автобусной остановки с надписью: "Козики".

У остановки тормозит микроавтобус. Из открывшихся дверей неуклюже вываливается шумная толпа. Кто-то разминает ноги. Кто-то помогает более "уставшим" товарищам покинуть транспортное средство. Кто-то вынимает поклажу из буса.

Микроавтобус уезжает.

Возня, мелькание фонарей, пьяное ворчание.

Вскоре подъезжает еще одна машина. Раздаются приветственные вскрики. Братания. Теперь людей достаточно, чтобы покинуть это место. Они одевают на себя увесистые рюкзаки и зачем-то направляются в лес.

Для кого-то эта ситуация может показаться бредом. Но для этих людей подобные события - в порядке вещей.

***

Этот поход начался с традиционной для меня пробежки к точке старта. Все потому, что этим вечером была тренировка, а потом еще отложенная на последний момент закупка продуктов. Дома ждал вкуснющий суп, которым я планировал поужинать. Оказалось, что суп прокис. Впрочем, и времени на ужин не осталось. Хорошо, что рюкзак был собран заранее. Запихнул в него провизию, впрыгнул в сапоги и полетел. На асфальте - гололед.

- Не поужинал, опаздываю, теперь бы еще поскользнуться и сломать ногу для полноты картины. - думаю я с самоиронией.

Но в целом все складывается благополучно: и ноги пока целы, и группа еще не торопится уезжать. Пока все курят и топчут снег возле кучи рюкзаков.

Прозвучала команда к загрузке. Все засуетились, теребя свои авоськи. Багажник в бусе оказался мал, но при помощи дружных усилий и какой-то матери всех и все удалось загрузить.

Ехать предстояло ночью. Теперь надо было попытаться выспаться в дороге, потому как сразу по приезде в пункт назначения будет дан старт пешеходной части мероприятия.

***

- Это он! Это точно он! - разбудили меня радостные крики пьяных попутчиков.

Оказывается, мне даже удалось уснуть на неудобном кресле микроавтобуса, уткнувшись головой в куртку, прижатую к стеклу. Но теперь это было сделать невозможно. Просто два собутыльника на соседних креслах обнаружили в кругу своих знакомых одного общего. Это был какой-то офицер по фамилии Полищук. Им обоим довелось послужить под его началом в армии. Личность эта, судя по всему, весьма выдающаяся и неординарная. Не зря ведь столько эмоций Андрюха и Макс испытали, когда выяснили, что оба его знают.

С каждой рюмкой возрастала их уверенность в том, что "это он". Но и сомнения звучали все громче.

- А какая машина у него была?

- Не. Не такая. Блин - не он!

- Да, наверное, другую уже купил.

- Точно!

- А звание?

- Блин! Не такое.

- Да, наверное, выслужился.

- Ага! Это точно он!

 

***

Худо-бедно выгрузились, стали приходить в себя: Кто-то - быстрее, кто-то - не очень. Легкий морозец этому вполне способствовал. Остаток группы на такси явился оперативно. Еще какое-то время тягали кота за известный орган, вспоминали тосты, тупили, подбирали сопли, но все-таки смогли распределиться по подгруппам и выйти на маршрут с небольшим временным интервалом.

Наконец-то тронулись с места. Значит скоро замерзшие конечности отойдут и станет теплее. Шаг был бодр и тороплив. Правда особо разгоняться не позволяли товарищи в хвосте. Их ленивые нескладные движения свидетельствовали об изрядном количестве алкоголя, принятого в транспорте. (наверное, для храбрости: идти то – по ночному лесу)

Шли тремя подгруппами. Первая - под командованием Димы "Непала" Прокопенко ("Эмиссия Смирнова"). Вторая - "Синяя бригада" или "Ремиссия Смирнова" - под предводительством "Мощного" Антона Рассолько. Замыкала караван "Миссия Смиронва" - подгруппа Глаза.

