77В:10-11.03.2018

77В:10-11.03.2018

Описываемый поход собирался быть водным. Как и в прошлом 2017-ом, сейчас первый в году поход  планировался по болотной реке Льва. Тогда для меня это был дебютный водный поход, и сейчас хотелось продолжения. Но все ближе к запланированной дате становилось ясно, что водный формат вряд ли состоится. Зима нынче выдалась затяжной. Март месяц весенний, а на дворе стояли морозы и, то и дело, сыпал снег и мело. За неделю до намеченных дат снега в Минске навалило столько, что решался вопрос о прохождении маршрута на лыжах. Но накануне пригрело солнышко, по-весеннему закапало с крыш, не настолько, чтобы появились лужи и потекли мутные бурливые ручейки, но снега разительно поубавилось. И тогда поход окончательно стал пешим!

 

 

Состав:

1. Глаз  – Руководитель проекта «поход №77Б» и подгруппы «У Смирнова»

2. Маша Ярошевич - Синоптик, корреспондент, менеджер на весь 2018 год (2016 Пузо, в 2017 Лившиц), казначей, фотограф

3. Михасевич Леха  – Участник

4. Роговцов Виталий  – Фотограф

5. Мазаник Саша – Участник

6. Максим Дайнович  – Участник

7. Лазовская Татьяна - Старший фотограф, звукооператор

 

8. Гладкий Саша – Бытовой сектор

 09.03.2018г

День сборов. Людей в городе меньше обычного, вероятно, по причине больших выходных – разъехались по гостям и курортам. То тут, то там встречаются послепраздничные ларьки с превеликим множеством цветов тюльпанами. На улице тепло, а в зимней куртке и при быстром  шаге, даже жарко. Температура на дни похода ожидалась с плюсом или небольшим минусом.

Процесс сборов не люблю, но с каждым разом это становится привычнее, а потому и быстрее. Поздним вечером с большим походным рюкзаком направилась я к остановке нужных троллейбусов. Оттепель и вернувшийся к ночи морозец учинили легкий гололед. Треккинговые ботинки скользили. С рюкзаком старалась не упасть, но скоро привыкла и шла уже уверенно. В полупустом троллейбусе походный вид и большой, непривычный для города, рюкзак всегда привлекают внимание. Так и в этот раз мужчина средних лет навеселе вначале пристально смотрел, а после пытался выяснить, зачем мне такой большой рюкзак и что делают со свертком (коврик), довольно навязчиво. Но, благо, скоро вышел на своей остановке.

 Сбор группы был назначен у второго с головы вагона электрички «Минск-Барановичи» на станции Минск Пассажирский. Отправление в 00.46. Нашла нужную платформу и путь. С помощью проводника какого-то стоящего поезда вычислила направление, куда поедет наша электричка, а соответственно и где будет голова поезда, поставила рюкзак на ближайшей лавочке. На вокзале отыскать своих несложно, по силуэтам с большими рюкзаками. Таковых пока не наблюдалось. Но тут впереди замаячила знакомая фигура в синей шапке – ну, конечно же это был Глаз!

- А ты хоть купила билет до станции Барановичи Полесские? Ммммм?

- Даже три! Виталик Роговцов и Леха Михасевич едут от Озеринского, будут впритык.

 Очень скоро, почти одномоментно, собралась вся наша команда. Узнаваемые издали, махали руками, улыбались. Дружно расселись в электричке, распихали рюкзаки по полкам. В пути не спали. Горячо обсуждали не нынешний поход, а предстоящий Глазовский водный поход в Башкирию. Уже не в первые замечаю, что при наличии хотя бы двух участников этих, уже традиционных катамаранных сплавов (сейчас Глаз и Роговцов), разговоры то и дело возвращаются к планам на другие такие походы, историям из прошедших. Я такое слушать люблю. Даже уже слышанные, а порой и от разных рассказчиков, такие истории-были воспринимаются с улыбкой и интересом.

 

10.03.2018г.

  Пустая тусклая электричка пришла быстро, даже наскучить не успело. В 02.53 вышли мы из вагона на станции Барановичи Полесские. На привокзальной парковке нас уже ждал водитель Алексей на белом бусе. Бус был на восемь сидячих мест плюс лежачие! Над багажной частью салона была полка с расстеленными пледами. Там тут же разместились Саша Мазаник и Виталик Роговцов, говорят, спалось там замечательно, не хватало, разве что, подушек.

