68:Тетнульд, пусти и отпусти. 10-26.9.16

68:Тетнульд, пусти и отпусти. 10-26.9.16

Краткий рассказ о горнотуристическом походе, проведенном в сентябре 16-ого в Сванетии


Маршрут: Довбери-перевал Чхундери (2722 нк) - перевал Адиши (1А-3200) - перевал Рокуэлла-Кента (1Б-3546) - перевал Нагеб (2А-3681) - пик Тетнульди по юго-западному ребру (2Б альп. - 4858) - перевал Нагеб (2А-3681) - перевал Тюмбашир (Гнездо Амарантов) (1А - 3200) - Жабеши

При всех прочих прелестях отпуска в Сванетии ранней осенью следует сказать, что отправившись в этот раз туда на бусе, поездка у нас получилось особенно бюджетной. Вся команда состояла из двух подгрупп - гонотуристической (Глазовской) и путешествующей в экскурсионном режиме (от Смирновского Движения). Вместо ушедших в горы в бус подсели прилетевшие в Грузию на самолете. Удобно путешествовали на транспорте, который был полностью в личном распоряжении. Основным водителем и хозяином выступал Руся. 

Я, Глаз, уже третий год подряд отдыхаю в Сванетии. Учитывая, что в семье пока работаю один, не мог и в этом году позволить себе что-то более далекое и фешенебельное типа Памира, Тянь-Шаня, Алтая... Ставку поставил опять на Сванетию. По моему личному вкусу горный туризм привлекательнее альпинизма в чистом виде. Но трек маршрута непременно должен содержать в себе восхождение. Ознакомившись предварительно с географией, разработал логичный и красивый маршрут с радиальным восхождением на пик Тетнульди. С Эльбруса хорошо видны две рядом стоящие правильные снежные пирамиды - Тетнульди (Белая Гора - 4858) и Гестола (Ведьма - 4860). С позиций техники (2Би 3Б соответственно) и пограничного контроля Тетнульд доступнее. Он и в маршрут и был включен.

Состав:

1. Глаз - руководитель похода

2. Опытный Анатолий - ремонтник

3. Мощный Антон - инспектор по связи

4. Траволта Антон - участник

Вперед ехали более двух суток по федеральной трассе Дон, окраинам Ростова-на-Дону, Владикавказ. Границу пересекали через таможню Верхний Ларс. Необычайно красиво смотрится Казбек с грузинской стороны своим срезом вершинного конуса. Да и вообще старинная военно-грузинская дорога запоминается сильно.

b2ap3_thumbnail_IMG_3487.JPGb2ap3_thumbnail_IMG_3488.JPG

Проезжали Тбилиси. Завтракали в одном из кафе на берегу Куры. Проезжая по побережью не проминули и Черное Море. Море было тихим и теплым. Исключительно загаженный мусором берег. Как раз садилось солнце. Где-то в десяти километрах от берега неподвижно стоял танкер...

b2ap3_thumbnail_IMG_3490.JPGb2ap3_thumbnail_IMG_3494.JPGb2ap3_thumbnail_IMG_3497.JPG

В Сванетии были ночью. Ехали здесь не быстро. особую опасность представляли коровы, беспечно шатающиеся по дороге. После Местии и вовсе ориентировка стала затруднена. Спали на обочине дороги прямо в машине, ожидая рассвета.

13 сентября

На маршруте были утром 13 сентября возле маленького селения Довбери близ урочища Ушгули. Антон, похожий на Джона Траволту, добирался автостопом и ожидал нас уже здесь. Он даже ночевал в нежилом доме.

b2ap3_thumbnail_IMG_3486.JPG

Собирались нервозно. у Руси где-то свербило, и он нас торопил, дескать, забирайте вещи и валите быстрее в свои горы, а ему за Смирновым ехать надо.

b2ap3_thumbnail_IMG_3504.JPG

Из-за этого остались лишние вещи, которые забыли вбросить в бус. Их благо сплавили водителю попутной машины. Водитель живет в Местии в доме "Где пекут хлеб", вот там то у него эти вещи потом и можно забрать.

"Сделавший правильные выводы" Опытный Анатолий подтверждал очередной раз Глазов постулат, что люди не меняются. Его пытались все-таки сориентировать собирать рюкзак. Опытный разводил Анатольевщину, рюкзак сколько-то собирался, но неожиданно вещи снова и снова оттуда извлекались и все больше их становилось снаружи. Терпения не орать у Глаза хватило не более чем на два дня. Первое время даже возились с Опытным Анатолием, как с писаной торбой: рюкзак подавали снимали и обеспечивали прочий пансион. 

После загула в дороге в честь начала отпуска самочувствие и душевный настрой мои были на самом низком уровне. Мы двинулись вдоль долины Хадишчалы, медленно и полого набирая высоту. Сразу сделалось жарко, с носа капало.

b2ap3_thumbnail_IMGP0007.JPG

Рюкзак весил сильно за тридцать. Шли мы на перевал Чхундери. Перевал исключительно популярен среди туристов легкоходов. Нам они целыми пачками шли навстречу с трекинговыми палками и легкими рюкзаками. Лица в основном не русские. Из Израиля их добрая треть.

- Хай... хай... хай...хелло...

Не испытываю я к иностранцам пиетета.

Сперва сопровождать нас увязалась большая немолодая собака исполинских размеров - кавказская овчарка. Сделали привал. Подошла еще примерно такая же, израненная в драках и даже со свежей рваной раной на холке. Собаки ссорились, рычали. Было стремно.

Вторая собака удалилась восвояси. Первая нас какое-то время сопровождала, но потом увязалась за более многочисленной группой израильской внешности, которые шли нам навстречу. Много раз я уже позавидовал легкоходам дяди Бориса и сколько раз уже проклял этот оромадный рюкзак. Перед походом речь шла о том, что Смирнов с доверенными лицами занесет нам заброску в цирк перевала Рокуэлла Кента. Дело это требовало примерно двух дней. Но доверенные лица доверия не внушали и от идеи с заброской пришлось отказаться.

b2ap3_thumbnail_IMGP0030.JPG

Каким то образом в дороге прошел целый день. Мы набрали высоту от Хадишчаллы, но до перевального седла Чхундери было еще прилично. Как будто нам всевышний ниспослал плоские травянистые полянки и ручей, хоть и худосочный, но с чистой прозрачной водой. Здесь и разбили лагерь. Тихий погожий вечер. Безветрие. Тишь да блажь.

14 сентября

Утро солнечное. Подниматься договорились когда светло. Глаз сегодня дежурный - уж больно неподъемный рюкзак. День обещался быть погожим.

b2ap3_thumbnail_IMG_3505.JPG

Пришлось долго раскочегаривать бензиновую горелку. Забился клапан, на который надавливает иголка. После неоднократных разборок и сборок проблему удалось решить. Завтрак худо-бедно был готов. 

Настроение, самочувствие и физическая форма у Глаза после дороги сегодня резко улучшилась. Было запланировано перемахнуть через Чхундери, спуститься и форсировать Адишчалу и начать подъем к перевалу Адиши. Чем выше, тем лучше.

После завтрака приступили к болезненному этапу. Опытный Анатолий собирал вещи.

b2ap3_thumbnail_IMG_2461.JPG

Но второй день похода Глаз еще не орал. Антон Траволта рассказывал какие-то истории про нутритивные ингредиенты, соотношение белка, жиров и углеводов и питание в походе (кажется, называл это БЖУ). 

