75: «Сонгути-Скатиком. Цей-Караугом» 18.08.-07.09.2017

75: «Сонгути-Скатиком. Цей-Караугом» 18.08.-07.09.2017

Вместо предисловия

Что по фешенебельнее, как то Камчатка, Алтай, Саяны, Памир, Тянь-Шань проекты не дешевые, да и готовиться надо за год. Кавказ стало уже привычно. Как обычно, хотелось чего-нибудь линейного и относительно автономного. Пусть с тяжелым рюкзаком и через перевалы, но подальше от глаз людских (этнос горцев, эпос и обычаи не интересуют) и непременно с восхождением на какой-нибудь колосс.  В прошлом году ходили на красавец Тетнульд. Тогда, будучи на вершине, на одной с нами высоте в просветах между снежными зарядами на северо-востоке совсем рядом выглядывал зловещий, но такой интригующий силуэт Гестолы. Как популярность последней очень высока, также и эстетическая составляющая. Эта правильная пирамида (внешнее сходство с Тетнульдом удивительное) едва ли не является символом Безенги. К восхождению (или траверсу) можно приложить минимум три варианта трекинга: из Грузии, через Дыхниауш, или с ледника Шаурту (там перевалов как минимум четыре). Не подходило, что маршрут восхождения это все-таки 4А. 3Б с траверсом Ляльвера из России якобы закрыт. От Гестолы пока пришлось отказаться…

Тетнульд ближе, Гестола дальше

С год назад попались спортивные отчеты путешествий по Северной Осетии через ледники Караугомское Плато, Цей. Ледники и отчеты понравились. Вылезти на Караугомское Плато как оказалось не так просто. Или по Караугомскому ледопаду (нам это изначально не подходит), или через перевал 2Б со звездочкой (Купол Воологаты). Еще есть какие-то неподъемные тройки (типа перевала Шнейдерова 3Б и пр.). С Цейского и Караугомского ледников можно совершить кучу радиальных выходов по маршрутам любой сложности (1Б-5Б). Здесь собрана плеяда популярных кавказских четырехтысячников.

С Караугомской Чаши «уйти» не так-то просто. На Цейский ледник 4 перевала и все 3А. Один, с виду более пологий (Северный Уилпатинский) и ступенчатый выглядит наиболее симпатично и безопаснее. Но его почему-то не ходят. А если что-то не ходят в горах оно не с проста. Следующий, Южный Уилпатинский по предварительной оценке не очень подходил своим крутым ледовым (конец августа) сбросом метров в южную сторону метров на 500. Скальные же пояса в профиле сброса с перевала подразумевают отчаянную стрельбу. Дальше - Фестивальный, со своим угрожающим круто ниспадающим снежно-ледовым разорванным языком, - выглядит он еще значительнее. Про Фестивальный отчетов тоже мало. В одном из них даже предупреждается, чтобы при движении на подъем с южной стороны группа трезво оценивала свои силы. Цей-Караугом, расположенный в дальнем углу на стыке с Грузией, тоже не выглядит гостеприимно. Зажимаемый склонами Бубисхоха и Дубль Пика предполагает тоже сильную камнепадоопасность. Причем по обе стороны, но с южной, определяющей стороны, не благополучней. Зато здесь предполагалось меньше веревок перил. Три наверх, пишут, четыре вниз.

Кавказ изменился. Ледники отступают и тают. Я много раз уже ходил в августе-сентябре. Снега мало, на склонах в основном к тому времени лед, камни летят совсем не обязательно в какое время суток и уже даже без солнца. Но погода (имхо) устойчивее. Меньше осадков и еще не холодно. Нет снежной тропежки и лавинной опасности (сам, по крайней мере, в это время не видел).

В общем, выбрались в поход. Глаз по привычке быстро расписал общественное снаряжение. Раскладка подразумевалась 600грамм на человека в день. В состав заведомо обузой и головной болью был включен Опытный Анатолий с условием, что всю организацию по логистике, погранпропускам, регистрации в МЧС он берет на себя. В какой-то степени подразумевалось, что это компенсирует то, что он устроит на маршруте.

Он развел Глаза, что за прошедший год сделал правильные выводы, что набегает по сто (!) километров в неделю. Что занимается промальпом. Что стал просто атлетом с формой, какой еще не знал доселе. Еще купил даже двухместную палатку. По рекламе получался сверхценный участник, опора, кремень и глыба. Глаз с удовольствием использовал выгодную сторону медали. Более того в плане незаконного требования денег (вымогательство и попрошайничество) Кавказ не безупречен. И здесь как нельзя лучше мог подойти Опытный Анатолий. Премьер демагогов, способный сотрясать воздух, сколько это нужно (и потом еще, сколько уже не нужно). При этом совершенно никуда не только не спешащий, не только не тяготящийся, но и возможно получающий от этого удовольствие. Как раз в случаях требования денег такого следовало запускать. Стороны бы со временем забыли – вообще, о чем речь идет.

С билетами на самолет как обычно было все не удобно, то одно не подходило, то другое. Опытный Анатолий периодически звонил Глазу и напрягал. Глаз злился.

- Голову мне не нагружай! Делай, как сам решишь. Приехать надо в аул Дунта. А как ты это организуешь – мне все равно. Работай!

Поехали по итогу на машине. Это удлиняло наш поход номер 75, но сильно экономило бюджет. Не требовались теперь не только билеты, но и доплата за багаж, трансфер. Погранзаства и МЧС тоже находились не в одном месте. Удобно было объехать теперь и их. И самое главное, - сроки становились пластичнее. Не надо было успевать на самолет!

Принцип максимально эффективного использования отпуска был и на этот раз соблюден. Начинался он с понедельника, но отъезд был назначен на пятницу 18 августа: в тот же день после работы.

18 августа 0-й день

Глазков Алексей (Глаз) - руководитель похода №75

Расолько Антон – Ответственный за связь, фотограф

Якимченко Анатолий (Опытный Анатоий, Опытный) - логистический инспектор, чрезвычайное лицо, ремонтник

Ярошевич Марина (Маша, Матрёна) - кореспондент, синоптик, гляциолог

22 часа. Перекресток улиц Одинцова и Лобанка возле рыбного магазина «Виталюр». Естественно, что Опытный Анатолий опоздал («времени собраться не было»)! Магадан поехал на пикник афтерпати на Ислочи. Провожающих не собирали. Но информация об отъезде просочилась через вайбер. Пришли, кажись, шестеро провожающих. Среди прочих был и неизменный ВДВ.

Из-за опоздавшего Опытного Анатолия Глаз нарезался (хотя и так бы нарезался). Теплый был августовский вечер. Выехали в ночь. Требовалось максимально быстро выбраться на федеральную трассу Дон.

19 августа 1-ый день

Заранее к поездке подготовили часа на три-четыре подборку музыки. Основной частью был старый металл конца 80-ых начала 90-ых. Только хиты. Намешано кроме того было прочее: Ленинград, Сектор Газа, Ляпис Трубецкой, Наутилус, ДДТ, даже Игорь Тальков и Коррозия Металла. Троим нравилось. Только Опытный Анатолий потихоньку все время убирал звук. А ночью поставил и вовсе какой-то свой диск. «Вечер авторской песни» - как потом выяснил Глаз, это называлось. Слушать «авторские песни» было непросто. Поначалу они шли как фон, но с рассветом и тем дальше, когда трезвели все больше, диск напрягал уже откровенно. Авторские песни начали бить по голове. Исполнители чередовались разные, но один из самых припизджженных не то пел, не то говорил навязчиво долго с голосом типа Романа Карцева (но это был не Роман Карцев). Короче, менялось два аккорда акустической гитары, и значит, на распев, рассказывалась какая-нибудь история. С рифмой было совсем худо. Тексты и тематика даже сложно к чему либо отнести: не то в стиле шансон, не то вообще исполнение сваливались в какаю-то откровенную похабщину. Бывал также набор фраз мало связанных между собой. Глаз со своими музыкальными и вокальными данными, наверное, может ежедневно выдавать с десяток подобных саундтреков. В итоге все трое не выдержали. Опытного уговорили «это» из эфира убрать. Причём убрать немедленно.

Остановились. Подошел водитель, наверное, фуры. Еще в рамках вежливости сквозило возмущение:

-  Куда ты обгоняешь, blat, по камням!!

- Так ничего же не побили, - не растерялся Опытный Анатолий.

- Ну, а ты мне потом что фары купишь!?!

День обещался быть суровым. Матовое молочное небо и в нем нечеткое размытое солнце обещали армагедонскую жару. Нас дома в это лето Бог миловал от таких мук. Благо был рабочий кондиционер. Из машины лишний раз сегодня не выходили. В апогее дня термометр показывал выше тридцати, но максимально плюс 38. Для Глаза такое приравнивается к настоящей пытке.

Позднее протрезвели окончательно. Обнаружилась книга Александра Солженицына «В круге первом». Матрена взяла в дорогу с собой. Глаз заставил Матрену Филипповну читать это вслух. Читали с того места, где она закончила (Глаз хорошо знает книгу). Дочитали уже на следующий день (Глаз участвовал тоже). Ну, а больше читать было нечего совсем. Что-то пробовали скачать. На заправке поравнялись с большим задрипаным туристическим автобусом. Там выл вай-фай. Мощный удивительным образом угадал пароль. Правда, ничего скачать не успели. Хороший автобус уехал прочь. Пробовали ехать за ним, но уже скачать ничего не получалось.  

Обед или поздний завтрак был в каком-то кафе «N-N Стан». Здесь был целый зоопарк, но в него не пошли (надо было платить). Зато снаружи пасся осёл. Естественно, с ним прошла фотосессия.

Уставший или разомлевший от жары ишак не голосил. Был покорно равнодушен. В кафе перекусили. В том числе холодной окрошки.

Матрена была изначально назначена корреспондентом. Глаз тотчас напомнил, что корреспонденту требуется фиксировать события. Для этого был загодя заведен специальный блокнот и отточенный карандаш. Попалась под руки какая-то книга про животных. Глаз тотчас из книги срисовал в блокнот утконоса.

Переехали не большой и совершенно не впечатляющий здесь Дон. Вода была очевидно низка. Федеральная трасса Дон далее в это время особенно ужасна. Основная проблема - сплошной поток фур. Не везде она реконструирована до четырехполосого варианта. Где две полосы, собралась тихо движущаяся и почти стационарная многочасовая пробка. Здесь раздражал на обочине свой местный стихийно образовавшийся черный бизнес. Зазывалы с соответствующими кусками картона «Объехать Пробку!» собирали нужную колонну машин (где-то пять). Вперед запускался мальчик на мопеде. Последний, видимо, показывал дорогу. Ехали они вдоль в принципе той же федеральной трассы Дон, но по проселкам. Не факт, что так уж быстрее, зато динамика движения была ощутимее. Всё раздражало. И сам бизнес, и пробка, и эта федеральная трасса Дон. Чуть позднее, ближе к концу пробки, поток пошел со скоростью примерно 60 км в час. Опытный Анатолий всё время куда-то хотел перестроиться. Грузовики его откровенно не пускали и строго подрезали. Глаз начал откровенно беситься, чтобы Опытный ехал со скоростью потока и не выyobывался:

- Тебе сейчас кто-нибудь nahuj выйдет и лобовуху разобьёт!

Опытный Анатолий охотно соглашался, что действительно, быстрее потока не поедешь. Но тотчас забывал и пытался перестроиться на обочину вообще или, прижимаясь к очередному мастодонту-тягачу, пытался обойти по половине или трети свободного участка полосы. Глаз опять нервничал:

- Blat! Да он тебя не видит даже из-за своего прицепа, куда ты nahuj к нему жмешься!

Опытный соглашался и возвращался в колонну, но проходило несколько минут и опять его куда-то пёрло.

Когда стемнело, уже ехали быстро и по четырехполосой трассе. Сделалось сразу комфортно. Уже, когда ужинали, было еще лучше. Столовая в каком-то огромном павильоне (говорят, что в прошлом году ужинали здесь же). Глаза любимое блюдо – фаршированный перец. Опытный Анатолий был ответственный за дорогу и разрешил Глазу пить. Привычный режим был стремительно восстановлен. Через пару часов ехали своим чередом. Глаз с Мощным, как первые друзья, вели непринужденные и свободные разговоры. Было комфортно, уже не жарко, и играла музыка. Это было начало трассы Северный Кавказ.

20 августа 2-ой день

Остановились на рассвете. Опытному Анатолию требовалось поспать. Триста метров съехали с трассы. Была здесь злаковая стерня и катушки от соломы. Пейзаж был не то Ставрополья или Краснодарского Края. Уже чувствовалось предгорье Кавказа. Да и воздух стал сух и легок. Легли спать. А рядом шумела федеральная трасса «Северный Кавказ». Насыщенная, шумная, агрессивная… Ниже в балке виднелись строения станицы. Полный штиль и безветрие. На поле незыблемо лежали валики соломы…

День похода 20 августа для автора выпал из поля зрения. Опытному Анатолию была поручена регистрация в МЧС и погранзастава. Глаз напился с самого утра. В основном спал и не сильно сегодня интересовался окружающим, но никого и не напрягал.