Ехать нам нужно было в деревню Великая Гать Ивацевичского района Брестской области. Вперед посадили Максима Дайновича. Ему было поручено не спать, помогать ориентироваться нашему водителю и в нужном месте дать команду к остановке. Доехали скоро. Высадились на обочине дороги возле нужной деревни. Кругом ни огонька, ни фонарей, ни машин. Последние приготовления, включены налобные фонарики и вот началась активная часть нашего маршрута!

Как и предыдущего 77Б маршрут  этого похода проложен был по территории Выгонощанского ландшафтно-гидрологического заказника. Предыдущий трек был протяженностью 42,8 км. Этот имел длину 38км. Треки шли по совершенно разным местам, но имели место пересечения.

Треки походов собратьев 77Б "По следам Тихомирова Кирилла 2" голубой и 77В зеленый 

Мне запомнилось значительно меньшее, в сравнении с Минском, количество снега здесь. Тут из- под незначительного в некоторых местах снежного слоя пробивалась прошлогодняя трава, вспаханная жирная земля на полях. Группа наша собралась в восемь человек. Двинулись вдоль прилеска с кустами. Вначале под ногами проступала вода, оставались мокрые следы. Но миновали эту низину, и все дальше углублялись в лес. А чем дальше, тем больше становилось снега, но всё равно меньше ожидаемого. Шли в темноте, нарушаемой лишь необходимым светом наших фонариков, и в тишине, не нарушаемой ничем, кроме, разве что, треска наших шагов, да, если прислушаться, шороха падающего снега. Мы удалялись от людей, от жилых мест. Весь маршрут прошел от деревни Великая Гать к деревне Волька. Не встретилось ни одного поселения, ни одного человека. Да и следов людей тоже.

 Розовая кривая трека на навигаторе сейчас вела нас лесными дорогами, но дорогами давно нехожеными, покрытыми ровным пластом снега. Они еле угадывались.  Порой по льду пересекали замерзшие лужи, сразу и не заметные под снегом, были кусты, прогалины, развилки немногочисленных просек.

- А ты, Маша, хоть знаешь, что такое азимут?

- Знаю!

- Хорошо. А пеленг? – допытывался Глаз

- Знаю! Аналогично азимуту, но угол там между направлением на север и направлением на движущуюся точку… Кажется…

- Лааадно… А, на как тебе тогда пока компАс. Сейчас нам ровно на север! А то я уже поддал и  даже одышка…

 Теперь я то и дело поглядывала на колеблющуюся красную компасную стрелку на экране навигатора.

 За пропущенный мною поход 77Б появились изменения. Ранее в Глазовских походах трек преодолевался переходами по 45 минут. Теперь Глаз изобрел разбивать маршрут на пешеходно-активные серии, примерно равные по километражу. А если и не по километражу, то по затратам сил (действительно, получалось довольно равномерно). Наш нынешний трек, извилистой линией протянувшийся на север, был разбит на 13 таких отрезков. Нужно было пройти 8 в первый день и 5 во второй. Первый короткий привал еще в темноте на заснеженном пригорке. Бросили рюкзаки возле молодых пышных елочек, белых в обсыпавшем их снегу. Чуть поодаль темное неровное полотно леса, в свете фонариков определяется мелко подсыпающий снег.

Зимой всегда светает незаметно, как и темнеет. Хотя, наверное, и не только зимой. Так и сейчас, казалось, вот только небо стало чуть менее черным и чуть более синим. И вдруг уже ненужными становятся фонари - светло, лишь еще окутано все ранней утренней серостью. Теперь можно было разглядеть то, что нас окружало. Сосны здесь были исполинских размеров, с толстыми вековыми стволами. Высоко к небу уходили они своими объемными вечнозелеными кронами. Такого же возраста ели стояли в обнимку с огромными кряжистыми дубами, ясенями, осинами. Тут же вдоль занесенной снегом дороги молоденькие елочки, голые палки кустов. Все это присыпано снегом, не до уровня «шапок» на ветках, но достаточно для создания замечательного зимнего лесного пейзажа. В целом во весь поход было ощущение величия и древности окружающей нас природы.