Довольно скоро замыкающие догнали синюю бригаду. Та разместилась на опушке леса. Расположение духа бойцов было бодрым, но продолжать движение никто не торопился. К тому же имелись физически ослабленные и маломобильные члены группы.

Мы пошли дальше. Мерзнуть, сидя на месте, не было особого желания. К тому же Глаз погнал нас дальше. Задержался только сам для проведения алкогольной инспекции.

По дороге руководитель начал сильно отставать. Останавливались, чтобы подтянуть строй. Глаз, догоняя, хмуро возмущался:

- Что встали?! Пошли!

В пути мелкий снег летел в лицо, создавая эффект белого шума в луче налобного фонаря. Я отключил подсветку - помехи исчезли. Фонари товарищей давали достаточно света для комфортного передвижения.

Из шума рации стало ясно, что синяя бригада решила остаться на завтрак и продолжить движение, когда появятся силы и лежачие синяки превратятся в ходячих.

Меж тем вскоре подошла к концу первая серия наших блужданий по ночному лесу. Оказывается, Глаз разбил маршрут на "серии" - небольшие переходы между привалами. По окончании одной из последующих серий один участник заметил, что поход превратился в "Санта Барбару какую-то".

Подгруппа тов. Прокопенко радировала о своем стремительном продвижении вперед и интересовалась положением дел у отстающей подгруппы. Но синие на какое-то время перестали выходить на связь.

К концу третьей серии мы попытались заблудиться. На развилке следы уходили и влево, и вправо. Почему-то мы пошли туда, откуда следы наших предшественников вели к нам на встречу. Не то сказалось отсутствие сна, не то влияние Глаза, подгонявшего сзади - но выбор был сделан не рационально. На всякий случай Глаза с ЖПС-ом спросили не отклонились ли мы от маршрута. Но он сказал, что идем правильно. Как и ожидалось в один прекрасный момент следы прервались. На остановке был объявлен привал.

Глаз тут же завалился на снег и заснул, положив голову на рюкзак. Роговцев извлек из своей котомки спиртное собственного производства. Пан Озеринский предоставил закуску с отличными маринованными огурцами. Время тянулось, тара пустела, ноги остывали. Я даже успел заскучать.

Наконец решили трогаться. Но сначала еще надо было поднять Глаза. Осторожное "Алексей Иваныч, проснитесь" в исполнении Ярослава Гломгольда не срабатывало. Глаза приходилось убеждать:

- Все! Уже уходим. Честно!

Алексей Иваныч был согласен, но все еще не вставал. А между тем ребята еще успевали продолжить застолье.

Наконец прозвучало твердо:

- Все, Глаз, давай выпьем и пойдем.

И это магическое заклинание сработало. Мы снова двинулись вперед. Ну точнее - назад до развилки, а потом снова вперед.

Вскоре пересекли мост (груду бревен и досок). Следы группы Прокопенко повели нас буреломом. Приходилось все больше петлять вокруг коряг и завалов. Слева обнаружилось открытое пространство. Вышли на него, сойдя со следов. Но вскоре вернулись на тропу. По следам шагать было более уверенно.

Перед болотом следы стали сильно петлять. Вероятно, тов. Прокопенко искал способ пойти лесом. Но трэк лежал через болото. Мы немного поразгадывали ребус Непала, и все-таки нашли верную тропу в болото.

В болоте следы Прокопенко продолжали выписывать немыслимые узоры и кружева. Логика подсказывала, что тропа должна была обходить препятствия. Но визуальная оценка маршрута показывала несоответствие количества коряг и буреломов характеру тропы. Я предположил, что первопроходец был попросту пьян.

На тропе не редки были места, где из-под тонкого слоя снега показывался гладенький лед. Попадая на него, ноги теряли сцепление с планетой. Поэтому все чаще сзади слышались матерные мантры гуру Глазкова. Этот речитатив помогал ему принимать исходное положение после того, как тело внезапно оказывалось опрокинутым на бок и в другие неудобные позиции. К тому же своей тяжелой поступью наш гуру время от времени норовил проломить холодную болотную твердь. Но, освятив купель парой заклятий, он твердо шел дальше.