Пришлось выходить из машины на въезде в республику Северная Осетия. Пекло снаружи жесточайшее! Здесь был КПП и к возмущению Очень Опытного Анатолия нужно было сдавать отпечатки пальцев. Потом ездили в МЧС. Там почему-то хотели взглянуть на Глаза. Глаз из машины выйти не мог. Его к удовольствию сотрудника МЧС показали.

Триумфальная арка

Вечерний намаз

Были также сегодня и у пограничников. Так на все про все ушел целый день.

Когда стемнело и ехали по горной дороге, вдруг в свете фар ко всеобщему удивлению увидели Сталина.

В альплагерь Цей, вернее к нему, поднявшись по серпантину, прибыли уже ночью. Высокие железные ворота были заперты. Росли здесь какие-то могучие лиственные деревья, и было несколько заброшенных домов. Но они были заколочены и висели замки. Ничего не оставалось, как разбить палатку перед воротами лагеря.

21 августа 3-ий день

Когда рассвело и даже уже стало подниматься солнце, Глаз отправил Сверх Опытного Анатолия и Мощного на рекогносцировку. За воротами, которые утром открыли, оказался не альплагерь Цей. Цей выяснилось, что находится выше. Идти минут 15, а на машине совсем быстро. Раньше это и в самом деле был альплагерь «Торпедо». Альплагерь «Торпедо» теперь переименован в Цей и работает не как альплагерь, а как турбаза. И хозяин и менеджер здесь Инга – полноватая тетка на середине четвертого и пятого десятка. За стоянку машины сказали, что платить не нужно. Цей не производил унылого и алчного впечатления. Здесь было не людно, не жарко, не шумно и хотелось побыть. Лагерь основал первовосходитель на Хан Тенгри.

Поели. Гостиная была обставлена не без вкуса. Фотографии, люстра из пня-осьминога, и даже комната библиотека со старыми и даже старинными книгами. В Цее услышали мы, что в горах теперь особенно опасно. И кого-то убило камнями на маршруте, который до этого считался вполне демократичным.

Чтобы попасть в эту самую Дунту, ехать требуется по низам 170 километров. В Цее никого подходящего нас отвезти не было. Не растерялись и позвонили во Владикавказ. Цена устроила. Вызвали машину оттуда. Мы успели поесть, собраться. Кое-что оставили в машине. Снаряженные рюкзаки как обычно были неимоверно тяжелы и объемно громоздки. Глазков напился с Мощным, но не быстро и в процессе, когда дело было в принципе сделано. Появился водитель кавказской национальности. Машина ГАЗель серого цвета. ГАЗель была исключительно ржавой, но это добавляло даже какой-то не уют, но комфорт. Водитель взял с собой и друга-помощника. Тоже кавказской национальности. Видимо во Владикавказе, нет работы. Могут себе позволить столь долговременные прогулки.

Ехали по кукурузным равнинам с необозримыми полями и через большие деревни. Была приятная нежаркая вечерняя погода. Глазков пьянствовал с Мощным на ряду задних сидений.

В Дунту приехали очень удобно. Сколько надо выше от аула и далековато от домов, но когда и дальше и уже не нужно. Прямо здесь можно было становиться лагерем. Оставалось только поднести вещи от машины чуть-чуть до ста метров.

- Глаз, там Мощный упал! – вдруг подбежал Опытный Анатолий.

- Как упал?

- С рюкзаком упал, и встать не может!

- Давно лежит?

- Пару минут.

Мощный лежал с рюкзаком (рюкзак был больше Мощного) на боку, пытался встать, но ничего не получалось. Он был похож на раненую лошадь. Пытался подняться, семенил ногами, но рюкзак неизбежно придавливал его ниц. Глаз освободил его от рюкзака, взял его себе и помог Мощному подняться.

Быстро поставили две палатки. Мощный был отправлен вниз в Дунту убедиться, что это точно она самая и есть и более того, - разведать, где мостик через протекающую тут реку Сонгутидон. Вернулся он не один, а с худощавым высоковатым кавказцем. Встреча не источала гостеприимство. Тот требовал, где, дескать, ваше разрешение на посещение национального парка (это территория типа национального парка). Глаз сразу всё испортил:

- Давайте ему 300 рублей дадим, но больше не дадим.

Горец очень обиделся. Хотя, наверное, изначально не столько пришел за деньгами, а и поговорить. Требовался Опытный Анатолий. «Запустили» Опытного Анатолия. Обоим собеседникам неслыханно повезло. Через какое-то время стороны вообще забыли, с чего начинался разговор и вообще о чем здесь идет речь. Гостя звали Тельман и ему сейчас 57 лет. В общем, ничего мы не платили. Они остались очень довольны, практической выгодой для группы было и то, что кавказец показал, где находится мостик. Визуально его не видели

22августа 4-ый день

Аул Дунта был совсем маленький. На разных уровнях притаились дома. Долина реки Сонгутидон была бедной на растительность, просматривалась недалеко из-за того что поворачивала. На небе ни облачка. Утро начали с арбуза.

Вид на аул Дунта

Погода солнечная. Сборы перешли в уговоры Опытного Анатолия собираться. Дело шло очень туго. Собираться он не хотел никак. Руки упирал в бока и подходил с советами или мемуарами к очередному собеседнику. Глаз отгонял от себя, отправлял собирать вещи, но Опытный турист, к складыванию рюкзака как будто приступал, но быстро охладевал. Потрачен был час дополнительного времени. В любой другой спортивной группе Опытного за этот час бы уже порвали. Анатолий еще раз напомнил, что очень много тренировался и сильно добавил за этот год. Что побеги мы кросс, всех бы с большим запасом уделал и разве что нам понадобилась фора, большая фора. Однако, пока по сборам и отнимания у группы времени увы сдвигов не наблюдалось. Логистическая схема вперед была отработана хорошо. На маршрут мы вышли как того и хотели 22 августа. Опытный Анатолий был зримо доволен, посему хорохорился и бравировал. Глаз с ужасом ожидал, что он ему уготовил собственно на активной части маршрута.

Река Сонгутидон и перевал Дунта справа вверху н\к 2358

Сожгли мусор, и вышли, наконец. Рюкзаки были как обычно в походах Глаза. Мастодонты. Глазов сильно превосходил высотой голову и панамку Глаза. Да и остальных тоже. Опытный Анатолий  был проинструктирован, что в поход «хуйню не брать», а всё строго по списку.  Эту фразу предписывалось прочитать и повторить двадцать раз. Что Опытный, что Мощный касательно раскладки к вопросу перечня подошли фривольно. Взяли не по граммам, а на своё усмотрение.

Глаз как обычно злился, что подставляют не только себя, но и его.

Перешли по мостику Сангутидон.

- Куда сел!... – Сел куда!

- Воды попить, Глаз.

- От рюкзака отойди!

- Я кружку достать!

- От рюкзака отойди!

Он мог начать его распаковывать.

- От рюкзака отошел!!

Распаковать не дали.

До кошары, что по ту сторону перевала писали идти 3 часа 30 минут чистого ходового времени. За 4 ходки по 45 минут мы вышли на гостеприимную лужайку седловины перевала. Не было здесь только воды. Опытный эти 4 ходки шел обнадеживающе бодро и вместе со всеми.

Широкая перевалная седловина перевала Дунта н\к

Дальше стал садиться, отставать и шел уже не со всеми. Мощный тоже начал сдавать по темпу. Как лично для автора, так первый день всегда приравнивается к каторге. Сопровождается жарой, большими потерями солей и жаждой.

По тропе вниз к кошаре встретили мужчину и женщину. Он никуда не шли, а присели в тенечке. Спустились позднее и они. Говорила по-русски только женщина. Они искали лошадь «красную» с седлом. Такую лошадь мы на самом деле видели, но еще в лагере в Дунте. Кроме того проехало тогда несколько всадников. А не на аркане ли вообще её тянул один из всадников? Вроде даже как на аркане.  

Возле кошары нашли впадающий ручеек с чистой водой. В Скаттикоме (это река, которая уже была с этой стороны) вода была мутная. Весельчак-Глаз решил сегодня идти еще две полноценных ходки по 45 минут. То есть всего семь.

Долина Скаттиком вниз

Поднимались дальше мы по пологому и плоскому дну долины. В лужайку были вмурованы камни. Была тут и тропка. Мощный со Спортсменом-стаером стали ощутимо отставать. Возможно, Марафонец садился. Наконец, к концу второй ходки дошли до ровных не понятно чего больше травяных полян или каменных осыпей. Проходили пасущихся коров и лошадей. На коров запрыгивал бык и трубил. Но вот он повернул к нам голову и недовольно заревел. Это был агрессивный дебёлый альфа самец с огромными ноздрями. Над головой возвышался широкий и могучий ухват рогов.

- Вот тварь! Сюда идет!

Бык надрывно замычал и, отрывисто ступая, пошел к нам.

- Леша! Я боюсь!!

- Я и сам боюсь! Ну! Пошел нахер отсюда!! Бери палки!

Мы с Машей угрожающе махали палками. Бык, ненавистно рыкая, остановился перед рекой. Вдруг уверенно зашагал в воду.

- Лее-еша!! Бежим!

- Куда! Нельзя бежать! Увидит, что боимся, точно на вилы поднимет! Ледоруб бери!!

Глаз стал бросать в быка камнями. Или вода охладила пыл, или взметающие брызги камни или наши ледорубы. Поганый бык развернулся и вышел из воды на своем берегу. Минут двадцать он не уходил и утробно рыкал. Поза да и все его существо воплощение небывалой ненависти. Опять потом полез в воду. И опять камни, и угрожающие жесты палками и ледорубом. Мы решительно собирались защищаться. Ледоруб оружие довольно грозное. Бык и этот раз вылез из воды и вернулся.

- На мясо пустить эту тварь!

Пришли Мощный с Опытным. На нашем берегу среди камней лежал маленький теленок сеголеток. Опытный решил, что бык (скорее наоборот он здесь перешел еще в начале дня, когда не поднялась вода и прятался) пришел защищать теленка, стал гнать его в воду.

- Отойди от теленка!... От теленка отойди!... Отойди от теленка, придурок, утонет ведь! Оставь, кретин, в покое теленка!

Кое-как Опытного отогнали. Бык нехотя, оглядываясь и рыкая, ушел. Уже больше не приходил.

 Небо было чистое. Полный штиль. Взошла луна. Вернее, растущий месяц. Шумела река Скатиком.

23 августа 5-ый день

Решено подниматься было обыкновенно в шесть утра. Сегодня должен был дежурить Антон Мощный. Чтобы быстрее уменьшить вес своего не пропорционально большого рюкзака. Опытный Анатолий был проинструктирован ещё с вечера, что подниматься ему нужно вместе с Мощным и уже тогда начинать собирать рюкзак. Носил из общественного груза он котелки и две горелки и к ним экранчик. Бензином в этом походе Несчастный Глаз решил не заморачиваться. Раз не требовалось лететь на самолете, можно было сколько угодно взять газа. Газ купили еще в Минске с Опытным Анатолием, причем на весь поход. Забегая наперед, скажу, что сожгли его примерно три четверти.  Котелки, экранчик от ветра, и горелки предписывалось Опытному Анатолию на самый верх в конце, когда собранно будет всё остальное. 

Долина Скатикома

Действительно, Опытный Анатолий поднялся синхронно с Мощным, и был в самом лучшем расположении духа. Об этом свидетельствовал неиссякаемый поток каких-то фраз. Но Мощный к этому был совершенно не чувствителен.

Сразу было приятно, не жарко, безветренно. Мы были в тени. Солнце долго не вылезло из-за борта долины. Вчерашнее стадо коров вместе с тем быком отошло чуть-чуть в сторону. Иные вообще высоковато поднялись по склону.

На переднем плане давно собранный Глаз лежит и нервничает, на заднем Опытный Анатолий пробует собирать вещи, но ничего не получается!

Заключительный этап сборов Опытного Анатолия

Вышли сегодня раньше вчерашнего. Опытного ожидали уже меньше часа, примерно минут сорок пять. Уговаривали собираться еще раньше. Он приступал было, но бросал это неинтересное ему дело, подходил к остальным, склонял по-птичьи голову, и упирал руки в бока, давал совет или сообщал какой-либо интереснейший пусть даже и не касаемый дела факт из истории своей жизни. Его терпеливо возвращали к рюкзаку.

- Да, и еще… - вдруг бросал сборы Сверхопытный Анатолий и возвращался к собеседнику.

- Толя, да пошел ты на хер отсюда! Иди вещи собирай. Zaebal ты уже!

 Я заранее приценился, как идти, изучив не очень спортивный отчет третьей категории одной из групп, что поднимались на Чилигини пятилетней давности. Группа эта тоже выходила из Дунты и за вчера прошла даже на несколько ходок меньше нашего. За сегодня требовалось выйти на боквые морены ледника Чилингини (Скатиком).

День сегодняшний получился фиаскальный. Провален он был с треском. Дело обстояло так. Взвалив гигантские рюкзаки, двинулись вдоль реки. Стало быстро очевидно, что её нам нужно переходить. Причем немедленно. Вода в Скатикоме прибывала стремительно, на глазах. У Мощного с Глазом перейти получилось ловчее. Матрена упала, уже почти перейдя. Глаз протягивал палку, потом схватил её за руку:

- Не тяни меня, я сама встану!