Лес не леспромхозовский, а именно резерватный. Скоро дороги закончились. Теперь на нашем пути чередовались болота и «дюны». Болота замерзшие, проходились в основном по льду.

Лишь изредка лед проламывался под чьим-нибудь шагом. И каждый болотный участок, при всем, казалось бы, привычном однообразии болотных пейзажей, здесь был совершенно новым. То это были темностволые, Глаз говорил, дескать, черемуха, слабые деревья средь засыпанных снегом болотных кочек.

На других часто встречались старые деревья, обильно поросшие лишайником, светло-салатовые его щупалце свисали со стволов, веток. Будто паутина или сопли.

Были тут и отжившие уж свой век трухлявые деревья, испещренные дуплами и дырками различного происхождения. Встретился болотный участок, поросший высоким бледно-рыжим камышом выше человеческого роста.

 Мы шли от дюны к дюне, размеренно, умиротворенно. На природе всегда легко, даже тяжесть рюкзака на плечах ощущается иначе. Было тихо, а в свежем лесном воздухе к запаху коры, прошлогодней жухлой листвы уже примешивались весенние нотки. Температура днем плюсовая, капало с деревьев. Но двигались быстро, сапог в почву не вяз. Под ногами было твердо и промерзло. Совсем немного оставалось до привала-обеда.

- Дюна! Дюна!

- А кто же это там? Может, наркоманы из Ивацевичей? Ммммм?

- Чего?! Какие наркоманы… Так это же наши Саша и Леха! - как раз они с навигатором ушли вперед.

- Хи-хи-хи-хи!

 Для обеда была выбрана полянка как раз на очередной дюне, свободная от нависающих сосновых веток, чтоб не капало сверху. Нас обступали высокие сосны. Выяснилось, что некоторым все же не повезло намочить ноги в болоте. Теперь сушились у костра.

- По льду нужно ходить аккуратно - умничал Глаз - Смотришь, где впередиидущий провалился и тихонько обходишь! Не нужно топать, как слон! Топ-топ!

Душевно сидели у костра. Горячие макароны с тушенкой, приготовленные по настоянию Виталия Роговцева, и им же исполненные, разошлись на ура. А сразу никто и не хотел вроде есци.

Опытные катамаранщики сейчас горячо обсуждали катамаранный маневр. И даже пытались инсценировать с помощью подручных предметов. Тут же у костра мерно посапывал на коврике Максим Дайнович. Обед занял около двух часов. И вот сытые, согревшиеся, а кто и выспавшийся, снова двинулись мы в путь. Сегодня предстояло пройти еще 5 переходов.

 

Встречались нам на пути повалившиеся, частенько вывернутые с корнем, деревья, с толстыми ветвями, сплошь заросшими зеленым махровым мхом. Выворотни называются!

 Мне эти деревья напоминали морских (почему-то именно морских) огромных змей.

На деревьях здесь много чаги, совершенно разных размеров и цветов, от мокро-темного до ярко-оранжевого. Хоть принято считать, что гриб это березовый, но встречается на стволах деревьев разных видов.

 

Очередной короткий привал устроили в кстати встретившейся беседке на краю дюны. За ней простиралось болото - вдаль уходящее светло-ржавое камышовое поле. Беседка была компактная, с лавочками и схемой заказника «Выгонощанское».

Как учитель географии, Наш Руководитель водил по карте, показывая наш маршрут и место нахождения сейчас. Рядом великанская сосна, а на ней табличка, где написано, что сосне той уж 200 лет!

Чтобы доглядется до верхушки, голову нужно было запрокидывать до предела разгибания позвоночника в шейном отделе. Изящно извитые толстые ветви расходились в стороны от ствола. Она дейсвительно казалась колоссальна!

 

Нам встретилась дубово-сосновая аллея. По одну сторону сравнительно молодые, но уж кряжистые и могучие дубы тянули свои длинные, растопыренные ветви к сосенкам. Те стояли по другую сторону, юные, относительно встречающихся здесь долгожителей, с еще тонкой оранжевой чешуйчатой корой.