Погода располагала к движению. Отвратительный рюкзак и сегодня оставался неподъемным, но нести его было уже все-таки легче. В когда-то травмированном колене происходили предательские щелчки. Шли по крепкой, поднимающейся змейкой тропинке. Первым из-за травянистого бугра показался пирамидальный конус Тетнульда.

b2ap3_thumbnail_IMGP0031.JPG

Он с каждым шагом все более вырастал. Дальше уже стали "выплывать" элементы Безенгийской Стены.

b2ap3_thumbnail_IMGP0033.JPGb2ap3_thumbnail_IMGP0066.JPG

Не прошло и часа как стали попадаться встречные путники-легкоходы (всех возрастов и с трекинговыми палками). Чхундери - излюбленное место для легкоходов. И он тем хорош, что с перевала открывается изумительный вид, когда сочетаются зеленые лужайки с горами Безенгийской Стены и ниспадающим гигантским ледопадом Лардад - одним из самых больших в Европе.

b2ap3_thumbnail_IMG_3514.JPG

Панорама ледопада Лардад из-за него выглядывает конус Гестолы. Крайняя слева вершина Тетнульд, крайняя справа Джангитау (Джанга) 

На седловину перевала выбрались довольно быстро. Здесь была довольно большая аудитория легкоходов. Особенно вольготно было тут Опытному Анатолию. Можно было включить пиздунца с совершенно разными собеседниками.

b2ap3_thumbnail_IMG_3517.JPG

Путь нашего подъема дальше отсюда не просматривался, но Опытный уже проложил траекторию подъема и охотно делился соображениями. Видно было разве что седло перевала Рокуэлла-Кента. Узкий перевальный кулуар уж очень неприветливо и круто дыбился. А нам все-таки туда.

b2ap3_thumbnail_IMG_3516.JPG

Узкий кулуар и понижение в хребте - перевал Рокуэлла-Кента

Перевал был и впрямь живописен и на нем рос стланник рододендронов. Это на южную сторону. Поднимались мы с северной, а она лысо-травянистая. Вообще отроги ГКХ резко отличаются от Сванского хребта, где мы гуляли в прошлом году. Там буйствует на эхтих высотах лес исполинской высоты и толщины и прочая растительность. Здесь флора, конечно, гораздо примитивнее.

Спускаемся. Куча идущих на подъем легкоходов. В основном из Европы. Израильтян треть, попалась одна группа из Украины. Все самой разной физической формы. Иные уже еле ноги переставляют. Куча бабушек. От всех несет стиральным порошком и парфюмом. Чем ниже тем более становилось топкой и грязной тропка. Со склона стекали многочисленные ручейки, они и размочаливали дорогу.

b2ap3_thumbnail_IMG_2465.JPG

  Адишала вверх

b2ap3_thumbnail_IMG_3524.JPG

Адишчала вниз

Адишчала оказался ручьем весьма бодрым с водой такой ледяной, что стыли ноги. Траволта и Мощный перешли в паре. Но не так просто тут переходилось. И это учитывая, что в том месте, где река распадается на рукава.

b2ap3_thumbnail_IMGP0097.JPG

Адишчала поперек

Побоявшись замочить рюкзаки и вообще упасть Глаз и Опытный заплатили подрабатывающему тут грузину. Он перевез обоих на лошади. Рюкзаки отдельно. Глазов рюкзак не смог скинуть. Нога застряла в стремени - свалился увлекаемый его тяжестью с лошади.

b2ap3_thumbnail_IMGP0104.JPG

Переправа на лошади

 После переправы. Обедали. Шли потом вниз по течению тропкой. Через два километра добрались до заброшенного домика. оттуда вышел очень приветливый и хорошо говорящий по-русски молодой грузин городского вида. Он объяснил, что привез сюда каких-то иностранных клиентов, которые пошли гулять вверх, а он не смог их сопроводить из-за похмелья. А вон они и возвращаются - указал нам на промелькнувшие на травянистых буграх две фигуры.

Нам было подниматься туда, вдоль ниспадающего с зеленых холмов ручья. Пошли мы очень медленно и как-то тяжело. Уже давал о себе знать вечер и в пределах одной-двух ходок следовало становиться. Вот беда то. Небо затянуло и стал накрапывать дождь. Он не собирался прекращаться. Более менее пологого места все не было. Нашли его когда дождь шел уже довольно сильный. Темп ходьбы Опытного Анатолия был медленнее особенно под вечер и пока он подтянулся последнюю ходку, разразившийся ливень основательно промочил устанавливаемую палатку. Дождь еще стегал по тенту около часа. Глаз из углов вылил по много кружек воды. Дождь прекратился. Погода была по прежнему влажной и стылой. От намокшей палатки и некоторых вещей исходили влажные испарения.

Глаз потом варил при свете фонарика ужин. 

 15 сентября

День начался с пасмурного сырого утра. Со стороны ГКХ неслись низкие косматые облака. Со сборами не спешили. Не было известности, распогодится или как вчера разразится ливень. Появились дырки в облачности. И,х то затягивало, то они становились больше. В итоге распогодилось.

День в целом не был солнечным. По мере нашего подъема периодически находило облако и охватывало нас туманной. 

Опытный Анатолий(Слева) и Джон Траволта познакомились между собой

Шли, строго руководствуясь координатами, что в описании и сверяли картинки. На картинках как обычно все было полого, но поверку круче и неудобно. Двигались, как и рекомендовали в руководстве вдоль ручья, но сильно выше его. Обошли по краю осыпной овраг. К тяжелому рюкзаку, который после дежурства все-таки стал полегче, я еще до конца не адаптировался, но уже сколько то притерпелся. Поднимались уныло, но методично. Весьма хорошие ходовые качества демонстрировал Джон Траволта, норовящий оторваться вперед. Опытного Анатолия в лагере сегодня собрать удалось довольно дешево для нерва и, первую половину дня плелся он сносно. Но как обычно чем ближе к вечеру, тем скорость его передвижения резко падала.

Окрестности ГКХ разительно отличаются от Сванского Хребта. Как и в Приэльбрусье на этих высотах травянистые луговины. Сванский же хребет в зелени просто утопает. Там лес и могучее высокотравье.  

Набор высоты по травянистым буграм сменился траверсом к слиянию двух ручьев. Двигались по остаткам тропы. Идти было не удобно, из-за стланика мясистых рододендронов, которые маскировали хаотичные нагромождения камней.

Переправа через ручей после траверса рододендронового склона

После перехода через чистый холодный ручей угол подъема сократился до пяти градусов. Поднимались по пологому травянистому плато с причудливо разбросанными камнями. Было тихо умиротворенно и как то прохладно.

Сегодняшняя часть пути не совпадала с тропой легкоходов, одухотворенных иностранцев с их напрягающими в большом количестве «хай» и «хелло», не было также бабушек с трекинговыми палками.

Травянистое плато. Вид на север

В камнях на этом самом травянистом плато тек ручей. Здесь и обедали, хотя время было уже далеко за обед и уже неплохо было подумывать, где будем стоять лагерем. Глаз предварительно очередной раз почитал описание. Пришлось заметно нервничать. Требовалось перейти перевал Адиши. Ибо вода здесь сегодня последняя, если не сбросить с перевала метров под триста. Проводилась стимуляция Опытного Анатолия. Рюкзак его опять зиял, а шмотки начинали раскапущиваться вокруг рюкзака.   Начались и громоздкие переобувания Джона Траволты, но этот ходит быстро и догонит.

Последняя зелень. По ней поднимались змейкой. Так вышли в перевальный цирк.

Последняя зеленка

Здесь ожидали Опытного, который как на шарнирах угрюмо поднимался на почтительном расстоянии.

Навигатор показывал, что седловина южнее. Но она была перед нами как на фотографиях.

Среднеблочная морена

В общем седловина оказалась двойная. Одна чуть выше, другая чуть ниже. Мы быстро поднялись на нее по среднеблочной морене. Перевал Адиши каменисто-осыпной. Высота 3200м. Категория 1А.

Седловина широкая, что можно свободно ночевать, но теперь не было воды. Тура не нашли.  Перед нами высился скальный массив – продолжение того самого отрога ГКХ куда и входит Тетнульд (забыл как этот массив называется). В виде вырезки в этой стене смотрелся наш завтрашний перевал Роуэлла-Кента.

1Б, но смотрелся он отсюда и с непривычки весьма значительно.

Опытный Анатолий пытался распаковать рюкзак. Ему это сделать не дал Глаз. С воплями и матом удалось его, Опытного, таки сдвинуть.