Поток обливал бедра, нижнюю треть спины и низ к тому же рюкзака. В ручей упала Глазова трекинговая палка. Её смыло - была такова!

Тигр гор перед переправой

Очень Опытный Анатолий неожиданно сделал реверс и пошел вниз по течению. Его вернули (почти час потеряли всё про всё). Мощный указал, где еще возможно успеть перейти. Вода в Статикоме пребывала быстро.

Вода в Скатикоме прибывала быстро

Далее мы поднимались по левому (орографически) борту ущелья. Плоский подъем слегка стал через неполный час движения круче. На треть скорости движения остальных отставал Марафонец.

Это удручало. «Купив дешевый логистический билет», Глазу приходилось теперь настраиваться, что Мастера Спорта По Легкой Атлетике и «почти Снежного Барса» придется как-то протащить маршрут, или вернуться назад. Мы еще не дошли до точки невозврата. Но Первый несостоявшийся напарник и конкурент Анатолия Букреева уже здесь в зеленке внушал серьезные опасения…

Впереди впадал безымянный приток. Про него не писали в описаниях, да и, глядя на карту, не заслуживал он внимания, едва был там обозначен. Собирает воду этот ручей с дочернего ледника, который круто обрывается в осыпной цирк. Очень нехорошо шумел этот безымянный ручей, и очень нехорошо взлетала над ним пена.

Поток не был столь широк. Его глубина и агрессивность подразумевали, однако, неизбежное падение. Беснующаяся вода сбегала круто и была скорее не ручьем, но водоскатом! Глаз скинул рюкзак.

Фотографии скрадывают агрессивность этого ручья. Поток весьма глубокий

Поднялся чуть повыше, пройдя прижим, к повороту, откуда из цирка и выбегал этот злосчастный ручей. Было неровно, бугристо, но зато здесь росли какие-то желтые цветочки и даже отдельные стебли Иван-чая.

- Что, Глаз, делать будем?

- Надо лагерем становиться. А переходить рано утром.

- А может как-нибудь можно.

- Только навесная. Но это будет до вечера. Мокрая веревка и кого-то первым надо запускать. А кого кроме Глаза… Да и голосовые связки надо бы сэкономить. То на то и выйдет.

Для палаток место было плохое. Из камней выкладывали площадки. Получились более менее ровные.

Подниматься запланировали рано. Глаз придумал перейти реку и без завтрака по холодку пройти несколько ходок до первой воды (наш левый борт долины был гораздо выше русла Скаттикома и до него получалось далеко) и там позавтракать.

Потом идти до вечера и наверстывать упущенное за сегодня. Опытный был проинструктирован, что ему собираться нужно за час до общего подъема.

Причем не сотрясать воздух и не декламировать, а непременно требуется собирать рюкзак. Назавтра все было сделано наоборот.

Снизу из долины приполз язык тумана. Дальше он уже не поднимался. И не туда не сюда. Так и застыл в ста метрах ниже нас. Не двигался уже ни туда ни сюда.

Глаз придумал оценивать динамику уровня воды в ручье. Для этого были определены ориентиры. Темпы падения радовали. Вода убывала быстро.

Спать пошли сегодня рано. Неожиданный ручей отнял у нас время, принудив к полудневке.

 24 августа 6-ой день

Держаться было намечено тем темпом, как шла группа по маршруту третьей категории. По пути с ними нам было еще полтора дня. Потом они «уходили» через перевал Воологата 2А вниз в обход Караугомского ледопада. «За вчера» они как-то удачно перешли этот злосчастный ручей, а «сегодня», после ночевки выше нас на боковых моренах ледника, вышли на перевал Чилингини 2А – 3766м.

Погода была просто отменная. Поднимались в пять или полшестого не помню, но Опытному было предписано это сделать на полчаса раньше и начинать собираться. Действительно он снаружи уже весело балагурил даже не за полчаса до общего подъема, а раньше.

Язык тумана с вечера не поднялся  выше нисколько, но и не уполз вниз в долину Скатикома. Остался на том же самом месте. От вчерашнего ручья агрессора мало что осталось.

От вчерашнего могучего ручья мало что осталось

- Да его кое-где можно просто перескочить по камням! – «Анатолий Букреев» был в восторге. Он несколько раз в этом убедился, перейдя его в ту и в другую сторону. И – о Боже! Он перенес вещи по отдельности на тот берег, разложил их на травке и продолжал далее. Идея наверстать что-то упущенное за вчера провалилась с треском.

- Собирайся!! – снаряженные в дорогу мы присели в сторонке.

- Да, да хорошо сейчас… - согласился Опытный.

Вещи не собирались. Вместо этого дифференцировались больше. И – вдруг он зажег горелки и поставил воду! Глаз в сердцах вылил воду.

- Не соберёшься, поедешь домой!

Втроем поднимались ходку 45 минут. Методично. Красная куртка Опытного Анатолия отдалялась, превращаясь в небольшое пятнышко. Пятнышко это к нам не приближалось, да и вообще никуда не смещалось. Шли по поросшему травой валу или гребню. Присели на привал. Спортсмен не приблизился за это время нисколько. Просидели привал. Ирбис не приближался.

- Пока не поздно нужно отправлять домой Марафонца…

 Маша с Мощным молчали.

- Он не адекватен.

- Я думала, что по рассказам это несколько утрировано. А тут и в самом деле он странный какой-то.

- Мне говорили, н@хуя ты его, Глаз, берешь. Развел меня саморекламой опять. Да я то и сам знаю какую обузу приходится тянуть. Надо горелку и котелок (были у него прописаны из общественного груза изначально) у него идти забирать.

Почти двадцать минут пришлось спускаться к Красной Куртке. Опытный стоял на месте. Зато с уже с собранным и одетым рюкзаком и сместился на пятьдесят метров от первоначального положения. Но дальше не шел.

- Горелку и котелок давай и дуй как ты домой пока не поздно!

- Как?.. Но мы же все вместе пошли?.. - удивился Анатолий.

- А тебе все равно на нас насрать!

- Не бросайте меня, Глаз, - понял серьезность намерений Олимпиец.

- Иди обратно, пока еще сам доберешься. И уезжай домой!

- А вы как?

- Доберемся. Деньги есть. А с тобой до Цея мы не дойдем. Какого хера ты здесь стоишь.

Чего он стоит не знал, похоже, и сам.

- Ну, мы же вместе пошли…

Если бы отсюда можно было уехать на машине, он бы уехал. Но вернуться через два перехода ручья и перейти перевал Дунта для него одного тоже едва ли такое посильно. Он был седым ребенком, который умеет водить машину, читать и вести торговый бизнес, однако, выдернутый из этой среды, делается не только совершенно бесполезен и беспомощен, даже и опасен. Но постоянно бравирует и хвастается. Для сохранения нервов не стоило к Лжеснежному Барсу предъявлять никаких требований как к полноценному участнику, а рассматривать как неадекватного и рано поседевшего школьника, которого взяли в поход.

Распаковали рюкзак. Часть барахла он уже и так оставил. Можно было просто это сложить. Глаз именно выбрасывал со склона.  

- Это что!?

- Еда.

Улетела еда.

- Это что?!

- Еда.

Улетела.

- А это!?

- Это еда.

Выбросили и это.

- Все продукты давай.

Все продукты были выброшены.

- Еще давай!

- Нету больше, Алексей.

- Не дай Бог что-то оставил. Кроссовки давай!

- Выбрасывай, все равно они плохие.

- Это показывай что. Коврик давай, миску, будешь с котелка жрать. Коврик! … Коврик!!

- Ну, коврик хоть оставь.

- Пойдешь!?

- Пойду!!

- Точно пойдешь?

- Пойду.

- Я же не за тем в походе, чтоб тебя опездола здесь нянчить!

 Ведут Опытного

Оставили две горелки, два котелка, палатку и обвязку, четыре карабина восьмерку с жумаром, шлем и самую необходимую одежду. Рюкзак Опытного теперь имел мальчишеский вес и сильно уступал даже Машиному. На счет того, что он неадекватен, Опытный не спорил. Была разработана тактика. Её вернее вспомнили, а придумали, когда возвращались в том году с Тетнульда, а было время впритык. Легкоатлета пропихивали, взяв в коробочку, когда в сторону не уйдешь и сзади нажимают. Глаз направляющий, Мощный замыкающий. И он не только пропихивает Опытного, но еще и следит чтобы того вдруг не понесло в сторону.

За сорок пять минут дошли до Мощного с Мариной.

Ведут Опытного Анатолия уже с мальчишеским рюкзаком

- А когда мы есть будем? Есть хотим!

- Когда и пить, до воды вот дойдем. Его благодарите. Инструктор по спорту, туризму и альпинизму два часа у нас отнял. Больше даже.

Окончание зеленки

Мощный был проинструктирован, как вести Опытного Анатолия. Шли. Но самое главное, что шел Опытный. Зеленка закончилась. Начались моренные валы. Это была крупноболочная нестабильная осыпь. Очень неудобная. Зато погода благоприятствовала.

Шли. Старались по 45 минут. Опытный попытался сеть. Глаз начал на него реветь. Если не реветь то может придумать ничтожный повод, например куртку достать. Но через пять минут ему в голову ударяет уже куртку снять и сложить. Так может быть бесконечно.

На привале разнылись, хотят есть. Хоть ледник с водой был совсем близко. Но услышали  здесь на морене гнусавое журчание, и Мощный раскопал в камнях воду. Камни лежали поверх льда. Во льду ручей. Перекусили.

Боковая морена ледника Чилингини. На перегибе возле большого камня площадки, до которых не дощли вчера от ручья - 2ч 15мин ЧХВ

Площадки

- Куда! Ну-ка от рюкзака отошел! – к рюкзаку Опытного нельзя было подпускать.

Ручей Мощного

Он под любым предлогом пытался его распаковать. В идеале хорошо вообще как-нибудь разбить вес, вещи же ему выдавать (но не по требованию), а на усмотрение опекуна. Только, чтоб такое позволить (коль уж взяли), нужна группа как минимум раза в два больше.

Моренный чехол здесь образовывал своеобразную полуворонку, открытую вверх по склону, и был много выше льда. Ко льду траверсировали.

Траверс крупно и среднеблочной осыпи. Идем по боковой морене

- Глянь, Мощный, ты на гребень. Что-то из этих кулуаров перевал Северный Кадурвцек. Какая-то стремная это 2А.

С гребня вели сюда на морену Чилингини косые круто ниспадающие углубления, прорезающие склон со сбросом высоты больше пятисот метров, с выходом скал и сыпухой. Они перекрещивались иногда Х образно.

- Поди, сверху разбери там, куда вообще спускаться.

Вышли на лед, одели кошки. Снег на ледниках Кавказа к концу августа на таких высотах уже стаивает. Остается только лед. «Пыльность» и серость ледника внушали теперь опасения. Снег очевидно «ушел» в этом году еще раньше обычного, значит, камнепадоопасность в наших условиях только повышается.

Теплеет климат. Ледники Кавказа отступают. Глаз читал журнал «Ветер странствий» за 65-ый год. Нашел про перевалы Цата и Шелестенко. На месте «ледника» (в 65-ом) теперь с северной стороны моренный чехол, а где «ледопад» (в 65-ом) бараньи лбы.

Подъем между двумя нунатаками

Вода просто изобиловала, стекала вниз по льду многочисленными ручейками. Потом долго поднимались между нунатаками. Нужно было косо влево. Путь преграждала промойна канализационного типа. По ней с шумом бежала голубая вода. Глубина  4 и более метров.

Промоина канализационного типа

- А где, Глаз, перевал Чилингини?

- Не виден отсюда. Но он по высоте как этот гребень, где Северный Кадурвцек. Ну, чуть-чуть выше.

Опытный Анатолий предложил промоину перепрыгнуть. Она имела извилистый ход и ниспадающие книзу перемычки ножи. Идея была отвергнута как сверхценная. Поднимались выше. Глаз решил переходить. Опытный предложил продолжать движение вверх до выполаживания ледника. Идея была отвергнута. Там трещина наверняка расползется осьминогом. Завернули несколько буров, и перешли, натягивая в нужный момент горизонтальный перилл.

Путь к перемычке между нунатаками

Добрались до перемычки между двумя большими нунатаками.

Перемычка между нунатаками. Вид вверх

На следующий день на Чилингини вышли через 45 минут – одна ходка. В принципе результат дня был сносен. По времени дошли бы до Чилингини и сегодня. Но не было уверенности, что он не дальше. Отсюда не просматривалось. Там пишут осыпи с площадками. Были плоские осыпи и здесь, но без намека на площадки. Их пришлось выкладывать.

Опытному поручили греть воду. Вода не грелась. Анатолий упирал руки в бока и подходил к строителям с автобиографичной историей или советом. Его возвращали к котелкам и горелкам, но они не снаряжались, и его снова несло к респондентам.

- Ты что у тещи на блинах! Воду ставь иди! Что за тобой ухаживать всё время надо?!…

- Да, да иду ставить. А вот у меня в жизни был еще такой случай…

Вид из лагеря вниз на долину Скатикома

Вечер и погода были и сегодня прекрасны. Облачность клубилась теперь гораздо ниже и висела над долиной. В горах было тихо. Высота 3600м

Глаз в лагере 24 августа

 25 августа - 7-ой день

Погода отменная. Определенно конец августа-сентябрь на Кавказе хорошо. Но опасно! На высоте 3600, как это водится, уже давала знать о себе бессонница. Я брал собой таблетки сомнола. И, когда не спалось, принимал одну и потом даже, если было недостаточно, другую.