 

Настроение было отличным! Снега достаточно, но не избыточно много, чтобы прикладывать излишние физические усилия для тропежки. Сахаристый и слежавшийся, рафинированный и крОшистый. Температура комфортная. Да еще и к тому небо прояснилось!

Из непримечательного светло-серого сделалось вдруг голубым, густо затянутым прозрачными слоистыми облаками. Солнечно не было, но все вокруг стало ярче. Появился весенний щебет синиц.  Последний болотный участок был сплошь заросшим труднопроходимым кустарником. Через него приходилось буквально продираться. Ветки цеплялись за одежду, рюкзак, случалось прилетали прямо в лицо от впереди идущего. Соответственно двигались по нему замедленно, ветки становились навязчивее, хотелось скорее его преодолеть.

 В точку лагеря пришли засветло. Место, как обычно, оказалось прекрасным. Медленно ставились палатки, разводился костер, готовился ужин. Традиционные посиделки у костра не затянулись, спать разошлись в густых сумерках. Сказывалась бессонная ночь и насыщенный день. Но флаг (даже два!) несмотря ни на что был Глазом вывешен.

 

 

11.03.2018г.

 

Саша Мазаник остался намеренно ночевать на улице. Оказывается, они с Виталиком еще засиделись после общего отбоя. Ребята рассказывают, что ночью из болота неожиданно послышался громкий треск ломающихся веток, как от движения чего-то большого, предположительно, думали, что бульдозер. Оказался лось. От направляемого туда света фонаря лось убегал, но несколько раз возвращался обратно. Нужно сказать, что следы пребывания различных животных встречались в заказнике постоянно. Разных размеров следы копыт лосей, изрытая кабанами земля под деревьями, заячьи следы. Большие, в пол человеческой стопы следы волчьих лап. И еще в кромешной ночной тишине кричала сова. Крик совы – «песня смерти», как придумал Уладзiмiр Караткевiч.

Выход из лагеря планировался в 11.30. Но состоялся в 12.02. За сегодняшний день необходимо было преодолеть 5 отрезков пути (пешеходных серий), прийти в деревню Волька, а оттуда на бусе приехать в Барановичи. Электричка в Минск отходила в 20.29.

 

Идти было интересно. Сегодня наш Главный Фотограф Таня Лазовская периодически выстраивала нас для очередной фотосессии с каким-нибудь выдающимся природным объектом. Благо, таких здесь было в избытке. Много повидавшие на своем веку дубы, пережившие не одну сотню гроз и молний, оставивших на стволах свои отпечатки. Заказник изобилует дубами-богатырями, все и не опишешь. Похожие и непохожие один на другой. Каждый раз встреча с ними радует глаз и Глаза тоже.

- Смотри, дуб! - и на время замираешь, разглядывая. Вся их могучая стать овеяна с одной стороны несокрушимостью и силой, но, с другой стороны, эти реликты больше ассоциировались с дряхлостью, корявой и узловатой угловатостью и саморазложением. Несимметричные и кособокие, они выпирали в стороны свои обломанные замшелые персты, словно уродливые обрубки-культи. Что и лето придет, все распустится, заблагоухает, а эти полулысые, доживающие свой век истуканы, так и будут здесь стоять в замшелом сумраке этого влажного лиственного леса.

Одного из таких красавцев решили заключить в кольцо рук. Делали ставки сколько людей для того понадобится.

 

- Ну, если вот буду я, Глаз и Максим, то хватит троих. А ежели взять Сашу, Таню и Марину, то не хватит, нужен четвертый - прикидывал Виталик Роговцов. Я несколько удивилась, в чем в чем, а в росте и длине рук недостатка я никогда не испытывала.

 

- Хи-хи-хи-хи! – тут же подхватил Глаз – Мы пошли в поход с карликами! Хи-хи!

 

На деле, чтобы плотно объять дуб-великан хватило троих - Глаза, Виталика и Маши. А вот чтобы поводить хоровод понадобился еще и Леха Михасевич. Но хоровод был тесным, приходилось чуть ли не тереться о ствол. Вот такой нам повстречался великан!

 

Говорят, не то какие-то сектанты, не то язычники обнимаются с дубами, дескать, запитываются их силой или энергетикой, а якобы отдают плохую. Так вот, им сюда, в Выгонощанский ландшафтно-гидрологический заказник!