Пошли после разведки Глаза, ориентируясь  на тур. Спускались сперва по мелкоблочной, затем по среднеблочной морене. Группа была небольшая. Идти удобно. Хроническое заболевание - разбредаться по склону - в этом походе не без угроз и злобы удалось вылечить. Проблемно было ставить замыкающим Опытного Анатолия, - тогда он не шел. Обычно его определяли предпоследним, чтобы последний его подгонял.

Несколько сойдя с рекомендуемой траектории движения, по осыпному склону мы спустились на травянистые лужайки. Они были пологи и рядом ручей и даже с запрудами для набора воды. Что еще может быть нужно для лагеря.

Время было именно таким  когда еще не поздно мы пришли в лагерь. Но когда уже его только развернули, как стало темнеть. Для кухни использовали прикрытие большого камня.

За него мы и прятались от ветра, хоть он был слабым. С заходом солнца начало подмораживать. Эта осень, я уже третий день наблюдаю, что гораздо холоднее той прошлогодней.

Неожиданно посветлело. Моренные камни казалось будто источают бежевый холодный блеск. Они мокро воссияли, когда из-за перевала, откуда мы пришли, стал выползать огромный диск полной луны. В её свете отдельные слоистые лоскуты тумана ползали зловеще,  будто гигантские щупальце! 

16 сентября 

Вчера ночью постоянно будил Опытный Анатолий, чтобы, опираясь на опыт, рассказать какую-нибудь историю из своей биографии. Сегодня мемуаров не было, но отчего-то не спалось совсем. Надо все-таки брать с собой таблетки сомнол.

Сегодня было запланировано оставить заброску перед взлетом перевала Рокуэлла-Кента, подняться на перевал Рокуэлла-Кента, и выполнить траверс на перевал Нагеб. Погода этому благоприятствовала. Ковер облаков, сплошь простирающийся где-то на высоте 2800м, куда-то со временем исчез.

Но мы были лагерем выше этого ковра облаков. Над ними Сванский Хребет и все три вершины Лайла: Главная, Северная и Южная. Её то, Лайлу не отовсюду увидишь. По тем маршрутам, каким на неё ходят она не видна вовсе. Только издалека.

Из нашего лагеря была эта тройная гора хоть и далеко, но в утреннем солнце необычайно красива и панорамна. Шестьсот восемь метров оставалось нам подняться в прошлом году, но была пурга, а пурговать уже времени не было. Через день пришлось идти вниз. После знакомства с отчетами и рассчитав примерно маршрут, у нас срок выходил дней семь-восемь. Взяли десять на непогоду, присутствие которой в походах с Глазом неизбежно.

Шли по неудобной крупноблочной осыпи по причудливой змеистой траектории.

Покидаем зеленку

Участники вскоре с восторгом обнаружили сложенные из камней туры. Пошли по турам.  Выбрали примечательное место для заброски.

- Вот сюда я хотел, чтобы Смирнов занес нам заброску.

- А было бы классно.

Туда пошла еда на полтора дня. Глаз даже вопреки своим привычкам и репутации оставил весь спирт (не смотря на то, что завтра день рождения). Скинули кроме того не горную обувь и всякую мелочь, которая выше могла оказаться лишней. Глаз матерился на «сделавшего за год правильные выводы после прошлого похода» Опытного Анатолия, который решил опять выебнуться и опять взял продуктов не по раскладке, а с избытком, аптечку еще одну и большую чем у Глаза, да и кроме продуктов какого-то не нужного барахла, без какого хоть можно обойтись, но и выбросить нельзя:

- Отдуваешься не ты, а вся группа. Мы все несем это лишнее!... Что аптечка… у нас лазарет что ли…хватит того, что я взял!

Заброску спрятали под здоровенный камень, который должен был еще и спасать от дождя. Минут сорок пять потом подходили к перевальному взлету по неудобной осыпи.

Хорошо просматривалась справа по ходу седловина перевала Тюмбашир (Гнездо Амарантов) 1А 3200. Глаз через него планировал возвращаться.

Село перевала Тюмбашир (Гнездо Амарантов) 1А 3200м

Перевал Рокуэлла-Кента узкий круто поднимающийся кулуар, который ограничивают отвесные серо-коричневые скалы. Упростить  подъем нельзя.

Спрятаться особо некуда. Наибольшая опасность камни. Даже не спущенные группой, а шальные.

Кверху кулуар сужается.

Ключ перевала на границе верхней четверти и второй четверти, где в профиле подъема скальный остров, разделяющий кулуар на два рукава.

Правый непроходим из-за выглаженных льдами бараньих лбов. На том участке крутизна еще более возрастает. С 30 до 45 градусов.

Шли очень плотной группой и причем змейкой. При смене галса на повороте первый (Глаз) строго останавливался, пока из-под проекции движения не уйдут остальные.

Удобнее было, когда камни покрупнее. Бывало их не было совсем и на плотном грунте некуда упереть ботинок.

Когда оставалось одолеть верхнюю треть подъема, Опытному Анатолию приспичило каких-то там таблеток. На склоне сильно в рюкзак не полезешь – всё скатится. Да и некуда от камней спрятаться. Опытному удавалось справиться со своими заебами только выслушав угрозы и самые ненормативные ругательства.

Появились участки снежника. Ели снег, ибо воды не было. Скальный остров обходили слева (по единственному пути). Не так давно перевал ходили другие группы. Мы видели следы. Крутой участок в обход скального острова был еще и выглажен ногами. Здесь мы поднялись лазанием. Были такие скальные выступы, где можно взяться руками. Участок лазания был ограничен, иначе здесь бы вешали перилла. Спустя полчаса вышли на седловину перевала.

Довольный Опытный Анатолий утверждал, что его дочка ходила этот перевал в какой-то трекинг. Им пользуются как раз когда идут на Тетнульд через Наеб. Можно подниматься на Нагеб и через Гнездо Амарантов. Этот (через Гнездо Амарантов) путь Глаз выбрал для спуска.

Перевал Роккуэла-Кента 3546 (1Б) с южной стороны (откуда мы пришли) скально-осыпной

 

с северной стороны снежно-ледовый выводит на ледник Нагеб.

 

Отчеты спускающихся вдоль ледника Нагеб с выходом к реке Цаннер вразумительных я не нашел и опасаясь влезть в ледопады решил туда маршрут не прокладывать. Сделав кольцевую петлю с восхождением на Тетнульд, траврсировать потом в Жабеши: линейно,красиво, логично.

На перевал Нагеб шли почти три часа.

Ходят быстрее, но к вечеру почти вдвое отставал Опытный Анатолий.

Вроде он соглашался идти и пытался, если его кто-то проталкивал,

Ведут Опытного Анатолия

но стоило перестать проталкивать, как останавливался и уже не шел.

Зато, поднявшись на пологую часть ледника, Тетнульд открылся перед нами во всей своей красе. Его то затягивало отдельными рваными облаками, то вновь он очищался от облачности.

Маршрут подъема был как на ладони. Джон Траволта и Мощный Антон до этого ходили на Эльбрус, но оба уверяли, что Тетнульд выглядит значительнее.

Удивительным образом, но снег не был грязным, как это обычно в конце лета. Да и ледник оказалось, что закрытый. Изучая фотографии даже 15-ого года, всё в августе грязно-серое и лед в сплошных разрывах. Как же сильно все может поменяться за непродолжительное время на леднике.

На перевал притащились (в том числе с Опытным Анатолием)когда было еще светло, но солнце уже село. Были здесь и готовые площадки с ветрозащитными стенками. К величайшей радости даже и озеро (сказано в описании). Лед был не толстым и к воде разбили лунку лопаткой ледоруба.

- Ты, Опытный, будешь с завтрашнего дня здесь жить. А мы пойдем наверх.

Только Опытный не хотел с завтрашнего дня здесь жить, а намыливался наверх.

В одной из горелок повредился шланг. Вблизи форсунки через металлорукав стравливало топливо. Путем подрезания пластмассового шланжика, проволочки, пассатижиков и армированного скотча Глаз с помощью Джона Траволты починил горелку и – работать стала она как на газу так и на бензине (из-за конструктивных особенностей пришлось вынять ниппель-иглу).