Глаз (на переднем плане) читает

Глаз поднялся по расписанию. На завтрак наварил чечевицы. Чечевицу варил в прошлом году и Джон Траволта (Антон Игоревич ИвашЕнко, живет на Кузьмы Чорного). Это был очень популярный персонаж нашего похода. Но вспоминался не как объект восхищений или доброго умиления. Напротив. Он оказался на поверку очень популярной среди туристов фигурой. Не зная его анамнеза, Глаз сходил с ним в прошлом сентябре в поход. За доверие был потом чувствительно наказан – обворована Глаза компания коллег примерно на 400$ (ну и удар по репутации, конечно). Месяц не прошел даже после похода, Антон не удержался и вышел на тропу. И тут посыпалось! Джона Траволту как нечистого на руку знают, как выяснилось, многие.  Специализируется на снаряжении (что такое среди туристов бывает, потерпевшие вообще не подозревали), деньгах товарищей, но не брезгует и продуктами питания. Неоднократно был пойман с поличным в магазинах. Предпочитает фирменные вещи. Чем более фешенебельная фирма и чем новее изделие, тем лучше. Краденое продает. Мы шутили, что его можно ловить на живца, что не удержится и закусит удила, а там брать с поличным…

В отчетах упоминать о нем следует. Крысы живут не долго, но этот как-то в своем ремесле давно и продолжает практиковать, пользуясь доверчивостью туристов. А так кто-то да прочитает и рано или поздно начнут начищать таблицу.

На подушке из камней где-то Глаз не досмотрел, и от острых их кромок на дне палатки прорезалось несколько дырок. Заплаты и супер клей у нас были. Собрались теперь быстрее обычного. На стимуляцию Самого Оперативного Участника ушло сегодня меньше усилий чем ранее до этого.

В пути

Шли по широкому поднимающемуся полого полю ледника. Оно было порезано неширокими открытыми трещинами. Здесь не требовалось лавирования. Они просто перешагивались. На высоте 3700 солнце не прожаривало уже так как на перевале скажем Дунта. Оттого шлось легче. Реже мы теперь уже пили воду. Стали втягиваться. С начала похода из моего рюкзака убавился только первый раз сегодняшний завтрак, палка трекинговая и на ноги кошки. Но выносливости добавилось значительно.

Чтобы ничего не спутать, Глаз еще раз изучил с вечера и карту и описания. Mы должны были прямо по профилю подъёма выйти на широкую пологую седловину перевала Чилингини. За ним предстоял совсем непродолжительный и пологий спуск: выходит на Т-образный перекресток с ледником Сонгути. Поворот направо и движение в тупик до самого верхнего цирка. Оттуда выводят совершенно в разные места два перевала – Воологата 2А 4050 м (прямо вдоль ветви ледника короткий, крутой и узкий кулуар с овальной вырезкой)  и Купол Воологаты 2Б*4316м. Наш с ориентацией север-юг и его спутать с чем-либо сложно. Уж больно характерный внешний вид в виде огромных ледовых наплывов, подрезанных супенчатыми сбросами. От Чилингини до верхнего участка цирка пишут, что чистого ходового времени 1час 40 минут.

До Чилингини шли одну ходку в 45 минут. Присели потом, попили воды. Широкая седловина, в которой плохо угадывался апогей, была перепилена множественными трещинами, в основном поперечными.

Панорама перевала Чилингини

Седло перевала Чилингини 2А 3766м. Справа вершина Воологата 4396м, слева Скатикомхох 4451м

Скатикомхох 4451м. Приближение-зум с перевала Чилингини 25 августа 2017г

Воологата 4396м приближение-зум с перевала Чилингини 25 августа 2017г

Взор не привык еще к оценке и глазомер не пристрелялся к крутизне склонов. Впереди громоздился зуб Скатикомхоха 4451м. Тут, пройдя ещё немного, увидели мы наш перевал. Издалека выглядел он весьма значительно. Не такого цвета как ледник Чилингини, грязно-белого. А белоснежного и даже с голубизной. Он очень угрожающе своим северным склоном (то есть видимым отсюда) взмывал вверх до 4300м, почти до высоты горы Воологата 4396м. Она своими сильно разрушенными неровными контурами заслоняла перевальное седло. Седла с северной стороны нашего маршрута в принципе ниоткуда не видно.

Северный склон перевала Купол Воологаты 2Б* 4316м приближение-зум с перевала Чилингини 25 августа 2017г 

- Все это спокойно ходится, - авторитетно заявил Чрезвычайно Опытный Анатолий, - Я и промальпом занимался, да я такие перевалы ходил!.. Зайдем безо всяких вопросов… Я… Я… Йа… А вот у меня…

- Ты рот закроешь со своим йа-йа-йа и какой ты у нас охуенный!!..

Спуск на Сонгутидон с перевала Чилингини

Лавируя среди трещин, вышли на конечную ветвь ледника Сонгути. Пологий подъем вел в вышеупомянутый цирк. Оглянуться назад – перегиб и вид на ледопады Сонгути. Обходили эти ледопады мы как раз таки через Скатиком.

Ледник Сонгути вниз

Мы обходили этот ледовад - Сонгути

Изначально переходили перевал Дунта и двигались по Скатикому через Чилингини не с проста. Можно было усложнить маршрут и выйти на Чилингини и не переходя через Дунта вверх по Статикому, а, дойдя до ледопада вдоль Сонгутидона, соблазниться перейти 2Б* Стурфарс 3636м. Со стороны Сонгутидона судя по фотографиям в это время этот Стурфарс предвосхищал камнепады. Смущали и отчеты с черно-белыми фотографиями (перевал не популярен).

Трещины вынудили нас все ближе подходить к левому по ходу борту конечной ветви ледника. Борт представлял собой крутые непроходимые скалы Воологаты со снежно-ледовыми кулуарами. Были они в тени, но обильно сыпали камнями, как отдельными, так и целыми потоками. Раз мы подошли опасно близко. Особенно крупные камни могли вполне реально до нас если не долететь, то сюда выкатиться. Тут раздался шум очередного камнепада.

- Давим съёбу!

С рюкзаками валко и грузно, переваливаясь с ноги на ногу в кошках, мы отбежали ближе к центру ледника. Ледник и в центре был усеян огромными чемоданами. Зато выше в циркоподобном тупике, куда мы, собственно говоря, и шли, - свободен от камней. Там был чистый лед.

Ледник и дальше открытый, но трещины нехороши. Это были своеобразные такие трещины, когда зияющая часть много уже того, что вытаяно прямо под ней и прикрыто. Она то видна, а сколько безопасен край не ясно. И совершенно безобидная щель может оказаться бездонной полостью. Размотали веревку и связались. Чем черт не шутит.

Вместо 1час 40 минут до цирка шли 2часа и чуть-чуть ЧХВ. Глаз выбрал визуально самую пологую часть ледника. Одна палатка запланирована, что станет на самом краю ванны с водой. Сделалось как-то ветрено. Разбивая лагерь, приходилось рисковать вещами, чтобы их не унесло вниз по полю ледника. Палатка Сверхопытного Анатолия была поймана Глазом прямо с ледорубом, который ударил по локтю. Была не так далеко и осыпь с озером, но больших преимуществ туда идти не видели.

Перевал Купол Воологаты из конечного цирка Сонгути

Купол Воологаты не проходной двор типа Койавгонауша. Инфы мало. По отчетам провешивают 5-7 веревок перил с северной стороны. Есть и уникальные движение почти без перил по снегу с одновременной страховкой (Д.Рыжанков 2009г). Последнее для нашей группы и ситуации явно не подходило. Лед крутизной 35-50 градусов предвосхищал срыв с рюкзаками без шансов на задержание. На подъем с севера 6 часов 15 минут ЧХВ. Короче, Глаз избрал тактику Дяди Бориса. Как тихоходы, попёрдывая, и с глубокими разведками. Матрена с Опытным были оставлены в лагере. Поручено было бивуачить и даже заклеить дно палатки. Глаз с Мощным взяли снаряжение и отправились на разведку.

Место для лагеря. На заднем плане гребень. Правая вырезка - Купол Воологаты Ложный

Разбиваем лагерь в цирке конечной ветви ледника Сонгути

По не глубокому снегу поднимались пешком к скальному ребру и седловине перевала Купол Воологаты Ложный. Перед ним была трещина, ледоруб входил как в кашу. Закрепили веревку и Глаз переполз на чевереньках. Пришлось веревку оставить и закрепить с другой стороны.

Перила вешались очень слабо

Перила вешались очень слабо. Мощный плохо выдавал, путался и плохо сообщал, сколько веревки осталось. Глаз орал (с соответствующим ситуации набором ненорматива) в рацию, что слышно было хорошо и без рации. При весе и срыве Глаза(100 и 50кг соответственно) Мощного бы шибануло головой в лед. Опорой были передние зубья кошек и клюв ледоруба.Через полтора веревки крутого льда обнаружился приятный сюрприз, который определил всю дальнейшую тактику прохождения перевала. Лед закруглился, Глаз с одышкой вылез - в гребне оказалась площадка (1,5 веревки от Купола Воологаты Ложного). Как и на Ложном на ту сторону спуска не было. Но виды в пропасть открывались поистине потрясающие!

Глаз на терасе гребня

Антон Мощный в горах

Эта часть гребня была террасой. Ровной и плоской. Лагерь можно было поставить тут и не один. Места под палатки уготованы были сами собой. Имелась даже и лужа не то с водой, не то со снежной шугой. И никаких опасных скал, с которых бы сыпало.

Идеальное место для лагеря и старта для прохождения перевала Купол Воологаты. Перигей гребня (центр кадра) - перевал Воологата 2А 4050м

В довесок ко всем бонусам совсем рядом возвышалась стена Караугомхоха. Она была залита вечерним солнцем и янтарно блистала. Жандарм восточного гребня был угрожающе наклоненным сторону и имел сосцевидный вид. Казалось даже, что был выше самой восточной вершины (4530м).

Дальше был быстрый дюльфер. Возле трещины повстречался гуляющий от безделья Опытный Анатолий. Не переходить присыпанную «кашей» трещину или не решился, но может и не успел.

Необыкновенное приключение Опытного Анатолия на леднике

Вечером в лагере было хорошо, уютно и по-домашнему. Опытный Анатолий проводил инструктаж  передвижения с перильной страховкой.

Глаз в лагере. Палатка подле ванны

- Мы вас видели. И даже слышали! - обрадовалась Маша.

- И что слышали?

- Что Глаз матерится на Мощного, но больше ничего не разобрать.

Назавтра Глаз запланировал зайти на террасу. Там и стать лагерем. Отправиться в разведку до седла перевала, потом вернуться и оставить 150 метров ближайших к лагерю перил (с собой брали три веревки). Туда бы пошли с ходу, но можно ли стоять на перевале Купол Воологаты Ложный (можно) или террасе на 1,5 веревки выше (очень удобно) в отчетах не писали. Да и что там терраса узнали путем разведки, с ледника выглядит как гребень. Решаться на 6часов 15 минут ЧХВ на подъем с ходу уже не тактика Дяди Бориса. 

26 августа 8-ой день

Купол Воологаты Ложный (правее) и Купол Воологаты (левее)

Ледник Сонгути вниз

Погода просто шикарная. Тихая и солнечная. Обильно намазались кремом. Шли, мерно покачиваясь, гуськом друг за другом сначала по пологому леднику потом на 20 градусный подъем.

Перпендикулярно гребню, соединяющему Воологату и Купол Воологаты Ложный. Перед гребнем небольшой бергшрунд. Дальше налево вдоль него. А вот и наша веревка через трещину. Потом полторы веревки перил по крутому ледовому склону. На террасу Глаз выбрался последним. Сильнейшая одышка. Тяжело лезть с рюкзаком по крутому льду.

Выяснилось, что Мощный потерял волшебный крючок для проушин. В ремнаборе имелась вязальня проволочка, но это конечно не то.

Гребень, который "стреляет"

Глаз на фоне горы Саудорхох 4209м

Солнце пригревало здесь ласково. Ледяной склон подъема искрился мириадами кристалликов. Караугомхох нависал над нами очень значительно. Фотограф ему, правда, не уделил много внимания

Пили чай. Но накипятили только мне и Мощному. Взяли всё необходимое снаряжение. Глаз еще раз повторил вчерашнюю задачу. Выйти на седловину и снизу оставить назавтра перила.

Вид на лагерь на террасе гребня

Десять минут шли пешком совсем без страховки. Самая стремная сегодня это первая веревка от лагеря. Нужно косо вверх смещаться слева от скального гребня. С гребня летят камни. В отчетах, когда группы шли, тоже пишут летели камни. Под обстрелом находишься первые 25 метров. Потом отходишь левее. А туда они уже не попадают. Выдавал Мощный плохо. Не смотрел на Глаза, отвлекался, зато обильно фотографировал.