От начала болота я был назначен штурманом. Время от времени Глаз требовал отчета о показаниях ЖПС-а. Не смотря на путанный след, тропа Прокопенко вела куда нужно.

Уже почти совсем рассвело. Следы стали хорошо видны без фонаря. Началась "дюна" (вытянутый бугор посреди болота), одна из обещанных Глазом. Вскоре послышались голоса. Впереди отдыхала подгруппа тов. Прокопенко. К отдыхающему сообществу примкнули и мы.

Световой день наконец начался. Следовательно, пора было начинать репортажную съемку.

Прокопенковцы ушли. Спустя несколько тостов, мы отправились вслед. Примерно в это время или чуть позже на связь стала выходить синяя бригада. Они наконец возобновили движение.

Сквозь сплетение серых ветвей и стволов стало проглядывать утреннее солнце. К этому времени небо над нами побелело. А теперь с востока эта муть начала испускать розовато-золотистое свечение. Настроение улучшилось.

Теперь курс можно было держать, ориентируясь по солнцу. Следы прокопенковцев остались в стороне. Я тропил свою дорогу, удерживая азимут на следующую точку.

- А чего ты ровно не идешь? Зачем такие зигзаги? - подкалывали товарищи сзади.

Действительно, теперь мои собственные следы начали неистово вилять пуще, чем у Прокопенко. Но иначе было бы сложнее продираться через кусты. Приходилось лавировать.

Первая подгруппа уже должна была дойти до озера Бобровичского и обеденной стоянки. Выйдя на открытую местность я уже пытался разглядеть дым костра. Даже начало мерещиться что-то подобное. Но это была просто дымка в воздухе, насыщенном кристалликами снега.

Внезапно отряд заметил нехватку бойца. Ценный товарищ Роговцев с запасами горючего пропал из виду. Все остановились и стали озираться по сторонам.

- А вон там дым! - прервал я тревожное молчание, указывая в сторону леса на севере.

После продолжительных переговоров по рации и перекрикивания стало доподлинно ясно, что это наша первая подгруппа. Они уже стали на обеденный привал и ждали остальных.

Появился Роговцев, и мы двинули в лес к нашим.

Прокопенковцы расположились на уютной полянке среди негустого леса. Кто-то уже отдыхал в спальнике под деревом. Кто-то тусовался у костра. По ходу дела решались бытовые вопросы и устранялись излишки горячительного.

Тов. Борушко притащил из леса жердей для устройства кострового подвеса. Тут же объявилась куча экспертов.

- Брюхо! Жерди кривые.

- Эти - короткие.

- Перекладина вообще тоненькая.

- Да все надежно будет! Гарантирую! - успокоил всех главный специалист по костровому оборудованию, тов. Борушко.

Связали треноги, положили перемычку, нагрузили котлом. Конструкция провисла, но держала вес хорошо. Какой-то скептик еще надавил на нее рукой, но прочности хватило с запасом.

Когда натопили снега, пришла очередь приготовления "гречки по-походному". Из недр рюкзаков появились кулечки с крупой и банки тушенки. Готовкой занимались двое специально назначенных людей, но беспокойные эксперты никак не могли уняться и на этот раз. Когда Жора стал отчерпывать из котла воду, общественность всколыхнула волна возмущений.

- Выкипит!

- Сухая будет!

- Да нормально. Тушняка забросим и потянет.

- Да сгорит же!

- Рецепт такой! Если не знаете, то и шуметь не надо! - наконец подытожил Жора.

Вопреки опасениям голодающих каша удалась как надо: в меру влажная, в меру соленая, а главное - очень сытная. Ввиду отсутствия синей бригады осталось много добавки. Так что поесть пришлось за себя и за того парня, и еще чуть-чуть.

Планировали дождаться синих на этой поляне. Поэтому коротали время отдыхом и экскурсией к озеру (Бобровичскому).