Стемнело. Тетнульд серебрился светом от полной луны. На восхождение ходят и отсюда, но набирать 1100 метров по маршруту, который ходится  с различными видами страховки не для нас. По пути есть площадки на бараньих лбах «Ночевки Гнезда Амарантов» и также ночевать можно на «Плече Тетнульда» - пологое расширение юго-западного гребня. Высота плеча 4300м. Назавтра было запланировано подняться туда.

Жили мы теперь на высоте 3750м. Кроме бессонницы каких-то прочих проявлений высоты совершенно не чувствовалось. 

17 сентября

Ночью выпал снег. Не много, но все освежилось белым пушистым саваном. Дул ветер, правда, не холодный. Облачность была выше нас, однако она полностью закрывала гору, маршрут подъема. Пока собирали вещи и готовы были к выходу, все окружение объяла туманная мгла. Долго мы сидели на рюкзаках, но не было видно куда идти. Так в неизвестности продолжалось несколько часов. Глаза третировали:

- Ну, что?? … что??

Наконец, было принято решение разворачивать лагерь заново и жить пока здесь, на перевале Нагеб. Дальнейший подъем, кроме того, чтобы сориентироваться на леднике подразумевал провешивание перил (по описанию за 2015г три веревки подъемных и перед ними одна на спуск). Не то чтобы провешивать перила, теперь не было видно даже куда идти, чтобы выйти к ледопаду.

Палатки поставили снова.  Зато, пожалуй, тщательнее, нежели это делали с вечера. Тем более здесь было озеро с водой. А её наличие очень экономило время и топливо.

Перевал Нагеб 3750м (2А). Как и перевал Роккуэла Кента, в южную сторону скально-осыпной, в северную выводит на одноименный ледник, пологую его часть. У Глаза сегодня день рождения! За последние десять лет кроме 2011, 2013 и 2015 года все отмечались в походах. 2006 – сплав по Умбе на катамаранах (п-ов Кольский), 2007 – река Пана (п-ов Кольский), 2008 – Белое Море (Карелия). 2009 – окрестности Якутска, 2010 – цирк перевала Шелестенко (Сев. Осетия), 2011 – дежурство в больнице, 2012 Алтай, Верхнечуйский Хребет, 2013 – дежурство в больнице, 2014 Черное Море Кабулетти (конец похода), 2015 – дежурство в больнице, 2016 – перевал Нагеб Теперь отмечать было не с чем – спиртное оставили в заброске (умышленно). Раз такая ситуация именинник завалился в палатку. Но сон не шел.

Несколько раз появлялись разрывы облачности. Даже панорамно открывался Тетнульд, что, казалось, зря мы не выдвинулись и не пошли.  Но были это лишь кратковременные эпизоды. Снега было мало, да и вообще он почти не шел, но за непродолжительными моментами прояснений все окутывалось плотным и непролазным туманом.

Глаз достал авоську с бурами. Их взяли восемь. Со слов Смирнова они тупые (Глаз одалживал на зимние сборы в Хибины), но после беглого осмотра были расценены как пригодные. На поверку туповатый оказался лишь один. Завернули и проверили все. Тренировались делать Абалаковские проушины. Получалось. Проверка снаряжения перешла в снежно-ледовые занятия. Нашли и снег нужной плотности и глубины, где репетировали сдергивание ледорубов. Сдергивались все попытки. Задачу усложнили самосбрасыванием буров. Путались и сбрасывали плохо, но в итоге получилось у всех. Штук пять петель из расходного репика семерки нарезали и подготовили заранее. Занялись потом репетицией движения с самостраховкой. Дело это сменили попытки зарубания. В том числе на льду. Зарубания оказались не эффективны. Глаз с Джоном Траволтой работали в качестве гравитации. Льдом было озеро. Зарубался Мощный, но у него не было никаких шансов. Он превращался в куль с ледорубом, оставляющий клювом царапины, но почти не тормозящий усилия Глаза и Джона Траволты.

После самостаховки была одновременная – самый (согласно изученным материалам) по времени продолжительный отрезок движения, так и по пути прохождения. После репетиции перильной страховки  собрались не то обедать, не то ужинать. Тут увидели спускающиеся с перегиба ледника две фигурки. Шли они бодро, и даже немного подскакивая. Рюкзаки были подозрительно малогабаритные. Остановилась двойка на соседних площадках, но выше. И потом с парой бутылок смотрим – идут к нам, - за водой на озеро. Это была баба и мужик обоим порядка тридцати пяти. Исключительно дорогая и легкая одежда. Мужик молчал. Баба была одухотворенной и по-буржуйски солнечной, хотя от холода постоянно висела у неё на носу крупная прозрачная сопля, которую она забывала сдувать. Из Чехии. Разговаривали на английском. У нас в этом хорошо смекал Джон Траволта, но охотно вставлял пять копеек также Опытный Анатолий. Налили им чая. Собираются завтра на Тетнульд. На горе по прогнозу якобы минус девять, сильный ветер, да и вообще про погоду говорили неутешительно. Из снаряжения у них один(!) ледобурный крюк, но этот хрен, что молчал, очень, дескать, опытный и они справятся.

На фоне гостей легкоходов выглядели мы инертными олдскульными  лохопутами. Глаз вообще был в шапке ушанке с комсомольским значком. Последний остался еще с Дня Артиллериста. Забыл  впопыхах снять, а теперь то уж что.

Буржуи ушли. Мы продолжили репетировать двигаться двойками с попеременной страховкой, и даже взаимодействие двоек.

Начали с ледовой части. Движение наше было ужасно по скорости. Все были особенно медлительны, путались в самостраховке и развешенном на обвязке снаряжении. После снежно-ледового подъема и траверса вышли на скальную часть, где приходилось импровизировать с помощью фантазии и имеющегося снаряжения. Глазу в двойку достался Опытный Анатолий.

- ……. мать!! Куда ты веревку закрепил, нахуй!!

На гладкой наклонной скальной плите лежал призматический и на самом деле импозантный скальный обломок. За него Опытный Анатолий и попробовал застраховаться. Несчастный Глаз толкнул каменный чемодан ногой. Он на несколько десятков сантиметров соскользнул. Взрыв возмущения!!

Стемнело. Вечерняя погода ничуть не позволяла прогнозировать на счет завтрашнего  дня. Уже обошел круг дежурств.  Назавтра это бремя выпадало на Глаза. Но раз мы возвращаемся сюда, хоть можно еще сбросить кой-какие вещи…

 Джон Траволта (слева) и Мощный (справа) живут в палатке

остались примерзшие носки. Всякое было. Но носки пока к ботинкам не примерзали.      

18 сентября

Циклон не пришел. Вчерашняя непогода была явлением временным. Подморозило. Несчастный Глаз сорвал в спальнике молнию и теперь пользовался им как одеялом. Стоило пошевелиться, как согревать пространство вокруг себя приходилось заново. Еще и сегодня дежурный. А уже рассвело. Насилу на холод вылез.

Было все по-зимнему. Холодно, утреннее раздражение, тормознутость и расачка. Злило как само утро, так и на факт необходимости варить.

Зато был красивый рассвет. Слоистые облака стелились поволокой, из которой торчали серые конусы вершин.

Из-за склона Тетнульди с опозданием выглянуло уже давно поднявшееся солнце и стало ощутимо согревать. Начали раздеваться.

- Послушайте, а где же наши чехи? Погода же есть, как они собираются на вершину, ведь уже не успеют?

На вершину не успевали и мы. С перевала на восхождение нужно в среднем 17 часов. Глаз на такие подвиги добровольно не способен. Читал в очередной раз описания разных авторов. Было решено зайти на Плечо Тетнульда.

Это 4300м. Плечо – расширение юго-западного гребня, а именно конечной его части. В общем 550 метров набора высоты. Остается на восхождение на следующий день остается столько же. Это не много, но с Опытным Анатолием это очень много.

Писали, что веревку нужно сбросить на спуск к началу ледопада и три веревки нужно повесить а подъем, чтобы выйти на бараньи лбы, и еще потом, чтобы перелезть бергшрунд уже перед выходом на плечо.