Светло-зеленая веревка закончилась. Подошла очередь за розовой. Мощный поднялся, начал выдавать розовую. Не то лед, не то фирн хорошо держали, но все чаще стали попадаться бутылочные линзы. На них можно было легко соскользнуть. На веревку примерно Глаз крутил 3 промежуточных бура.

Справа скальный гребень с которого летят камни. Первая веревка перил

Розовая веревка подходила к концу. И - умилению Глаза не было предела! Вылез в трещину, но кроме неё здесь была площадка. О таком превосходном накопителе можно было до этого только мечтать.

Превосходный накопитель

Вместе с площадкой для нашего лагеря в полутора веревках выше Купола Воологаты Ложной и эта – были просто потрясающие бонусы. Со страховкой Глаз, пока поднимался по перилам Мощный, обследовал площадку на предмет надежности. Было надежно. В трещину свисали гигантские сосульки.

- Давай веревку.

Две висели почти до лагеря. А с этой третьей предстояло дойти до седловины. Дальше идти было сложнее. Перила горизонтальные в обход сераков. Фирн перемежался с участками льда. Глаз по три удара бил передними зубьями, чтобы получались ступени. Получались, но не везде. Примерно на равные расстояния заворачивал промежуточные буры – три. Как бы веревка получалась разделенной на равные отрезки. В месте станций вырубали углубления.

Третья веревка перил

Надежный лед был не везде. Бывало сахар. Ни ледорубом, ни буром не закрепиться. Иногда приходилось искать, куда завернуть бур. Так прошли сто метров траверсом – две веревки. Третью поднимались косо-восходяще.  В самом её конце склон начал выполаживаться. Перил у нас получилось 6,5 веревок. В отчетах 5-7.

Вид  на перевальную седловину

Дальше пошли по тридцатиградусному подъему с одновременной страховкой. В чистейшем и белоснежном снегу оставался жирный след. Пятый час времени. Во что бы то ни стало нужно к 17.00 выйти на перевал. Дорогу преградил бергшрунд. Он был узкий, но трещина уходила весьма глубоко. Перелазить было сложновато, снег раскис совсем. После бергшрунда через минут пятнадцать вышли на седловину. Перевал Купол Воологаты 2Б* 4316м. Вот он! Определяющая сторона северная, откуда мы и поднялись.

Уилпата 4649м на заднем плане

Открылся сногсшибательный вид на чашу Караугомского ледника. Совершенно пустынное и безжизненное поле. Из него скальным островом торчал зуб вершины Бивачная.

- Глянь как Уилпата выглядит мрачно!

В центре панорамы дыбилась неправильная трапеция Уилпаты. Она была похожа на дыхательную кривую – время/давление.

Что ни отчет, то пишут - на этом перевале свирепствует ветер. Теперь был полный штиль. В углублении незамерзшая лужа.

- Глянем, давай спуск. Пишут, что все вешают две веревки перил… Да-а-а! Надо.

Вниз уходил широкий кулуар. Склон вскоре от широкого седла становился более вогнутый. Слева (орографически) нависали сильно разрушенные скалы склонов Воологаты, справа был скальный остров.

Глаз на перевале

- Черт, с двух сторон могут лететь камни. И хоть бы снега немного добавили. Один лед.

Спускались по пути подъема след в след. Точно в тех же местах крепили веревку. Третью до накопителя оставили.

За десяток шагов до бергшрунда-накопителя Глаз соскользнул с ледовой линзы. Но зарубился тотчас же клювом. Потом произошло еще одно неприятное событие. Глаз уже находился в накопителе, Мощный шел по перилам. С гребня слетел гигантский чемодан. Кувыркаясь, он стремительно промчался, пересекая траекторию нашего спуска. Выбивая брызги снега и ледяной крошки, прошипел мимо лагеря, но туда попасть не мог теоретически. На выполаживании ледника перешел на юз и, прочертив борозду, остановился. Тут мало того что в оба нужно смотреть дабы куда не слететь, так еще и под таким обстрелом. Но это благо только половина веревки.

Как этот чемодан пересек веревку, я не видел, но удивительным образом она оказалась целой! Повреждений не было. Или, кувыркаясь, просто перескочил или гладко проскользил, вмяв её в склон.

Сегодня читал про перевал Кундюм-Мижирги. Такой хороший (хоть и тройка А), такой логичный такой красивый с северной стороны. Читаю и не могу нарадоваться. Глянул южную – ёб твою мать! Узкий ограниченный скалами кулуар! Я и до этого всегда неуютно себя в таких кулуарах чувствовал. После этого похода и подавно.  

27 августа 9 -ый день

В эту ночь подморозило. На палатках образовался иней. Ниже на высоте примерно 3700 в виде молочного волнистого ковра простиралась зона облачности. Среди этого моря возвышались отдельными островами вершины и все что выше.

- Иди, собирайся, Опытный! Я тебя прошу…

- А вот у меня еще в жизни был такой случай..., - он слегка по-птичьи наклонял голову, упирал руки в бока и очень авторитетно рассуждал, - Когда я служил в армии, у меня такая акклиматизация была…

- Иди, расскажи Мощному. Собираться ты сегодня будешь!?

- Всё да, да иду!

- Смотри на перилах, чтоб без фокусов!

Когда к Глазу кто-нибудь плотно приседает на уши, быстро делается дурно. Вчера был вечер астрономии. Небо выдалось столь звездным, а погода столь тихой, а ночь столь безлунной и темной, что это тому способствовало исключительно. Опытный продемонстрировал ошеломленным слушателем Полярную Звезду!

Тактически требовалось максимально быстро  подняться до накопителя. Оставить там Машу с Опытным Анатолием варить чай. Снять первую и вторую веревки, повесить четвертую и пятую (третья висела, оставили горизонтальный перил после накопителя). И потом вторым этапом дойти до конца перил.

- Первую веревку идите в режиме скайрайнинга и наблюдать за гребнем!

Первого запустили Мощного, вторая Марина, третий поднимался Опытный с мальчишеским рюкзаком и даже сперва не так плохо. Глаз последний. Ледобурные крючья основательно вмерзли в склон. Приходилось орудовать ледрубом, чтобы их расшатать и только тогда можно выкрутить.

 

 

Мы сидели в накопителе возле трещины.

Вчерашний сорвавшийся с гребня чемодан

На северо-западе над облаками плыли Коштантау, Дыхтау, Шхара, можно было рассмотреть и пирамиду Гестолы. Тетнульд заслоняла собой Шхара.

В центре кадра Шхара, с ней слитно пирамидка Гестолы, правее трехугольники Дыхтау и Коштантау

Шхара с приближением

По проторенным следам с Мощным провесили перила до конца. Следы, пробитые вчера передними зубьями кошек, теперь основательно сцементировались и добавляли уверенности. По готовым перилам, особенно горизонтальным бежали почти бегом. Вернулись в накопитель. Чай был уже почти готов. Здесь заодно и позавтракали.

Дальше было запланировано, что Глаз с Мощным заносят свои рюкзаки и пристегивают к последней станции (на ледорубах), идут навстречу поднимающимся, с ними расходятся встречными курсами снимать перила. Маша с Опытным Анатолием доходят до бергшрунда, там останавливаются, а Опытный Анатолий вернется к концу перил, чтобы помочь нам снести снаряжение. Тактика озвучена была несколько раз.

Анатолий очень опытный турист

На обратном пути Глаз упустил восьмерку. Она выскользнула из флисовой перчатки и с легким звоном убежала, набирая скорость вниз по склону. Глаз накануне вытребовал у Смирнова в подарок себе корзинку. Корзинка была правда для одиночной веревки. Не зря взял с собой и её.

Прошло еще время. Мощный поднялся до последней станции, Глаз оставался еще на веревке. Пришел было Опытный, но подозрительно быстро соскочил. Он не свойственно обычному своему темпу от нас отдалялся.

- Послушай, а куда это он?

- Не знаю. Ну, пришел, взял веревку и убежал.

- А еще две, а буры, а карабины, а оттяжки, а ленты!?

Спешно ретировавшийся Опытный Анатолий

Пришлось очень неудобно на крутом склоне взваливать на себя рюкзаки, веревки, развешивать снаряжение. Помогали друг другу, чтобы только ничего не выпустить из рук, да и самим не споткнуться.

Конец перил. Верхняя станция

- Что это он делает!? – оторопел Глаз.

 - Не знаю!?

Размочаленный вчера снег у бергшрунда смерзся теперь в куски. А мы, значит, были строго по отвесу под этим местом. Опытный, суча ногами, с помощью ледоруба (без страховки, естественно) пытался перелезть на верхний край. В итоге это ему удалось.

- Первый кусок льда оттуда будет наш. 

Глаз метался красным зверем. Опытный Анатолий не понимал, что вообще происходит, как ребенок, который не знает по причине еще своего возраста, за что на него орут.

- …… ! ….! Тебе сказали снаряжение у нас забрать, дебил!

Глаз взял кусок смерзшегося снега и катнул его по склону. Он промчался по цепочке наших следов, все, ускоряясь подобно снаряду. Напоследок слегка подпрыгнул и улетел за перегиб.  

Перелезли бергшрунд.

- Мощный закрепи веревку ты. Я этому придурку не доверяю.

Через двадцать минут мы были уже на седловине.

Группа "Великан Сергей" на перевале Купол Воологаты 4316м 2Б* 27августа 2017г

Сегодня здесь вопреки вчерашнему штилю порывистый ветер, синяя от холода Маша. Синяя от холода она была, еще ожидая возле бергшрунда, пока мы снимем перила. Скорее в его здесь и отморозила палец на ноге, но может и на перилах. Написали записку, а забрали Московского турклуба Мумий Троль  (потом добавлю фотографию…….)

Южный склон перевала Купол Воологаты. Снимок сделан на следующий день 28 августа 

Глаз решил спускаться. Спусковой кулуар с юга был проще гораздо, но и опаснее. Обрамленный слева склонами Воологаты, а справа узким скальным гребнем он несомненно должен был стрелять камнями. Когда много снега, особенно раскисшего, камни в нем задерживаются. Но на сегодня зимний снег уже стаял. Разгоняясь по льду, любой небольшой камень превращается в снаряд. Погода перешла уже в плюс, ждать утра и минус, вымерзнем здесь на ветру. А солнце на склоны уже не светило. Нужна была какая-то специальная тактика.

Согласно отчетам на спуск 2 веревки перил. Мощного с рюкзаком сбросили на три веревки. Дальше можно было идти без перил. Произошла еще одна серьезная неприятность. Связь была поручена Мощному. Сюда входили спутниковый телефон и рации. Предписывалось ведать и батарейками к оным. Аккумуляторы сели еще на подъеме, батареек или не было совсем или имелись севшие (я не вникал). Рации превратились отныне в бесполезные предметы. Глаз же, кляня постоянно Мощного и, распаляясь все больше, срывал что ни склон голосовые связки. Мощному (да и всем остальным) предписано было спрятаться за скалу-останец. Он так в принципе и сделал. Дальше Глаза нервировали особенно сильно. Запустили Берлагу (Опытного Анатолия). Берлага прошел полторы веревки, как слева потихоньку выкатился камень. Не большой, на килограмм-два. Вот он, все более разгоняясь, начал пружинно подпрыгивать. Опытному было разъяснено: за склоном наблюдать, в случае чего ложиться и прикрывать голову с рюкзаком.

- Камень! Камень!! К-а-А-а-мень! Еб твою мать!!!

У барсов свои причуды. Анатолий Букреев как шел, так и пошел. Камень-снаряд прошел правее. Вдруг уже ниже Опытного он прыгнул и направился к Мощному. Потом было далеко и не видно. Мощный прятался за останцем, но булыган пролетел близко от оставленного рюкзака.

Когда шла Маша, слева осыпалась мелкая шелуха и с шелестом побежала вниз по льду, но была не опасна. Глаз клял Мощного за рации и не мог докричаться, чтобы убрали Опытного со своей красной курткой за останец. И чтобы убрали Машу, которая не умеет спускаться с ледорубом по льду. Или докричался или Мощный догадался, пересек кулуар, забрал у Матрены рюкзак и под белы рученьки увел в сторону к останцу.

Веревка была продернута через проушину Абалакова (расходный шнур 8.0мм). Глаз умудрился сделать, несмотря на то, что она моментально заполнялась водой и что крючок из говняной вязальной проволочки.

Случился пренеприятнейший конфуз. Забыл развязать узел сдергиваемой веревки. Ну, конечно же она не сдернулась. Пришлось 50 метров идти обратно вверх. Потом сбросить веревку удалось. Через вторую полусотню тоже проушина. Сдернулась сразу. По третьей даже не спускался. Просто её снял и уже пошел с самостраховкой. Это повесил Мощный. Третья здесь не надо, особенно если есть снег.

Дело было уже сильно к вечеру. Совсем рядом пологая часть Караугомского ледника. Путь преградил, однако, бергшрунд! В описании забит снежной пробкой. У нас, разумеется, зиял.

- Закрутим бур и быстро спустимся. Я завтра утром заберу.

Подходящих камней обвязать не было. Очень устали. С проушиной возиться не хотелось. Ибо её сделаешь, а окажется, что спускаешься не туда и переделывать нужно в другом месте. Так и получилось. Со второго раза только был выбран ориентир, где спускаться. Как раз обнаружилось нормальное дно (раскисшая снежная каша), чтобы выйти на нижний край бергшрунда.