На берегу, в районе двух сожженных деревень, установлены два памятных знака вчесть жертв немецкой оккупации времен Великой Отечественной войны.

(Озеро довольно широкое. Оно представляло собой широкое плоское белое поле, обрамленное зарослями разношерстных деревьев. Где-то вдалеке на белом фоне виднелись маленькие черные точки. Это была наша единственная встреча с людьми на всем маршруте, за исключением финальной части в деревне Добромысль.)

***

Потом стало ясно, что синих мы на обеденной стоянке не дождемся. Они уже активно двигались, но были еще далеко. Им оставили обустроенное кострище с костровыми и дровами. А нам пора было двигать к месту ночевки через еще пять эпизодов нашего сериала.

Первой снова вышла бригада Прокопенко. Потом, немного погодя, отчалили мы, уже не надеясь увидеть синих до вечера.

Следы непальской бригады выводили на трэк по опушке леса. Далее, на поле, они начали давать петлю, плавно срезая угол, на вершине которого находилась назначенная Глазом точка обеденного привала. Здесь лес обступал луг полукругом. Скоро мы снова углубились в тень деревьев. Там нас ждало замерзшее болото и бурелом.

Глаз снова стал выдавать залихвацкие па на льду, грузно приземляясь на холодную твердь. Временами лед не выдерживал масштаба такой фигуры и с треском расступался под тяжелой поступью нашего главаря. Глаз щедро сыпал в атмосферу своими фирменными матюгами, давая нецензурную оценку сложившейся ситуации. Все останавливались прислушаться к гуру. Затем движение возобновлялось.

Привалы получались продолжительные. У Роговцева все никак не заканчивались запасы горячительного, а с каждым глотком появлялись новые истории. Глаз, на время оставленный в покое, в лучших традициях собственноручно стрежессированного сериала проваливался в сон. Из этого провала его приходилось долго вытаскивать всей бригадой.

Затем в новой серии все повторялось снова. Тов. Глазков стал отставать, а потом и вовсе пропал из виду вместе с Роговцевым. Мы спорили идти дальше или ждать. В итоге сошлись на полумере: Сделали привал, пройдя полсерии. Не смотря на излишне сытный обед, уже очень хотелось есть. Поэтому, сидя под деревом, мы спокойно принялись утилизировали неучтенный провиант. Спустя пару чашек чая, пачку сосисок с хлебом, яблоко и треть фляги Озеринского, явилась еще пара действующих лиц нашей мыльной оперы.

Глаз уже выглядел бодрее. Роговцев был, как всегда, весел. Они присоединились к застолью, не смотря на отсутствие стола. Алексей Иваныч (Глаз) стал рассказывать о приступе гипогликемии, поразившем его, но вовремя диагностированном и купированном шоколадными батончиками.

- Теперь я полон сил и боевого духа – сказал он (в примерном пересказе).

Но вскоре Алексей снова стал клевать носом.

- Пошли скорей, пока Глаз не уснул! - раздался голос из-под рюкзака.

- Да-да! Точно! Надо за этим следить - откликнулись остальные.

Дружно двинули дальше. Последние две серии давались очень медленно из-за незапланированных остановок и усталости участников. На сеансах радиосвязи Синие не на шутку грозились нас нагнать, а Непальцы отчитывались о завершении сегодняшнего маршрута и постановке лагеря.

Синих все не было видно и лагеря тоже. Стоянка должна была появиться сразу за болотом. Но пока тянулся длинный участок суши.

Последний переход уже шли с фонарями. Наконец появилось болото. Уже повеяло дымом. Стали слышны голоса наших передовиков.

Стоянку устроили на конце вытянутого бугра, окруженного болотом. Здесь была вполне уютная полянка, огражденная от ветра лиственными деревьями, торчащими из болота.

Ребята уже натаскали порядочно дров и разожгли огонь. Мы сразу дружно столпились у костра. Теперь можно было обогреться и перевести дух перед решением бытовых задач. Нужно было еще организовать себе спальное место и замутить ужин.