- А может чехи выжидают, чтобы пойти по нашим следам?

Оказалось не то и не другое. Ночью они не вышли, якобы дул сильный ветер. И теперь просто гуляли по леднику, уже не собираясь ни на какую вершину.

На огороженной камнями площадке мы оставили еще кое-какие вещи и даже не нужные дальше трекинговые палки. Выступили бодро. Ярко светило солнце. Лишь изредка на него набегали облака. Шли с одновременной страховкой по закрытому леднику пологой его части. Никакой веревки на спуск не понадобилось. Шли вчетвером, в том числе и Опытный Анатолий, которого под его заверения, что потянет, все-таки взяли.

На северо-запад открывался хороший обзор. Ближе возвышалась Ушба, дальше Эльбрус и много других прочих вершин.

Обошли трещины и поднялись до скальных обнажений. Бараньи лбы нунатаками вырастали из ледника. Дальше требовалось вешать перила.

Глаз полез сразу с рюкзаком. Нижнюю станцию сымпровизировали в щели с какой-то закладкой из продолговатого булыжника. Склон хорошо держал, но быстро появилась одышка.

Я с таким не сталкивался. Лед был говняный сколько не руби глубже – что-то срубается типа спрессованного сахара. И буру доверять уже стремно и ледоруб в этот сахар еще не вгонишь. Склон поворачивал направо за бараний лоб.

Сколько Глаз не орал оттуда, ничего не было слышно. Лезть можно было, пока веревка тянулась – её выдавали. Станцию сделать было не за что. Как и сговорились, веревки связали. Но скоро должна была закончиться и вторая. Удалось дотянуть до камня и места перегиба склона. Дальше можно подниматься и без веревки. Лед был плохой, а камень не обвязываемый, гладкий не высокий. Удалось как-то случайно после попытки двадцатой ткнуть и провалиться штычком ледоруба. Загнал почти по клюв. Держать будет!

Спустя некоторое время мы переводили дух на солнце где площадки.

Тоже с импровизированными ветрозащитными стенками из камней. Эти стоянки называют «Гнезда Амарантов» находятся они как раз на бараньих лбах.

К цветам амарантам не имеют вовсе никакого значения, но так уж назвали.

Выстрел из пушки – обрушился кусок ледника. Мы продолжали довольно крутой подъем, лавируя между трещинами. Шли согласно рекомендациям.

Ледник был сильно разорванным  и, что хуже - закрытым.

В чрево некоторых зияющих трещин, в их зеленоватую мглу свисали гигантские сосульки.

Пробовали идти попеременно в местах, где требовалось проходить обледенелые камни и можно поскользнуться.

Кода мы поднялись выше, снега стало больше. Стал он рассыпчатый и основательно забирал сил. Глаз начал сдыхать.

Запустили тропить тогда Джона Траволту. Подушка (Плечо Тетнульда) вместе с вечером приближалась. Пологая часть закончилась.

Дальше вверх шел протяженный крутой взлет.

Визуально даже казалось, что придется вешать перила. Снова пустили вперед Глаза. Снег здесь был глубоким.

Шли связавшись одновременно.

До этого за день Глаз и так наорался на Опытного Анатолия за медлительность и сверхценные идеи, и пожалел, что его с собой взял. Но вечер для него и для группы время еще более неблагоприятное.

Уже солнце терлось о кромки вершин на горизонте, и Плечо Тетнульда розовато подсвеченное было не далеко, но колом встал Опытный Анатолий. Глаз психовал, орал от бессилия самыми грязными словами, но было тщетно. Веревка не тянулась. Опытный Анатолий стоял на месте.  Шел третьим. Первым его пускать было нельзя, вторым – еще следы не такие утоптанные, последним не привяжешь – мало что ему в голову ёбнет. Третьим и только третьим.

- Мощный, чего он там стал…  !!!

- Говорит, кошки не держат.

Так было неоднократно.

Не до фотографий, торопились. Фотоаппараты в рюкзаке. Закат подсвечивал ледник Нагеб. Снег и лед, все, что белое, да и скалы, которые не белые – выглядело золотистым и воссияло теперь насыщенной позолотой в эти непродолжительные минуты перед заходом солнца.

Уже сгущались какие-то быстрые сумерки. Перегиб снежного склона приближался. Только он был уж больно резким. Удар судьбы пришелся сильным и неожиданным. Ожидаемый бергшрунд оказался сверхшироким и особенно глубоким бергшрундом. Вниз уходили бездонные трещины, а до следующего края, который выше, было пятнадцать метров. Лед зловеще синел в сумерках. Неужели мы не туда пошли. Но что справа, что слева все было гораздо хуже – имело вид стенолазания в ледопдах. Да и не просматривалось отсюда почти ничего. Кое-как удалось слазить в рюкзак за фонариком. Спасительной соломинкой, чтобы не возвращаться далеко вниз, был островок  между этих  ледовых нагромождений и разломов (еще требовалось разведать так ли уж он, островок этот, полог и что там под снежным надувом, площадка или какой-нибудь ледовый конгломерат).

Попасть туда можно было дюльфером по серповидно спускающемуся лезвию перемычке – три ледобура, чтобы не выйти на маятник. Это лезвие-перемычка для нас была самой важной структурой и ключевым мостом, ведущим на Тетнульд. Без нее – спуск в трещину, а оттуда подняться – нужны якоря. Почитав много описаний про якоря, также про эту перемычку нигде нашел. Да и о бергшрунде сказано как-то везде очень скромно. Дескать, переходим, перильная страховка и все.

Глаз слез дюльфером по этому лезвию, не торопясь и не отстегиваясь от веревки, принялся утаптывать снег на надуве. Под ним было плоско. Потом к этому подключался каждый следующий спустившийся. Площадка уверенно расширялась по периферии. Неровности подсыпали лопатой Виктора Калины. Опытный Анатолий принялся разводить Анатольевщину, а ему поручили кипятить воду. Очень хотелось пить. За день не много, всего набранные 550 метров подъема, но не соизмеримо  устали. Глаз шипел на Опытного, что тот стоит пиздит и ничего не делает. Траволта раздражался на Мощного, что тот не так, как надо, ставит палатку, а если и так, то медленно и все равно не по фэн шую. И что если мы задержимся, ему может не хватить БЖУ, а без БЖУ жить он не может.

Не смотря на все тяготы судьбы жить двумя палатками на этом островке среди ледовых разломов было не только можно, но даже прикольно. Если вдруг буря, то на Плече Тетнульда надо глубоко закопаться, но там, скорее всего в сентябре лед.

Спрашивали, а что же завтра. Но я понятия не имел что завтра.

- Ну, что. Возьмем веревку и пойдем в глубокую разведку маршрута. Вне зависимости от погоды. Надо еще отсюда вылезти. А дальше был засыпанный снегом ледовый мост и вверх уходил крутой склон. Он закруглялся в пределах длинны веревки, но что там за перегибом – не известно. Может там ещё такой или покруче «бергшрунд». Но на склоне несомненно были как будто заметенные следы. Значит недавно ходили.   

Дал ощутимый мороз. За солнечный день снегомессилова я основательно замочил ботинки. Пока, сидя на коврике, варил еду (которую уже начали экономить), к ботинкам примерзли носки. Опытный Анатолий не ел, а вырубился. Я еще долго не мог освободится от ботинок, так в них и остались примерзшие носки. Всякое было. Но носки пока к ботинкам не примерзали.   

19 сентября

Погода была ночью удручающая. Мерзкое снежное крошево кропило тенты палаток. Звук этот деморализует, угнетает, расстраивает.

С рассветом снежный покров заметно освежился. Облачность летала и клубилась, занимая разные высотные эшелоны.

Волшебный бергшрунд

- Глаз, Глаз, ну, что делать то будем?

- Вниз тикать, пока целы.

- Как вниз, ты же говорил, что еще время есть?!

- А как же БЖУ? (Белки, Жиры, Углеводы)?

- Ну, поголодаем немного, раз уж сюда пришли.

- Вот это разговор. Тогда пойдем в глубокую разведку маршрута подъема.