- Мощный отойди в сторону шагов двадцать… Теперь там и стой!

Мощный служил ориентиром, где закрутить бур, чтобы спускаться вниз и не выйти на маятник.

Спустились благополучно дюльфером. Потом осталось еще совсем немного склона уже не крутого, спустились и были таковы.

Сгущались сумерки. Мы были в северо-восточной камере Караугомской чаши. Тихо и безветренно, но зловеще. Караугомское Плато от кемпингистов, пузатых отдыхающих с фотоаппаратами и бабушек с трекинговыми палками окружено с трех сторон стражами четырехтысячниками и непростыми перевалами, с четвертой перегиб склона. Там еще более верный охранник антропогенного покоя – непроходимый Караугомсский ледопад. Все это создавало чувство автономности и отрешенности. Мы находились в точке невозврата похода. Уже не имеет значения назад возвращаться или идти вперед.

Вперед оказалось сложнее. Еще подготовили нам сюрпризы горы. Это стихийные объективные факторы. Еще подготовил сюрпризы и Опытный Анатолий. Фактор субъективный, но, пожалуй, тоже стихийный.

Камней не было. Юбки палаток присыпали снегом. Лед им был здесь покрыт, как нельзя кстати. Пригодилась лопата.

Опять высыпали звезды. Рядом из темноты проступал силуэт Караугомхоха. Чуть поодаль с противоположной стороны возвышалась Уилпата. 

28 августа 10-ый день

С Мощным Антоном поднялись чуть раньше обычного. Засобирались идти снимать веревку. Выяснилось, что вчерашний бергшрунд вполне можно попробовать обойти вдоль скальной стенки контрфорса Воологаты. Опытный Анатолий поднялся синхронно с нами и ходил кругами по леднику.

- Послушай, а он что совсем ебанулся!?

- Глаз, он же вчера кошку потерял, - сообщил вдруг Антон Мощный

- Как потерял!? – опешил Глаз

- Ну, стал разуваться вечером, а кошка одна…

 - И что теперь… - это нужно было еще переварить, - Вот опездол, он меня добьёт в этом походе. Или себя, да и всех нас где-нибудь убьёт!

За веревкой благополучно сходили. Ночью был мороз, камни не только не летели сверху, а и повмерзали в склон.

- Послушай, а что это мы обвязки не взяли!?

- Ну, ты не говорил, я и не брал.

Глаз показал Мощному, как спуститься через одежду дюльфером.

Дело долго не ладилось.

- А хрен тебя знает как. Я на себе могу показать, а ты сам запоминай. Не понимаю я как на тебе.

Мощный спустился. Глаз сбросил ему веревку.

Кошку искали вверх  вплоть до останца, за которым прятался Мощный, и где стоял Опытный. Где более всего ожидали – на дне бергшрунда тоже не оказалось.  Мощный был проинструктирован, чтобы шел вниз по следам. Но на фирне они не везде остались. Было, говорил, обрадовался, увидев нечто очень похожее на кошку. Но это оказался скелет птицы.

- Глаз, я кажется, вчера кошку потерял… - подошел вдруг сообщить Опытный Анатолий.

- Ты человек катастрофа! – не злость была, досада.

- Да, я знаю… Да что тут, дойду до Цея…

- До Цея ты …ть дойдешь, нам перевал еще переходить!..

Он не был вредным. Наверное, получалось  это, оттого что отдельно идет от головы. Ноги с туловищем сами по себе, а центр управления это регулирует через какой-то трансмиттер, который барахлит. Иначе чем объяснить все подобные вещи. Потерять кошку - было потерять одно из самых нужных! Равновесно горелке (поэтому брали две). Из скверной ситуации пытались добыть юмор. Когда Опытный затевал очередной о себе панегирик, подхватывали, что в принципе он Снежный Барс, причем одинаково уверенно ходит и с одной кошкой, вторая с его опытом совсем не обязательна. В завершение абзаца – не было дня, чтобы Тигр Льда не преподнес Глазу какой-либо сюрприз.

Двигались по залитому солнцем Караугомскому Плато. По небу плыли лишь отдельные облака. Шли в горах. Это был своеобразный затерянный мир. Темп движения был неплохой и точь-в-точь совпадал с темпом спортивных отчетов. Скальный зуб Бивуачной быстро приближался.

На заднем плане Южный Уилпатинский перевал и Уилпата 4649м 

Уилпата уже выглядела по-другому, быстро менялся ракурс. Уилпата ходила в облигатный набор препятствий нашего похода – маршрут 2Б по юго-западному гребню. Факультативные маршруты были на Караугомхох с перевала Купол Воологаты 3А альп. С перевала Цей-Караугом на Дубль Пик Южный сложная 2Б альп., или Бубисхох 2Б альп. легкая.

Уилпата теперь не выглядела трапецией. Это, казалось, своеобразные скальные конуса, большой и примыкающий к нему усеченный маленький. В месте примыкания (называют «чашка») сверху и с избытком наросло льда, который сваливается вниз в северную сторону. Скальные массивы были все изборождены трещинами и разломами во всех направлениях.

Вид с лагеря на Север. На заднем плане Караугомхох, на переднем скалы Бивачной

Начали набирать высоту и вскоре (1час 40мин от стоянки) были на леднике возле восточных склонов Бивуачной. Глаз нашел превосходные пологие поля. Ледник был здесь в виде скругленных пузырей. Опытный Анатолий пытался исследовать трещину унитазного типа. Была здесь как бы воронка.

- Да не ходи ты туда, провалишься ненароком!

Попили чая. Машу оставили за старшую. Ужин заказали на 19.00. Завтра собирались идти на Уилпату. Чтобы выйти на перевал Южный Уилпатинский 3А – 4313м, согласно отчетам, с Караугомского ледника провешивают две веревки перил. Что мы и отправлялись сделать.

Седло перевала Южный Уилпатинский 3А 4313м северный склон

По пологому леднику до бергшрунда, подрезающего склон, шли час (верно, так и пишут). Виляли, обходя трещины. Сомнений в успехе дела не было никаких. Приятно согревало солнышко. Было безветренно и комфортно. В такт шагам позвякивало снаряжение. Вот уже не видно лагеря и отдаляется Бивуачная (4245м). Наш перевал выше её. Но чуть-чуть.

Это Уилпата и маршрут подъема по юго-западному гребню

Гора Бивачная. Там наш лагерь

Сначала перелезли бергшрунд. Потом Мощный выдавал Глазу веревку.

Первой зажал 10-12 метров. Вторую примерно столько же. Близился перегиб склона. Вопреки ожиданиям, вместо конца перилам самое интересное было впереди.

В итоге Глаз оказался на краю бергшрунда. Эта трещина протаяла теперь вот. Ничего подобного про такое здесь не писали пишут.

Пришлось потратить целых три бура, чтобы пройти мостик-ледовый нож. Само собой напросилось название препятствия – «испанский осел». У обоих почему-то совпали мысли – «Интересно, как здесь пойдет Маша?..»

Между тем трещина разрывала почти весь склон. О неправильно выбранном направлении говорить не приходится. Но её в принципе не так далеко в сторону горы можно обойти.  Двух веревок (полторы, ибо Мощный «зажал» метров под двадцать) в нашем деле никак не хватало.

Была и третья. Третья «ушла» на провешивание горизонтальных перил (половина) и дальше вверх (еще половина).

Седло перевала было уже в непосредственной близости. А идти выше веревки больше не было. Было самое время возвращаться. Назавтра снимали первую и вешали её четвертой, с ней и собирались идти на гору.

На спуске наблюдали потрясающий закат. Едва различимый мы видели лагерь. Очень четко в снежной целине был прочерчен наш след.

Глаз ворчал, когда на спуске заметил, сколько осталось не использованной веревки. Все кроме ледорубов оставили на склоне, шли по следам. Мощный срезал «заячью петлю» и неожиданно провалился по туловище.

- По следам иди!

В лагерь пришли в неплохом расположении духа. Плацдарм для восхождения был в принципе создан. Готов был ужин, чай. Учитывая что Четвертый Участник у нас шел без раскладки продуктов, треть-четверть старались от того или другого дня отложить. Сэкономить.

 29 августа 11-ый день Восхождение на Уилпату по юго-западному ребру 2Б

Ветер был сегодня сильнее обычного. Он притягивал  с запада отдельные лоскуты облаков, которые напрессовывались и оседали на Уилпате. Гора никак не хотела расставаться со своей шапкой. Шли по леднику до перевального взлета один час.

Узкий ледовый нож и есть испанский осел

Гора Бивуачная

Очередность передвижения по перилам придумал Глаз. Первого запустили Мощного, последний и замыкающий Глаз. Опытного Анатолия на Уилпату не взяли.

Наиболее тягостным элементом подъема на перевал был несомненно «испанский осел». Преодолевали его, кто стоя, кто ползком. Нижнюю веревку Глаз снял. Её повесили четвертой (уже можно было не вешать. Глаз опять орал и не мог докричаться, не было видно, что делается за перегибом склона, а веревка замерла. Рации, как уже говорилось, не работали. Пришлось обойти еще один бергшрунд.

 Южный Уилпатинский перевал 3А 4313м с широкой седловиной

Южный Уилпатинский перевал 3А 4313м с широкой седловиной. Но он какой-то неуютный, мрачный. За подход к взлету и перила сдохли. Это была какая-то непонятная ватная усталость и полнейшее безволие. Наша микрогруппа пыталась взять себя в руки. Сняли кошки, и пошли по широкому осыпному гребню по цвету напоминающему гречневую кашу. Через полчаса сдохли еще больше.

- Снимайте снаряжение, - требовалось конструктивное решение

- Как снимать?

- А вот так снимайте и всё. Гребень скальный и идется свободным лазанием. Ну, так по крайней мере пишут.  

Решение оказалось очень верным. Пошли значительно легче и быстрее. Гребень сузился, стал интереснее. Простые скалы чередовались со скалами средней трудности. Встречались жандармы.

Но они легко обходятся по верху. Справа открывались восхитительные панорамы Цейского ледника, слева очаровательные этюды Караугомской чаши. Про ватность и усталость забылось. Поднимались очень методично. Иногда присаживались на камни на короткое время отдыха.  Маршрут интересен и разнообразен. Справа на контрфорсах попадались отдельные причудливые останцы, налево гребень обрывался в пропасть крутыми кулуарами. Мощный запускал камни. Они улетали и ударялись в стенки кулуара. Будто из преисподней доносились глухие щелчки. Впереди нависал высокий жандарм. Поднялись как по ступеням. После жандарма пологая открылась перед нами пологая ледовая чашка, мой генерал.

Чашка Уилпаты

В конце её нашли лужу. Это была несомненно превосходная находка.

- Как же попить! Кружки же ведь нет…, - забеспокоились восходители на Уилпату.

- Каска!! - Обрадовался Глаз.

Глазова оказалась непригодная ввиду пыльнности с внутренней стороны. Но у Матрены каска содержалась в исключительной чистоте. Попили воды, смакуя.

Вершина приближалась. Маршрут заканчивается скальным короноподобным массивом. Скалы сильно разрушенные, грязно-серая живая осыпь. К вершине Уилпата ведут два кулуара. Дальний согласно описаниям, хоть и кажется более пологим, но он круче и неудобнее. Пошли тем, что ближе.

Кошек не было, поэтому лазанием по скалам. Рывками. Один движется, двое выжидают в безопасном месте. Ледовая чашка отдалялась. Последние десятки метров и – вершина 4649м!

Уилпатинская чашка

Это Уилпата! 29 августа 13.30. Повторился сценарий восхождения на пирамиду Тетнульди.

Ветер нагнал облачности. Фотографировали в отдельные окна. Классическая фотография чайников.

Изучили путь спуска в альплагерь Цей.

Там виднелась красная крыша. Хорошо просматривался Цейский ледник, как на ладони под нами и даже недалеко перевал Хицан. Через него нам идти в обход ступени .

Сорок пят минут провели мы на вершине. Маршрут однозначно понравился. Даже спускался я с удовольствием. Гребень интересный. Не унылая снежная целина с физухой.

Что оставили снаряжение, оказалось решением верным. Лазанием спустились к луже. Мощный умудрился съехать ногами по льду и не упасть. Пили опят воду из каски. Здесь был обед.

Потом продолжили спуск. Глаз был в хорошем расположении духа. Потешался над несчастной Машей, которая на отдельных скальных участках спускалась на жоппе.

Добрались до снаряжения. Одели всё это. Глаз пошел исследовать ту определяющую южную сторону Южного Уилпатинаского 3А перевала.

Вниз обрывался крутой на пятьсот метров лед. Скальные пояса в профиле пуска, как я уже писал, обещали обильные обстрелы. Нет! Этот перевал нам не подходит. Хотя сюда подняться и спуститься было бы быстрее всего. Хоть бы Северный Уилпатинский был описан. Отчего же его не ходят? Где-то я вообще прочитал, что он 3Б!

- Мне на работу четвертого.

- Забудь, Машенька, про работу четвертого.

С собой напомню, что в целях безопасности имелся и спутниковый телефон. На работу четвертого – успели бы при самом благоприятном стечение обстоятельств. Только так не бывает.