Из подручных средств скрутили треногу (теперь одну и без перекладины, так как вспомогательные материалы оставили синим - читай - выкинули). К ней подвесили ведро со снегом.

Дежурными были я и Азер (тов. Озеринский). Мы объявили сбор компонентов ужина. Колбаски с макаронами были успешно изъяты из багажа, чай заварен, предварительные приготовления к процессу готовки выполнены. Пришла очередь звать тов. Потапова, шефствующего над кухней. Я не видел особого смысла будить уставшего человека ради пустяшного дела, варки ведра макарон. Но Витя Шах был очень настойчив и непреклонен, требовал Потапова.

Потапова таки удалось извлечь из палатки. Процесс готовки он взял в свои умелые руки и всего-навсего макароны с колбасой превратились в приятный, горячий, сытный и сочный ужин. Чай из мятого котелка не пользовался особым спросом у публики. В ход шли алкогольные напитки. Отдельными запасливыми товарищами ко столу было подано красное вино. При наличии цитрусовых удалось сообразить какое-то подобие глинтвейна. По кругу пустили братскую кружку с горячим горячительным. Атмосфера вокруг костра сформировалась дружественная и камерно уютная (половина контингента слегла в свои опочивальни). В какой-то момент вино закончилось, но эксперименты с нагреванием алкоголя продолжились. (потом тов. Мацак на вкус определял процент содержания алкоголя в горячих коктелях Роговцева.)

Связисты докладывали, что синяя бригада имени Мощного - уже где-то на подходе к лагерю.  Им на встречу даже вышла пара добровольцев. При встрече синие оказались весьма бодры и веселы. Они с большим удовольствием накинулись на горячий ужин. Рассказывали, как срезали путь, чтоб всех обогнать, и в итоге продлили свой маршрут.  Но в лагере их ждали со всем готовеньким. Все закончилось удачно.

(за ужином разгорелось нешутошное обсуждение. На повестке стоял вопрос о судьбе и участии в жизни клуба ценного участника, Маши Ярошевич. Товарищи дружно ходатайствовали за нее перед Алексеем Иванычем. Меру наказания, наложенного на нее было решено смягчить.)

***

Спать было тепло и вполне мягко. Но долго разлеживаться утром не хотелось.

Дежурные ВДВ и Мацак уже раскочегаривали костер и собирались с силами перед ответственным делом. На завтрак в меню был заявлен борщ.

Благодаря стараниям Славы ВДВ и помощи Сереги Мацака, борщ удался знатный. Туристы расправились с ним в два счета. Ведро, служившее котлом, можно было даже не мыть.

После сытного завтрака и жадно набитых в брюхо добавочных пампушек со сметаной идти уже никуда не хотелось. Это самое брюхо теперь сильно тянуло к земле и как будто собиралось разорвать поясной ремень рюкзака. Шаги были теперь очень тяжелыми погружаясь в грязную жижу болота через пробитый лед. Над головой нависало мутное небо с примесью свинца. На его фоне в кронах деревьев темнели пятна омелы, добавляя причудливого разнообразия в ахроматичную цветовую гамму.

Болота сегодня было не очень много: всего пара участков.

Первой снова шла подгруппа Прокопенко. За ней - мы, а следом - синие. Мы довольно скоро стали догонять прокопенковцев. За тем продолжительное время держали их в поле зрения. Теперь на привалах собирались большими толпами. На обед стали на опушке сосняка (сосны в большом количестве появились только теперь). Здесь была установлена охотничья засидка, с которой открывался хороший обзор (обстрел) на распаханное поле.

Выпустили прокопят, а сами остались ждать синих. Сидим наготове к выходу. Приходят синие, веселые, довольные, как будто давно нас не видали.

- Ну, еще одна сигарета - и пойдем. - говорит Глаз.

- Где сигарета, там и рюмка - съязвил какой-то умник из команды.