 

И вновь чередовались болота с дюнами. И каждое из них отличалось от другого. Зашли мы в болото, с почти ровной ледовой поверхностью. Из-под снега здесь выбивалась лишь желтая тонкая трава. И росли на том болоте исключительно березы. Слабые, с белыми стройными стволами. В голых кронах которых зеленели шары омелы. Этот вечнозеленый паразит встречается здесь, как и чага, на всех видах деревьев.

Было и болото, похожее на вчерашнее с кустарником. Через него шли длительно, неудобно.

 

- Сколько метром до конца отрезка? – прилетал вопрос сзади.

- Девятьсот! – отвечал Глаз, поглядев навигатор. Проходило время.

- Сколько метров?

- Девятьсот!

- ???

 Потом уж это превратилось в шутку. При каждом вопросе о оставшемся километраже, прежде действительного, непременно отвечалось – Девятьсот!

Вначале верили и охали. Было даже предложение назвать рассказ о походе типа «900 метров по Выгонощанским дюнам». В одном месте лед провалился под Глазом, тот ушел в воду почти по колено. Оказавшиеся рядом, вначале Саша Мазаник, а потом и Маша дружно бросились на помощь «Нашаму Кираунiку». Болотная жижа затягивала и не хотела отпускать Несчастного Глаза, с трудом вытащил он облепленные грязью сапоги. Чудом спасся, чудом! Думали, что потонет.

 

Саша Гладкий взял в поход петарды. Взрыв их резко врывался в окружающую ровную тишину. А при неожиданности, даже и пугал. Хуяк! Мы были лимитированы во времени отправлением электрички. Двигались скоро, но комфортно. И вскоре кончились болота и дюны, мы вышли на дорогу. По той дороге скоро дошли до военного полигона. Называется «Домановский артиллерийский полигон». Первым, что увидели, был выставленный на высоких бетонных подпорках вертолет. Ну, конечно же это был МИ-8. Без хвоста и изрядно потрепанный. Прошитый пулями.

- Это рабочая лошадка Афганистана! – умничал Всезнающий Глаз, - Это все хуйня, еще есть МИ-24. Вот это прикольный вертолет! Он НуРСами стреляет, залпом целые аулы сносит.

Здесь было множество списанной военной техники. Прямо вдоль дороги, как в музее под открытым небом. В основном ржавые БТРы.

Полигон действующий: верхушки деревьев обломаны пулями. Блиндажи, бетонные подземные сооружения, замаскированные снаружи, какие-то непонятные металлические конструкции, вероятно, как-то используемые во время учений. Я сразу же догадалась, что это капонир. Попадались прямо гектары безжизненного песка.

 

Вдруг чрезвычайно быстро мимо пробежали Саша Мазаник и Максим Дайнович, прямо по лужам, ломая лед и поднимая фонтан брызг!

 

- Вы чего это!?

- А нам режиссёр Таня сказала бежать, мы и побежали!

Скорее всего она снимала фильм.

 

По усыпанной щебнем, утрамбованной тяжелой военной техникой дороге, скоро подошли мы к пестро выкрашенным и ярко выделяющимся на фоне тусклого пейзажа зданиям. Мне рассказали, что всего скорее, это штаб. А в летне-осенний сезон именно такая окраска и является наилучшей маскировкой.

Тут же стоял 255-ый КрАЗ с антеннами радаров на крышах.

 

Полигон закончился. Перешли вброд канавку и вот мы на финишной прямой к деревне Волька. Уж и окраинные дома виднеются вдалеке. Водитель нас встречал другой и бус был другой, черный на это раз и без спальных мест. На электричку, на которой планировали уехать, мы опоздали. Ждали на вокзале следующую, последнюю.

Глаз отрядил несколько человек купить бутылку. На полигоне подобрали металлический знак с нарисованным красным огнетушителем. Этот знак, прицепленный к рюкзаку Максима Дайновича, очень привлекал внимание других пассажиров. Глаз предложил его сдать в «Музей походных трофеев Смирнова».

Электричка шла считай три часа. Но показалось, что доехали быстро. Осклабившись смотрели прекрасные фотографии от Татьяны Лазовской. В вагоне казалось жарко, и мы были красноватые.