Следов не было видно. Но на бур с веревкой вышли безошибочно. Господи, да он же почти вытаял! И тоже следующий промежуточный. Без раций работа управлялась глоткой. Мощный перекручивал, заворачивал то есть по новой.

- Только бы сбросился, только бы сбросился! – мечтал Глаз. Бур попался не лучший из имеющихся.

Потянул за одну из ветвей веревки. Бур выскочил как опаленный. Потом была громоздкая растяжка по склону веревок, чтобы сбросит двойную со следующей станции. Переход зигзагом «испанского осла». Вторая крепилась за ледовый столбик.

Третью сбросили через проушину. Перешли бергшрунд и все – мы на «твердой земле». Десять часов заняло наше восхождение. К сумеркам довольные прибыли в лагерь. Опытный был проинструктирован, что к этому времени нужно приготовить ужин. Его контролировали с гребня зумом фотоаппарата.

- Зашли!

- А чего вы должны были не зайти. Я тут тоже километров десять нагулял… - тотчас ошарашил в своем репертуаре Опытный Анатолий.

- Ты что охуевший! По закрытому леднику один гуляет. Из трещины кричать бесполезно, а следов на фирне не остается. Где бы мы тебя искали!

Хватило бы ему и трехметровой глубины, уже бы не вылез.

Уилпата 4649м

Под вечер распогодилось. Уилпата освободилась от своей шапки тумана. Программа минимум была выполнена. Но чтобы дойти до альплагеря Цей, ещё предстояло перейти два перевала и ледник. Ни перевалы, ни ледник гостеприимством не отличались. Не забалуешь, одним словом. Опытный Специалист по Навигации, кстати, нас пытался отправить в Грузию.   

30 августа 12-ый день

- Что тут подниматься, все по снегу идется, ну, в крайнем случае, пару веревок кинем. Всего делов и мы на перевале, - Опытный был в превосходном расположении духа, деловит. При сборе вещей тороват до советов.

Слева направо перевалы Южный Уилпатинский, пик ЦДСА, пик Краснофлотец, перевал Фестивальный

- Ты что совсем спятил? Ты куда собрался?

- Все, Глаз, там спокойно ходится. Это отсюда кажется что круто.

- Где!?

- Ну, на перевале.

- Ты че!? Это не наш перевал! Это Фестивальный! И определяющая сторона та. Через него я бы меньше всего хотел проходить.

- А наш где тогда?

- Из-за Бивуачной не виден. Надо её обходить.

Обход Бивуачной

Из четырех троек А, выводящих на Цейский ледник, в списке пути выбора Фестивальный был на последнем месте. Короче, Глаз выбрал Цей-Караугом 4254м, самый дальний от нас и самый близкий к Грузии, почти находящийся на границе. Цей-Караугом помимо 3А категории не безопасен в плане камней. Седло зажато между склонами Дубль Пика и Бубисхоха. С их склонов летят камни и валятся в кулуары. В седле есть каменные выходы похожие на стелу. «Стреляет» и стела. По морозу спускаться спокойнее, но поймай этот мороз. Но перил на спуск там все-таки пишут, что четыре веревки, а не десять. Оперативность нашей работы с ними была на низком уровне.

"Перья дяди Бориса" выше зоны облачности

Связались веревкой. Как обходить Бивуачную, не написано. Интуитивно чувствовалось, что с потерей высоты снизу. Оказалось, что только снизу. Шли довольно бодро. Кажется, пришел конец нашим санаторным условиям путешествия.

В небе появились выше уровня облачности «перья Дяди Бориса». Когда появляются перья, через полдня погода непременно испортиться, будет жопа. Я уже в этом убеждался несколько раз.

Караугомхох слева Западный, справа Восточный

А пока мы быстро траверсировали северное подножие Бивуачной. Появились гигантские разломы ниже. Да и проходили мы по нехорошей зоне трещин. Страховка была попеременной на ледорубах. Но это метров сто. Потом дальше шлось надежно.

Ледовая ступень к Бивуачной на заднем плане

Стали подворачивать уже западнее Бивуачной. От неё к склонам Фестивального идет ледовая ступень даже трудно прикинуть какой она высоты. Но определенно там не надо обходить, и что мы пошли с потерей высоты с севера, оказалось единственно верно. Про эту ступень я не читал. Надеюсь по Караугомской чаше своим отчетом добавить инфы. Караугомская чаша была плоской и простиралась далеко. С запада ветер гнал облачность. Она уплотнялась. Перевал приближался. До него шли полтора часа.

На Караугомском Плато

Добрались почти до перевального взлета. Сгустилась мгла. Молоко было стационарно.  Глаз матерился, что совсем не вовремя. Хотя потом успокоился. Проанализировать погоду за прошедший поход – она нас баловала!

На заднем плане Цей-Караугом

Было здесь плоско, Глаз сказал, разбивать лагерь. Вторым вариантом было идти на перевал (в смысле, если бы была погода). Три веревки перил (пишут), а там дальше в связках. Седловина широкая и на ней стоят лагерем. Можно подниматься вдоль склонов Дубль Пика. Узкий желоб во льду между ледопадом и скалами еще издали давал понять, что вдоль склонов Дубль Пика нам подниматься не нужно. Вдоль Бубисхоха пути подъема не было видно. В лоб по ледопаду вылезли бы, но там могут быть разрывы. Короче поставили палатки. Глаз сходил пешком  к склонам Бубисхоха. Там было гораздо симпатичнее. Камнями простреливался только ограниченный участок даже не перил, а подходов. Дошел столько, сколько было дозволено это делать без страховки. Пишут закладывать в планах на Цей-Караугом два дня (как и на Купол Воологаты).

По возвращению к палаткам усилился ветер. И, наконец, пошел град. Размеры града были очень значительны. Одежду он не пробивал, но дробью отбивал по каске. По тентам палаток просто лупил.

Лупил бешено. Разыгравшийся ветер пытался их вырвать с корнем. По непривычке высунул из карманов руки, получил тотчас по пальцам. Всяк погоду и пурговку видал, но тут буран разыгрался не на шутку, я и сам стал уже переживать. Становилось отнюдь не спокойно. Град и не собирался утихомириваться. По скальным желобам Дубль Пика бежали целые потоки не воды, а вот этой вот крошки града. Небо разверзалось. Гром ворчал постоянно, но иногда ближе иногда дальше новый раскат – раздавался пушечный тон Стражеско: сотрясал воздух так, что казалось, это разозлившийся всевышний стегает в эмпирее чудовищным бичом. Молнии сверкали постоянно. Интервалы были пять секунд и не более того. Иной раз «фотовспышки» мерцали непрерывно.

На время все утихло. Бес непогоды немного угомонился, но ночью гроза разразилась с новой силой. Феерия продолжилась. А в темноте это было ещё более впечатлительно. Иной раз от молний становилось светло. Зубья гор проступали в этой дьявольской сарабанде настолько зловеще, что это даже трудно себе представить. Дробь града по тенту больше походила на какое-то ацкое ашицкое кипение. Но закопанные палатки стояли намертво. 

Вакханалия

31 августа 13-ый день

6.15. На улице подозрительно тихо. В любых походах, а и подавно в горнотуристических утро это мое самое нелюбимое время. Нужно выбираться наружу. Нехотя вышел… Молоко, в нем кроме двух наших палаток ничего не разобрать. Все кругом белым бело (или больше серо), ни гор не видно ничего. Видимость пятьдесят метров.

Пурговки в горах это тягостно. Одолевает апатия и депресуха. Пропитания осталось на два, максимум на три дня. Время работало против нас. То есть его не было уже совсем.

 

В районе обеда стали появляться окна. Опытный Анатолий всячески пытался выманить Глаза наружу. Все время утверждал, что мол, распогодилось.

Опытный (внизу и по центру кадра) в погоне за улетевшим спальником возле стены Дубль-Пика

Глаз выбирался из палатки. Но набегала новая порция тумана, напрочь исчезала видимость. Приходилось обратно забираться в палатку. Еще прошло часа два. Окна в непогоде стали более продолжительные. И видимость больше уже была, чем её не было. Опытный отправил нас таки вешать перила. На это раз выдвинулись на перевальный взлет усиленной бригадой. Глаз, Мощный и Матрена Филлиповна. Опытного Анатолия оставили за коменданта лагеря.

- А ты, Маша, читала Грозовой Перевал?

- Да я читала Грозовой перевал.

Поднимались косо вверх к склонам Бубисхоха. Склон, наконец, сделался крутой, пришлось идти с попеременной страховкой. В случае падения и разгона мы бы свалились в глубокий и широкий бергшрунд.

Дальше ледовый массив вздымался крутым взлетом в 65 градусов. Пришлось сразу  лезть, даже используя якоря. Мощный страховал. Потом проще, постепенно склон стал положе - крутизна 50 градусов. Так вся веревка. Вторая веревка 45 градусов крутого льда. Он не везде был хорош, чтобы ввернуть промежуточный бур. Мощный научился информировать Глаза об остатке веревки. У разных групп есть термин «веревки зуй». У части это когда выдать нечего совсем. У части предупреждение, что осталось пару метров и все. Мы практиковали, что «зуй» это все же есть еще метр-другой для маневра.

 Поднимались с одышкой. Оставалось согласно описаниям повесить третью. Но третья нужна ниже, иначе свалимся в бергшрунд! Хватит на сегодня двух веревок. Усилился ветер. Он наваливался на склон. Со склона сдувал снежный свей и обильно ударял этой пылью в лицо. Все равно работа не на смарку. Первую веревку провешивать с нижней страховкой и с рюкзаком опасно. Там и срыв, а где срыв, так еще и рюкзак потеряешь.

Глаз очередной раз обругал друзей за протяжки времени.

- Да в такую погоду хозяин собаку на двор не выгонит, а Опытный отправил нас перила вешать. Повесили сто метров и примерно сто пятьдесят разведали. Это хорошее подспорье. Завтра не будет даже если погоды, можно успеть подняться в окно. До седловины чуть больше трехсот метров.

Поужинали. Перевал,  да и ледник нас придерживали, не пускали.   

1 сентября 14-ый день

Погода и сегодня выдалась ветреная и не предсказуемая. По небу то с одной стороны, то с другой носились редкие рваные облака. Ветрено и не определенно, по какому сценарию разыграется день. Переходить перевал не собирались, не успеем. Выйти планировали на седловину. Там стать лагерем и хорошо понаблюдать и осмотреться. По времени вверх вниз слишком для такой группы, как наша впритык. Лагерь свернули. Ветер норовил унести вещи. За ними старались бдить.

Цэй-Караугом с севера 1 сентября 2017г 4254м 3А

Вид на Караугомское плато и уже надоевший Караугомхох

Дубль-Пик Южный 4536м

Снежный Барс

В обход бергшрунда

До зоны разрывов поднимались, связавшись веревкой, выше косо к первой веревке уже попеременно. Плотный фирн на третий четвертый раз пробивался штычком. Ледоруб держал хорошо. Дальше поднимались по перилам.

Глаз убрал все промежуточные точки. Последнюю  (третью) веревку повесил с рюкзаком.


Действительно перил оказалось ровно три веревки. Метр в метр, когда перила дальше не нужны. Издали казавшийся могущественным Дубль Пик (4536м) делался ниже. Скальный маршрут на него не был однозначен. Зато были описания Александра Наумова. На Бубисхох бы пошли как минимум, но времени уже не было. К седловине поднимались, оставляя в снегу тропу траверсирующую по склону Бубисхоха.

Ветер посвежел между тем настолько, что уже мешал подниматься и задувал в лицо снежной крупой. Совсем рядом уже и перевальное седло. Куда-то нужно было спрятаться. Как раз был замечательный бергшрунд, неглубокий и с ровным пологим дном. Здесь укрыться получилось очень чудно. Глаз раздал задания. Опытному растапливать воду, Маше ставить палатки. Самое начало помогли, правда, чтобы не улетели. Для палаток сам Бог ниспослал здесь тоже великолепные площадки, что не нужно было подниматься в продуваемое седло.

- Пошли, Мощный, за веревками.

 Только ноги понесли не вниз, а вверх, на седловину.

Бубисхох с седловины перевала

Дубль-Пик Южный с седловины перевала

Это было очень мрачное место. Лагерем стоять удобно и плоско, но продуваемо. Поверх фирна лежащие отдельные камни свидетельствовали, что прилетели они сюда со склонов Бубиссхоха или Дубль-Пика и что где именно ставить палатку нужно десять раз подумать. В южную сторону подозрительно низко и далеко виднелись трещины ледника Цей. Южный определяющий склон круче и значительно опаснее северного. Склон представлен четырьмя ледовыми кулуарами со скальными бортами. На фотографиях августа за другие годы снега и льда больше значительно. В этом или зима выдалась малоснежной и мягкой, а может и лето аномально жаркое. Хотя бы какое безобразие (+38) творилось по дороге сюда.  В профиле южного склона скальный выход похожий на стелу.

Скалы, похожие на стелу

Ближе к вершине стелы памятная табличка, каких немало встречается по горам – свидетельства чьих то трагедий. Есть и среди наших непосредственных знакомых, кого забрали горы.