Конечно же рюмка была, и не одна. Но все-таки мы вышли. Вслед нам клацал затвором фотоаппарата радостный Мощный Антон.

Довольно скоро мы уже вышли на лесную дорогу. В лесу теперь начинали преобладать хвойные породы, а вдоль дороги по-прежнему встречалось много дубов. Были они и весьма внушительных размеров, и, порой, причудливых узловатых форм и с большими дуплами. На них уже присутствовали следы пилы. Да и в целом присутствие человека ощущалось все отчетливее. Мы нашли вдоль дороги сарай, за тем - автомобильный кунг и беседку с мангалом. От беседки уже тянулись следы автомобильных колес.

У беседки был перекресток. Следы авангарда здесь разбредались в поисках нужного направления, но потом собрались и потянулись через хвойный лес на север.

Следы еще раз попытались сбить нас с толку на развилке, но им это не удалось.

Этот участок леса был особенно бугрист. Дорога, опускаясь, выводила на опушку, к которой примыкала просторная заболоченная пойма Щары.

Мы догнали первую подгруппу, отдыхавшую на привале. А значит - подошла к концу очередная серия нашего путешествия. Опять табачный дым коромыслом, звон стопарей и бесконечный трёп. Все это затягивается. Но как-то удается снова впрячься в лямку и отправиться дальше.

Вскоре вышли на открытую местность. По обе стороны дороги растянулся луг, лес остался сзади и где-то далеко с боков.

Последний привал был на мосту через Щару. Она здесь уже довольно широкая, спокойная и несет много воды на запад к Неману. На мосту, на фоне тускнеющего хмурого пейзажа была устроена фотосессия участников похода.

Здесь уничтожались остатки провизии. Почему-то остро встал вопрос о необходимости выпить под предлогом успешного завершения похода. Но у обеих прибывших групп запасы алкоголя иссякли. Теперь страждущие с нетерпением ждали третью подгруппу, по тому, что "у синих точно есть".

Дождались. К их общей радости в третьей подгруппе нашелся последний пузырь.

После того, как "важный" вопрос был решен, группа в полном составе торжественным маршем двинулась в деревню Добромысль.

Из хлева мычали колхозные телки. Им игриво отвечал мелодичными стонами тов. ВДВ. А по воздуху витал яркий аромат силоса и коровьих выделений.

В деревне горели фонари, было почти безлюдно и мрачно. Транспорт ждали не очень долго, но достаточно, чтобы легко одетые товарищи начали подмерзать. Грели себя, расхаживая по деревенской улице. У прочих был в арсенале иной способ сугреву, но для этого не хватало жидкого топлива. Появившийся на горизонте местный забулдон был тут-же атакован требованиями о продаже крафтового алкоголя.

Но толку из этого не вышло. Зато подоспел заказанный бус. Загрузились дружно и слаженно, в отличие от старта. Все потребности в напитках удовлетворили по дороге на автозаправке.

В транспорте все (или многие) почти сразу поотрубались. У меня не получилось. Пришлось всю дорогу смотреть какую-то чушь по телику (был установлен в бусе).

***

В Минск прибыли неожиданно рано для глазовских походов. Выгрузились на привычном месте возле рыбного магазина. При прощании особенно экспрессивен был Мощный Антон. Взял Глаза в охапку и чуть не поднял.

***

Эпилог

Поход оставил у меня ощущение комфорта, как ни странно. Не смотря на особенности логистики с ночным стартом и на обилие ценителей крепкого алкоголя, удалось занять свою нишу в этой выборке общества, вписаться в общую волну и более-менее эмоционально раскрепоститься. Но хоть ментальный отдых удался, предстояло еще успеть отдохнуть физически перед трудовой неделей. Только дома я почувствовал на сколько устал. Едва хватило сил выпотрошить рюкзак и поужинать.

 

Оцените этот материал:
77В:10-11.03.2018
  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором. Чтобы избежать этого - зарегистрируйтесь.
правилами и условиями.