Серповидный острый мостик - ключ маршрута

Вышли в глубокую разведку после завтрака. Раньше смысла не было – все равно ничего не видно. Опытного Анатолия распирало. Его с собой от греха подальше не взяли, а оставили на хозяйстве.

Мощный в штурмовом лагере. Примерно 4250м

- Ну, я полезу повешу петли…

- Не занимайся хуйней. Зачем нам вешать петли.

Бивуачные хлопоты 19 сентября

Анатольевщина в лагере

Глаз прошел по снежному мосту, перелез бершрунд и в пределах веревки вылез наверх.

Вылаз из бергшрунда

Получилось пробить зерновую линзу и вогнать штычок ледоруба по клюв. Мощный с одышкой появился моментально. Не долго ждали и Джона Траволту.

Без Опытного Анатлолия движение было гораздо быстрее. Какое-то время, куда идти не было видно совсем, но облачность периодически поднималась выше. Тогда мы брали ноги в руки и двигались. Сперва, обогнули глубокую трещину и  вышли на крутой короткий подъем.

Обход следующего бергшрунда по перемычке

Снега много. Рассыпчатый. Приходилось тропить. Через сокрок пять минут от перил поднялись на Плечо Тетнульда. Вернее сказать не совсем на него, а на перемычку между скальным гребнем и плечом.

Глаз и Джон Траволта перед выходом на скальный гребень

Плечо выглядело белоснежно, полого и пухло. Но ночевать здесь в сентябре не очень удобно.

Плечо Тетнульда не так уютно как кажется

Снежного крошева поверх льда не много. Место открытое и окопаться проблематично. Выше скальный осыпной гребень вел вверх метров на сто пятьдесят по высоте. Он сильно разрушен. Рекомендуют ходить в кошках. И действительно попробовали без – оказалось шильно. Одели обратно.

Глаз перед началом скального гребня

Крутизна скал переменная. Где-то идется совершенно непринужденно, а иной раз лазанием. Ширина тоже разная.

Скалы грязно халвичного цвета. Маршрут популярен. Камни исцарапаны кошками в виде белесых полос. Обрушить камни на соседа вероятность минимальная – все уже столкнули до нас.

Палатки без зума

Кадр с зумом

Глубоко под нами в ледовом разломе увидели два пузыря палаток и стоящую возле них фигуру Опытного Анатолия. В иной момент налетала облачность и закрывала и лагерь и путь спуска, а порою тучи поднимались выше. Видно было все до ледника Нагеб. Без рюкзаков мы оказались в превосходной физической форме и поднимались очень быстро.

Без рюкзаков мы были в превосходной физической форме

Только вот скальный гребень закончился, а дальше было лезвие некрутого узкого снежного, в конце него поднимался треугольный серак. Он шерился своей подветренной стороной с плавными горизонтальными полосками. Окрыленные быстрым темпом движения, дальше подниматься не сочли нужным – меньше чем четыреста метров до вершины. Зайдем как-нибудь.

Спустились в лагерь все столь же быстро и непринужденно.

Опытный Анатолий был тоже очень доволен, сообщил, что назавтра собирается с нами на вершину и что видел нас на гребне… 

Довольны были и мы. Погода сегодня, конечно же, не камильфо, но эстетической составляющей маршрута были мы весьма впечатлены.

Темнота. В сплошной мгле слабо проступали очертания ледопада. По тенту палатки шелестела легкая невидимая снежная крупа. Я уже давненько в горах никуда не заходил. Восхождение может и не самое главное – но удовлетворение и логическое завершение проекта. Если быть приверженцем псевдонауки нумерологии, звтра благоприятный день. 20-ого мы уже заходили. Пусти нас на вершину, Тетнульд!

 20 сентября

Сегодня порядка 14.30 мы поднялись на вершину пика Тетнульди в полном составе группы. Условия посещения вершины были – сильный шквальный, но не холодный ветер и ограниченная видимость. Тетнульди считается самой красивой горой в Грузии.

В плане восхождений раньше она не была часто посещаема. Но в последние годы популярность Тетнульда все возрастает. Напоминает правильную пирамиду. Маршрутов восхождения много. Мы ходили по самому простому и доступному – по юго –западному ребру.

Джон Траволта во время приема водных процедур

В традиционных рамках на восхождение мы собрались поздно, но в наших условиях времени нам вполне хватало. Большой было радостью голубое безоблачное небо и поначалу полное отсутствие ветра. Завтрак в условиях экономии продуктов питания был упраздненным. Воды напились и даже что-то взяли с собой. Собирались бодро. Глаз инструктировал Опытного Анатолия, чтобы не подвел и предлагал еще, еще, еще, и еще раз подумать. Опытный собирался решительно. Что будет идти гарантировал.

Эльбус и Ушба

Перильную веревку вчера не снимали. По ней сегодня с утра и стартанули. Открылись нам ошеломительные панорамные виды. Я хоть уже к такому привычен, но даже знакомые горы всегда интересно наблюдать воочию из новых для себя ракурсов. Эльбрус был правее и далеко.

Отчетливо на белом  восточном склоне его контурировал черный Ачкерьякольский Лавовый Поток. От его верхней оконечности (4600м) гора становится круче. Полукольцом вздымаются стенки бокового кратера. Я поднимался 18 мая 2012г на Эльбрус и именно с востока по этому маршруту.

Мощный с Траволтой ходили в этом году, но с севера (второй по популярности маршрут после классического с юга). Ближе обособленно расположился лепесток Ушбы.

С Эльбруса видна она также само, но только северная вершина слева, а южная справа, а здесь с ледника Тетнульда наоборот. Левее и далеко до четырехтысячной высоты поднимались три вершины Лайла – высшая точка Сванского Хребта.

На заднем плане слева направо Лайла, Ушба, Тетнульд

На Плечо Тетнульда вышли очень быстро, и совершенно не затратив сил. Оно искрилось в солнечном свете и казалось пухлым.

Плечо Тетнульда

На поверку не так уж ровно оно, а даже островато. Но сверху выглядело именно как подушка.

Камни скального гребня вчера невзрачные смотрелись теперь при погоде блестяще и жирно.

На скалах шли, не страховались. Светило солнце и даже хотелось сбросить куртку. Благоразумно воздержались. 

Чем выше, тем интереснее и больше открывались детали Безенгийской Стены.

 

Детали Безенгийской Стены: Клык Катына, Джангитау, Шхара

В основном ходят её с Российской территории. В связи с потеплением ряд маршрутов из-за опасности лавин и камнепадов закрыли. Любят альпинисты ходить отдельно на Шхару или Гестолу. Джангитау же ходят в основном, когда делают траверс всей Безенгийской стены. Самый сложный элемент траверса - Пила Шхары, уже отсюда была видна.

Места ночевок на маршруте траверса стены есть, но надо строго придерживаться тактики переходов. Открылся вскоре и Катын своей клыкообразной башней.

Катынтау не дотягивает до пятитысячника 21 метр. По соседству с Тетнульдом похожая пиамида – Гестола. Разделяет их перевал Добровольского (4200-3А*) И Гестола (Ведьма)еще более пирамида правильная, с под 45 градусов разнесенными четырьмя ребрами.

Туда ходят по маршруту 4А через перевал Чурлениса (3А). Темой подняться на Гестолу я очень интересовался. Маршрут 3А пойти слаженной командой можно. Есть путь с перевала Нижний Цаннер (2А) через вершину Ляльвер (3А) и Пик Есенина. Очень длинный и интересный, но – 3Б, если с Гестолой.

А для меня пойти на 3Б, нужен уже инструктор. Взять теоретически такого можно с альплагеря Безенги. Однако они пишут, что пограничники этот маршрут ходить запрещают. Уже в этом 2016 году фотографировали нарушителей с вертолета, потом отслеживали и составляли протоколы.