Сначала осмотрели кулуар, что ближе к Бубису. Были здесь настолько нестабильные булыганы, что вариант этот сразу забраковали. Они летели вниз с грохотом снарядов. В кулуаре стоял жутчайший треск. От сброшенных камней поднималась пыль, когда они ударялись в стены. Летели брызги снега и льда. Кто-то выбрал спуск именно здесь. В трещину был вбит массивный горизонтальный крюк с петлей из репика. Чуть выше по склону какие-то алюминиевые трубочки сблокированные тоже каким-то шнурком. Скорее чья-то импровизация. Не рискнул бы я нагружать эту конструкцию и еще с рюкзаком.

Два других кулуара были хуже изначально, более узкие и далеко не просматривались. Первый виден веревки на полторы.  А эти менее веревки до ворот и сброса. Мрачные грязно-серые сильно разрушенные скалы бортов обещали небезопасный спуск.

Южный Дубль Пик с седловины

Пошли к Дубль-Пику. Вдоль его склонов ниспадал узкий и обособленный кулуар. Он был хоть выше на полверевки других, зато прямой и просматриваемый до выхода на ледник. По визуальной оценке туда веревки где-то четыре и было. На стене Дубль Пика здесь как раз и осталась спусковая петля. Тоже на скальном крюке. Крутизна спуска 60 градусов. Спрятаться от камней можно только посередине пути на скалах понижения правого борта кулуара. Готовили стартовую площадку для дюльфера. Глаз нашел даже за что обвязать шнур, чтобы сделать спусковую петлю. Видно стаял лед и снег и до той, что на скале петли дотянуться было не просто. Сколько мы не сбрасывали камней вниз. Все равно они были. Сколько их еще лежало и не улетело на дне кулуара. А сколько можно спустить на себя веревкой. Это все помимо того что может слететь со стены Дубль Пика.

Бубисхох с седловины

Очень озадаченный брел я в наше убежище к бергшрунду. Не сложно навести здесь спусковые перила, сложно избежать камней-снарядов. Два часа потратили мы на разведку перевала и возвращались почти что безрезультатно. Не нравился мне этот кулуар. Не нравились тем более и соседние. Идти снимать перильные веревки было уже поздно. Да и погода уготовила нам на сегодняшний вечер вакханалию насилий и убийств. Не найдись здесь этого волшебного убежища в ледниковой трещине – пришлось солоно. Уже было темно, а мы как раз ужинали. Мелкая снежная пыль просто выедала глаза. Покрылись снегом мы все. Он забивался во все складки одежды. Долго пришлось еще отряхиваться прежде чем попасть забраться в палатку.

2 сентября - 15-ый день

Погода шикарная. Вопреки вчерашнему вечеру. Поднялись по расписанию. До завтрака Глаз с Мощным отправились снимать перильные веревки. Буры повмерзали. Их приходилось расшатывать ледорубом. На снятие перил ушло чуть более часа.

Дубль-Пик Северный и Южный (справа). Кадр со склона при снятии перил

Позавтракали, собрались, вышли. Поднялись в седловину. Нацелились на самый левый, но прямой кулуар, что вдоль склонов Дубль-Пика.

Седловина перевала Цей-Караугом 4254м 3А

Подъем к самому левому кулуару под склонами Дубль_Пика

Самый крайний кулуар под склонами дубли_Пика

Этот напоминаю, что гораздо выше других. Подготовились к спуску. Обвязали камень. Мощного проинструктировали и попробовали запустить. Из-под него полетели такие порции камней, которые ниже превращались в шквал. Так было с каждым шагом. Непонятно, что там ниже размочалили. Но по кулуару вдруг побежал ручей. Изначально ручья точно не было! Мощный прошел, может, четверть веревки. Его развернули обратно.

- Мы здесь спускаться не будем!

- Может, Глаз так вот по камням?

- Мы здесь спускаться не будем!

В центре кадра Чанчахи и верховья северной ветви ледника Цей

Пришлось Мощному трудоемко подниматься по крутым скалам правого борта кулуара. Спускаться именно здесь было нельзя.

Переместились в крайний кулуар к склонам Бубисхоха. Он отличался от предыдущего. Просматривался чуть больше чем на веревку. Был сверху шире, потому что начинался как бы за счет слияния отдельных двух. Ниже он сужался. Скорее всего, был тут вертикальный отвес, потому что обозревалась часть ниже метров на сорок. В пределах веревки визуально было у правого борта более пологое место. И значит справа стенка. По белому цвету снега было понятно, что там не простреливается обычно камнями. Так как дно и область сужения кулуара были все в пыли. Сверху лед перед входом в кулуар был хороший. Из за перегибы склона был здесь плоховат в плане сброса потом последнего.

Чемодан , что правее Глаза во время спуска по перилам соскользнет с ледового основания. Будет остановлен чудом

- Мощный, петли давай!... Ну, ты что совсем охренел! Ты еще короче не мог отрезать!!

- Ты же мне сам показал сколько…

- Ну, мало ли что я тебе показал! Думать немного надо!

Глаз просверлил проушину и продел расходный шнур. Чужая спусковая петля на скальном крюке тоже была в теме, её заинтересовали в станцию. Страхующий (Глаз) не мог видеть спускаемого из-за нависания. Был тут и замечательный балкон. С него можно было наблюдать (но это уже не страхующему). Мощный был проинструктирован выйти на всю длину веревки и ожидать под покровительством скал правого борта кулуара.

- От скал ни шагу! Я спущусь, разберемся куда дальше.

Сбросили с ним все что сбрасывалсь. Камни летели вниз с жутчайшим грохотом. Восьмерки для Мощного не было, Глаз упустил на перевале Купол Воологаты. Зато была замечательная корзинка от Смирнова. Правда, только для одинарной веревки.

Глалазомер не подвел. Быстрее ожидаемого внизу появился Мощный. Веревки было нужно именно столько, сколько её было – пятьдесят метров. Он благополучно принялся ожидать.

Следующую запустили Матрену. Она спускалась по уже развешенной по склону веревке, Глаз выдавал вторую и подстраховывал её дополнительно сверху. А еще это нужно было, чтобы развесить для сдергивания двойной. Опытный Анатолий наблюдал за действиями со скального балкона.

- Да стой ты не двигайся!

-А-а!

- Стоять!! Камни сейчас ногами скинешь!

- А-а! – он оглох еще в армии в танке Т-64, не помню только, что там случилось с этим танком.

Тут произошло ужасное. Глаз сидел на склоне, пристегнутый на самостраховочный ус и выдавал веревку спускающейся Маше. В двух метрах выше на склоне лежал чемодан. Солнце не светило в сам  кулуар и даже почти спряталось за вершину Бубисхоха. Глаз сидел так, что правая нога была в тени, но левая на солнце! Камень на своем ледовом основании был левее чуть-чуть и на солнце. И он поехал! Глаз бросился ловить, хотел накрыть всем туловищем. Не позволил ус самостраховки. Но руками почти остановил чемодан. Он не доехал до сброса в кулуар, и за с счет Глаза и за счет того что чуть ниже была пологая ступенька с рыхлым снегом остановился! Опытный оцепенел на время, будучи свидетелем произошедшего. Выдаваемая веревка натянулась. Эти секунды я забыл, что выдаю… Да и тряслись руки. Маше решили сказать, но потом, когда спустимся.

Дюльфером спустился и Опытный. Глаз спустил так третью веревку. Две, которые одинаковые связал. Превая потолще – одиннадцатка. Когда закричали, что свободна, сбросил одиннадцатку.

Дюльфер оказался с нависанием и даже элементом отрицаловки. Представляю, как лазанием здесь идти на подъем. Рюкзаки только вытягивать. Контакта со стеной бывало что и нет. А бывало по стене царапал кошками, из под зубьев летели искры! Сбрасывались со стены мелкие камушки. Спуск сопровождался их постоянным шелестом. Неожиданно раздался чудовищный грохот! Я посмотрел с ужасом через плечо вниз. В кулуаре стояла пыль. На правом борту все трое вне этих событий преспокойно наблюдали. Наконец грохот камнепада утих.

- Это от меня!?? – думал, что что-то сбросил.

- Глаз, тут кусок стены отвалился! - Действительно на пятнадцать метров ниже Глаза и по левому борту произошло спонтанное обрушение нескольких тонн породы.

Первую веревку сбросили. Воображаю, что бы было, если бы не сбросилась.

- Вы бы хоть станцию подготовили? Теоретически, Мощный уже должен быть в конце второй веревки.

- А тут негде, мы тебя ждали.

За что закрепиться было не богато. Подходящий незыблемый камень подкопали, накинули петлю. Захотелось подстраховаться еще. Нашлась и превосходная щель, там заклинили узел. Петли сблокировали. Станция получилась адекватная. Спускающиеся, согласно отчетам, идут по льду кулуара и вешают перилла на ледобурных крюках. Теперь по дну кулуара идти меньше всего и хотелось. Мощный был проинструктирован идти по скалам правого борта кулуара. Дальше тоже был резкий перегиб, и он быстро исчез за ним. Веревка пружинила, идет. Раз идет, значит, есть куда. А за рации голову нужно оторвать.

- Свободно! - Послышалось снизу из-за перегиба. Значит, есть, где стать. Дальше дюльфер был по схеме. Также спускали Матрену и также спускали Опытного. Работала группа очень медленно. Снова спуск по сдвоенной веревке, зависания, и искры из-под ударяющихся о скалу зубьев кошек. Сдергивание веревки. Сдернулась.

Место третьей станции было даже фривольным. Это была верхушка жандарма. И плоско и камни вряд ли сюда залетали. Все чемоданы живые. Глаз проявил смекалку и нашел подходящий на противоположном направлению спуска краю жандарма камень, который и обвязал. Эту третью веревку спустился быстро только Мощный, что Матрена что Тигр Скал неприлично долго зависли, зависли за перегибом и что там происходило видно не было. Куда-то там попадала верёвка и где то «закусывалась». Рабочих раций не было, и Глаз сорвал очередной раз голосовые связки. Нет ничего тягостнее вот так ожидать. Ситуация была стационарна.

 Я, впрочем, спустился без каких-либо приключений. Также болтался на отвесах, нещадно скреб кошками по камням. Также вылетали искры. Ниже был отвес льда, здесь же душ с водой. Хоть попить можно. Последняя веревка не сбросилась и где то закусилась. Хотя всё было подготовлено с педантичностью Дяди Бориса. Как мы с Опытным не тянули было всё тщетно. Как самый выносливый и отдохнувший (да и легкий) снимать был отправлен Мощный. Он сыпал обильные порции камней, мы прятались за ледовую ступень. Веревка наконец была сброшена.

- Пошли же! – умоляла Маша, синяя от холода.

- Ну что ты не видишь, я не стою просто так (сматывал веревку)! Я больше вас заебался за сегодня!

Цей-Караугом южная сторона 3А

А дальше – всё! Не требовалось никакой четвертой веревки! Вниз можно пешком безо всяких веревок. Дюльфер через бергшрунд не требуется. Бергшрунда не было. Он давно здесь обвалился. Может и такая ситуация здесь с тех пор 20 августа 2011 ого года.

На стеле, напомню, что памятная табличка погибшей на спуске одесстике. Я загуглил, что все-таки произошло здесь на этом перевале. Случилось это 20 августа 2011 года (20августа 2011 года мы поднялись на Пик Ленина). Группа одесситов – все молодые, но достаточно подготовленные, как и мы вышли с ледника Сонгути и перешли перевал Купол Воологаты (у них квалифицируется как 3А). Шла группа тоже в Цей. Пересекли Караугомское Плато, поднялись на Южный Уилпатинский перевал и сделали траверс через Пик Краснофлотец и оба Дубль Пика. Если нашу группу немного усилить или поменять достаточно Ирбиса на кого-нибудь дееспособного, такой бы траверс выдержали. Траверс 3А, позволяет идти не торопясь, так как на нем есть где ночевать без риска словить холодную ночевку. В общем, группа эта спустилась с Южного Дубль Пика на перевал Цей-Караугом, затем был спуск с перевала. 23 летняя девочка (не первая и не последняя на перилах) спустилась последний дюльфер на последней веревке и стояла уже на нижнем краю бергшрунда (все перилла похода по идее были позади). В это время осов бергшрунда 10м на 4 погреб под собой девочку.

Фотография после обвала бергшрунда. Два последних кадра взяты из материалов по расследованию гибели

Смерть наступила от сдавления льдом и внутрибрюшного кровотечения. За пару дней до трагедии в этом районе отмечалось что-то типа землетрясения. Группа же своим поведением и тактикой никак не могла спровоцировать обвал бергшрунда. Все под Богом ходим!

Дело было сильно вечером. Идем по плоскому леднику. Перевал Цей-Караугом позади. Завтра последний перевал Хицан. Перед нами возвышался зуб Чанчахи за ним перевал Цей-Тбилаза 3Б. Ведет в Грузию.

Лед был плоский, снега мало. Трансформирован в фирн. Приготовили последний ужин. Больше еды у нас не было. Оставался только газ.

Глаз заказал у Маши архив карт и описаний. При свете фонарика изучал. Как ни крути, а чистого ходового времени до альплагеря Цей отсюда восемь часов ходу.

 

 

Продолжение следует

 

 

 

Оцените этот материал:
Грани возможного
Велогайна-2017
  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором. Чтобы избежать этого - зарегистрируйтесь.
правилами и условиями.