 

В Минск приехали около часа ночи. Постепенно убывали ребята, кто-то вышел раньше конечной станции, кто-то прямо с вагона убежал в вот-вот закрывающееся метро, кто-то уехал домой на такси, а кому-то предстояло бессонно провести остаток ночи за рулем по дороге в Жлобин. В Минске было сыро и, кажется, шёл дождь. Уже на следующий день, обходя в городе лужи по размякшему и такому же мокрому снегу, я вспоминала наш поход. На природе в любую погоду лучше, там любые погодные неприятности воспринимаются естественнее.

 

Запасной маршрут в Выгонощанский ландшафтно-гидрологический заказник выступил вполне достойной альтернативой байдарочному походу по реке Льва.

 

Резюме

Поход 77В под руководством Глаза 10-11 марта был проведен, согласно запланированным числам. Вместо байдарочного «Льва-Ствига Завершение» по объективным причинам пришлось изменить водный формат на пеший. Зима, начавшись в этом сезоне весьма чахло, вдруг к марту обрела правильный характер и даже не хочет уступать весне свои права. Промониторировав погоду по регионам, стало очевидно, что лучше всего будет повторить прохождение Выгонощанского Ландшафтно Гидрологического заказника. Трек был совершенно другой от предыдущего 77Б, проходил он с юга на север из деревни Великая Гать в Вольку. Промежуточных населенных пунктов на этом участке нет.


Количество участников было 8. Группа имела название «Волосачз и Татарин». Чтобы удешевить логистику, было придуман вариант «подскока» на электричке до Барановичей. Далее на бусе. Водители с нужными бусами были выисканы на местном сайте объявлений города Барановичи.


За неделю до описываемых событий по Минской области выпало почти полметра снега. Выгонощанский Ландшафтно Гидрологический заказник находится в Брестской области за водоразделом. Днепр-Неман-Припять. Вопреки ожидаемому, снега в лесу оказалось отнюдь не много. Это позволило передвигаться именно с удовольствием, без затрат лишних усилий на тропежку. К тому же предшествовавшие морозы хорошо сцементировали болотную почву. Нога всюду ступала твердо и уверенно. 


Повезло с погодой. Около ноля, облачно и с прояснениями. Практически безветренно. На удивление в лесу сухо. На территории заказника «нарезано» непривычно мало мало просек и дорог. Это позволяет даже в ПВД находиться в атмосфере оторванности от антропогенного фактора. Протяженность трека 37 километров. Проложен он логично. Как наиболее мне нравится, - в виде волнистой линии, вместо кольцеобразного или П-образного. Разделен он был для удобства прохождения на 13 пешеходных серий, 8 в первый день и 5 во второй, 22 и 15 километров соответственно.

Часть была проложена по естественным возвышениям, своеобразным характерным для той местности песчаным пустошам («дюнам»). Болотистые участки с тростниковым высокотравьем постоянно чередовались с участками сухого могучего леса.

Стоит отметить насыщенность и этого трека исполинскими реликтами, в частности дубами. Особенно необычные в этот раз получились виды и кадры – контраст зимнего леса со снегом и припудренными инеем кронами, с зеленью буйствующих на ветках мхов. Конец маршрута проходил по территории Домановского артиллерийского полигона. Он, полигон, действующий. Пейзажи довольно необычные. С остовами военной техники (в основном БТР-ы), фортификационными сооружениями. Кусты и деревья с ветками, обрубленными пулями и осколками снарядов. Гектары голого песка, курганы. 
Учитывая благоприятные условия, физическая цена прохождения 37 километров в основном пересечёнки оказалась не высока. Наиболее медленно проходились несколько участков со сплошными зарослями кустарников.
Бытовой сектор был организован по отработанной методике.

Степень алкоголизации группы присущая походам под руководством Глаза была высока. Добавляла эмоций, но не была тормозным и расхолаживающим фактором.
Фотоматериал отснят адекватный.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оцените этот материал:
Малая Родина «Борисовщина»
По следам (отчет о ПВД в ландшафтно-гидрологическ...

Люди, участвующие в этой беседе

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором. Чтобы избежать этого - зарегистрируйтесь.
правилами и условиями.