Но с дугой стороны не всегда же такие акции проводят. Хотя гора еще та. Когда поблизости гроза по неизвестным причинам в Ляльвер всегда бьют молнии. Считается, что в горе месторождения металла. А 22 августа 1986 года молнией на вершине Гестола убило альпинистов из Ростова-на-Дону. Почти за месяц поисков нашли не всех. Плечо Гестолы, пишут, может быть лавиноопасно. Высота Тетнульди – 4858м, Гестола на два метра выше 4860м. С Эльбруса две горы видны правильными рядом расположенными пирамидами. Но Гестолы видно пока не было. Вблизи посмотреть на неё на нашем пути можно только с вершины Тетнульди.

Мимоходом скальный гребень закончился. Теперь был не длинный участок узкого снежного ножа. Его преодолели, страхуясь попеременно, зарубившись в гребень и перевесившись на противоположную сторону.

Хуже всего, что дальше пришлось вешать перила. Гребень с карнизом на северную сторону обрывался отвесом. На юг он склонялся слишком круто.

Идти одновременно было бы хорошо, когда есть снег. Это по чем нужно было идти не было снегом и льдом тоже, а что-то типа спрессованного сахара.

Не знаю, как в случае срыва тут зарубиться. А поедет один, - сдернет скорее всего второго. Идти попеременно, нет камней, ледоруб не вгоняется… Изобрели выпускать Глаза без промежуточных точек на всю длину веревки.

Если и поедет, до сильного рывка не разгонится, а будет стараться зарубиться. Буров крутил по два. И то те, что потолще. Копать и рубить «сахар» приходилось всегда глубоко.

Спустя три веревки вышли на скальный островок.

Гребень подворачивает здесь на север. Оттуда еще прошли одну веревку по перилам. Карниз также само шел вверх, но на юг склон стал шире и положе. Дальше шли уже с самостраховкой.

В чистейшем доселе небе появилась белесая дымка – признаки ухудшения погоды. Довольно скоро задул хоть не холодный, но очень напористый и приносящий дискомфорт ветер.

Поднимались методично и упрямо.

Ближе к вершине склон снова сузился до опасной крутизны, зато закончился карниз и сменился просто ножом.

За него можно было придерживаться, а позже и выйти на само острие. Как назло перестал идти Опытный Анатолий.

Причины были всякие. В том числе и «не держат кошки». Опытный семенил и проскальзывал. Подгонять «нахуя мы тебя взяли» не было действенно.

Вершина была совсем близко, но и совсем портилась погода. Раздосадованный и обуреваемый негодованием Глаз ударил Опытного Анатолия кулаком по ляжке. Ну, конечно же с горяча и этого делать было нельзя. Скребли на душе кошки. Опытный Анатолий очень разозлился и, кстати, - пошел. Стали держать кошки. У меня на душе тоже скребли кошки, но Опытный, когда мы уже поднялись, сказал, что всё нормально и он не обижается.

В одном из описаний группа перед выходом на вершину провесила еще веревку перил – зеленый лед (бутылочный, «бутылка», глетчер). Мы подобрались к узкому бергшрунду. Дальше был лед. Не зеленый, но без снега. Закрепив веревку и поскребывая зубьями кошек, Глаз полез дальше. Так продолжалось 50 метров. Веревка закончилась, но это была еще не вершина.

Зато дальше был снег и выполаживание. Ветер трепал одежду и кропил снежной крупой. Налетала все гуже и продолжительнее плотная облачность.

Порядка 14.30 мы стояли на вершине. Вершина а-ля Казбек десять метров на четыре без каких-либо туров.

Грандиозная фотосессия не удалась. Снимки мы сделали скудные.

И мерзли батарейки в фотоаппаратах, и не было адекватной видимости. Чем дольше мы сидели и ожидали, тем было хуже.

Гестола (в центре кадра) и Катынское Плато (правее Гестолы)

Сразу только и то не надолго открылась перед нами в облачной дымке Гестола. При визуальной оценке гора еще более сложная, чем на фотографиях.

Еще трещины Катынского Плато, Лакуца и продолжение ледника, ниспадающего в один из наибольших ледопадов Европы Лардад. При хоршей погоде отсюда грандиозный вид на пятитысячники - Дыхтау, Коштантау,Шхару, Джангитау, Мижирги и видно, пожалуй половина Кавказа.

Глаз снимал на спуске нижнюю станцию и тут произошло неожиданное. С вершины шли двое, связанные друг с другом веревкой. Профессиональной походкой, исключительно быстро и мерно покачиваясь. Как призраки они, ничего не сказав, проследовали на спуск мимо.

Снаряжение и одежда самые современные.  Откуда они могли взяться. Наверх следы не вели, на вершине их не было. Появились, значит, с другой стороны и делают траверс.

Но чтобы делать траверз подозрительно маленькие рюкзаки. А может теперь с такими и ходят, а мы такие лохопуты, что по сей день тягаем мастодонты. Спускались они быстро.

У нас же колом стал Опытный Анатолий. Никакие меры его ускорить не помогали. Оставалось только уныло волочься и наступать ему сзади на ноги.

Зато был необыкновенной красоты закат. Грозный с предсказаньем на завтрашнюю непогоду.

 Спускаясь ниже, мы вышли из уровня облачного фронта. В щели между тучами как щупальце пробивались лучи заходящего солнца. В лагерь с Опытным Анатолием пришли в сумерках. Небо затянуло. Было не холодно и тихо.

21 сентября

Времени было в обрез. Почти уже не осталось продуктов. Что-то, правда, спрятали на перевале Нагеб, но туда еще требовалось попасть. Всю ночь шел снег. Не пушистый, хлопьями, а колкий. Он кропил тенты палаток мелким сахаром. Так прошла ночь под этот монотонный шелест. Когда рассвело, совершенно отсутствовала видимость. Все было окутано плотной туманной облачностью. Снег замел палатки и наверняка засыпал наши следы.

 

Спускаться без видимости нельзя. Когда поднимались, линия движения сложновата, ибо постоянно приходится обходить трещины. Так и пришлось просидеть здесь весть день в этих ледовых разломах. Оставался лишь завтрашний день 22 сентября и послезавтрашний 23 сентября. 23 сентября крайний срок, когда мы должны прийти в Жабеши. 

22 сентября

Историческая справка:

22 сентября 2010 года в 12.30 группа в составе 9 человек от Magadan.by совершила восхождение на Восточный Казбек по маршруту 2А от Верхнекармадонских Источников через пик ОЖД

Погода была и сегодня не комильфо. Тем не менее, сколько-то сотен метров было видно. Иногда и вовсе, казалось, что растет давление, проясняется погода и разбивает этот туман. Лагерь свернули достаточно быстро. Инструктировали Опытного Анатолия (Глаз инструктировал), чтобы тот быстрее собирался, а потом шел и не шароебился. Нам во что бы то и стало завтра вечером нужно быть в Жабешах. До Жабешей за сегодня и завтра дойти можно свободно, но только если пойдет Опытный Анатолий.

Глаз нарубил ступенек и вылез на край бергшрунда. На сераке мы так вытоптали пространство, что теперь выглядело оно не как сомнительной надежности надув снега, а даже с претензией на выбор именно этого места. Выбрались остальные. Мы смотали веревку и двинулись вниз.

Через полчаса мгла сгустилась настолько, что едва видны были остальные, кто по соседству на веревке. Ничего не оставалось делать, как вот так тягостно сидеть верхом на склоне и с надеждой взирать вокруг. Но и взирать вокруг было совершенно не на что.

От сплошного белесого тумана лезли на лоб глаза, и начинало звенеть в голове. Гора нас сначала не хотела пускать. Прежде чем на неё мы поднялись, пересидели два дня пурговки – 17-ого и 19-ого. Теперь она не хотела нас отпускать. Шел после восхождения тоже второй день пурговки. Отпусти нас Тетнульд! Но Тетнульд все не хотел нас отпускать. Требовал от нас, наверное, жертву.

Долго ли сидели, коротко, время смешалось, что непонятно было обед теперь или дело уже к вечеру. Ожидали, сидя на рюкзаках, и даже не выстегиваясь о веревки. В светлый промежуток мы сбросили до стоянок «Гнезда Амарантов», потом до перил. Время ушло на не хотевшие сдергиваться ледорубы. Наконец вышли на пологую часть ледника. Ощутимо добавилось снега. Ещё шли когда 18 сентября на подъем, тропить не требовалось. Теперь нога вязла в рассыпчатый снег. Уходило много сил. Накрыло нас и здесь, на пологой части ледника. Уже в непосредственной близости к перевалу пришлось сидеть и ожидать, когда хоть сколько то «дадут» видимости. Хотя Нагеб был вот-вот рядом.

Опытный Анатолий (справа) инструктирует Глаза как лучше выйти на перевал 22.9.2016

Перекусили из заброски на перевале. Здесь непогода взяла нас в оборот основательно. Кроме совершенно отвратительной видимости окреп ветер. Субъективно сделалось более холодно и знобливо. Требовалось продолжать спускаться. Медлительный сам по себе Глаз подгонял теперь остальных. Инструктировали Опытного Анатолия, что кровь из носа – нужно спуститься в седло перевала Гнездо Амарантов. Это 550 метров высоты. Но лучше скинуть еще больше.

Никакого седла видно не было. Только часть серо-коричневого каменистого кулуара переметаемого вьюжными вихрями. Там как будто кипел котел. Как и сказано в описании требовалось принимать вправо орографически. Так мы вышли на траверз склона. По торчащим из тумана турикам набрели в узкий бездонный кулуар. Много было мест  выглаженных ногами, участков со съехавшими камнями. Кулуар не был так камнепадоопасен как таковой перевала Роккуэла Кента. Он был ступенчат. Крутые участки, преодолеваемые, лазанием чередовались с участками выполаживания.

На сбросы вешали сдвоенную веревку. Никакие петли не оставляли. Здесь всегда в нужном месте находился или гладкий камень с выемкой или столбикообразная опора. Веревка не царапалась и вполне хорошо стягивалась. Глаз поначалу орал на Опытного Анатолия, что тянет время. Но зато при дальнейших веревках он уже стоял с рюкзаком наготове, ожидая очередную команду – «свободна». Тут его и запускали.

По мере того как спустились ниже видимость делалась лучше. Ветер был со стороны ледника и здесь его уже почти не ощущалось.

Ледяной туман стал прозрачнее и уже отчетливо виден стал огромный цирк перевала Нагеб, как развороченная бульдозерами стройка и перемычка Тюмбашира (Гнездо Амарантов) – туда куда мы шли.

Перемычка Тюмбашира приближается

Последний сброс был в виде наклонных гладковатых каменных плит покрытых мерзлой коркой. Здесь Глаз закрепил последнюю веревку.

Уже в сумерках мы стояли на седловине Тюмбашира. Рядом возвышались гигантские отвесные скальные глыбы.

Все это за последние дни преобразилось. Пришли предвестники зимы – камень подернулся белой снежной вуалью. Как это в горах не первый раз я встречал – мрачная была торжественность.

Спуск дальше проходил по средне и крупноблочной морене. Как и до этого было очень скользко. Весь поход мне доселе безотказно прослужили трекинговые палки. Теперь неожиданно поскользнулся на наклонной скальной плите и сломал палку.

Смеркалось. Мы набели на ровные снежные площадки с водой в непосредственной близости. Как будто были они нам ниспосланы с неба среди этой неуютной морены с огромадными скальными обломками. Назавтра оставалось сбросить до зеленки и траверсируя валить в Жабеши. Еще до зеленки не добрались, да и погода не предвещала ничего доброго, но чувствовалось – Тетнульд нас отпустил.   

23 сентября

Мощный Антон подвел. Он был назначен инспектором по связи с общественностью. Я уже не помню (да и сильно не вникал) не взял он просто контакты или разрядил батарейки или не оплатил симку (а может и то и другое и третье), но связаться нашими мы не могли. Еще был не очень надежный вариант через телефон Опытного Анатолия. Решили подойти ближе к Жабешам, чтобы связь была наверняка (а может и почему то по-другому, не помню).

Расслабляться было рано, пока не спустились в зеленку. С самого утра было очевидно, что небо нам ничего хорошего не сулит. Когда собрали лагерь, пошел сырой снег.

Заряды его накрывали нас с переменной интенсивностью. И чем ниже мы спускались тем мокрее он делался пока не перешел, наконец, в дождь. По крупноблочной морене шлось плохо. Камни были слишком скользкими. Это были даже не то чтобы камни, но монолитные плиты смазанные мокрым снегом, на которых скользишь, рискуя под занавес маршрута получить травму. Заброску в этих нагромождениях отыскали без труда. Заброска частично была разграблена. У Глаза не съели ничего и не прогрызли даже пакет из плащовки. Но у Мощного мыши увели сыр, палку колбасы и напоследок насрали.

Потом спускались мы среди все тех же нагромождений битой скалы и пока не вышли на пологие площадки с туриками. Было здесь весьма живописно. Я полагал, что траверс в Жабеши еще придется искать, но отсюда начиналась тропа. Тропа почти не терялась и хорошо была видна далеко огибающая склон.

Появилась первая за много дней трава, пробивающаяся через валуны, между которых бежал ручей. Торчали отдельные усохшие деды конского щавеля. Пили воду.

Глаз придумал, как рационализировать движение. Сам шел впереди, а вторым поставили Опытного Анатолия. С тропы уйти он никак не мог. За ним шли почти след в след два Антона и получался эффект пропихивания. Только стоило Опытному Анатолию стать, как они, получалось, на него наскакивали. Траверсируя склон, мы быстро вышли в соседнюю долину.

Вверх она оканчивалась щетинистыми разломами скал – припорошенными снегом. Вниз было тоже красиво. Подмороженные и тоже присыпанные снегом лужайки.

Не то обедали, не то ужинали возле отдельных россыпей камней  среди травы. Впереди и выше нас уже были видны столбы канатной дороги, куда подходит, поднимающаяся снизу, гравейная автодорога.

Видна канатная дорога

В общем, как я выше писал, был еще телефон Опытного Анатолия. Его бережно достали. И на холоде и ветру, жуя фундуковые орехи, стали связываться. На звонки денег, выяснилось, что нет. Послали смску. Смирнову, хотя он уже уехал из Жабешей. Но только его телефон Глаз знал на память. К величайшему удовольствию он отвечал. Через него мы объяснили нашим, что через час-полтора выйдем к канатной дороге (уже в это время ожидались сумерки).

- Глаз, можно мне остановиться? Глаз можно мне воды попить?

- Можно, если не полезешь распаковывать рюкзак.

- Зато, если бы не мой телефон, что бы тогда делали?

- А я знаю, где они будут в Жабешах нас ждать? У дяди Малхаза. Мы в его доме останавливались, когда спустились с Цаннера в 2014-ом году. Из всех присутствующий в том походе 2014-ого года был один только Руся. Он должен помнить где дом.

Как раз часа полтора и шли. Какая-то машина, даже, похоже, что белый бус, поехал к канатной дороге. Потом она, канатная дорога, на время скрылась из вида. Вышли на бугор, и тут начались сумерки. Потом была метров четыреста финишная прямая по грязной слякотной тропинке, овражек. По дороге не торопясь поднимались фары. Глаз включил мигалку фонарика. Бус оказался наш! Завершение маршрута сопрягалось с объятиями.

Это было наикрасивейшее завершение маршрута. В последнее время отведенного срока со смычкой минута в минуту, когда никому не пришлось никого и ни сколько ожидать! За рулем был Басков. С ним сам дядя Малхаз в жилетке. В Сванетии к гостям относятся трепетно. Дядя Малхаз приехал встречать не только лично, а даже и с чачей (национальный виноградный бренди градусов под шестьдесят) собственного производства. Глазу налил сразу лошадиную дозу. Почти такую же и Мощному. Мощный пробовал противиться.

- Ты особо не упирайся. Сванов легко обидеть, - посоветовал Глаз, но за Мощного добил.

Ехали как то подозрительно долго, поскольку в объезд. Где-то дорогу разрушил сель. В окна били струи дождя. На улице темно сыро и промозгло.

Все, кто должен был ехать в Минск на бусе, были в сборе. Миндибеков сразу предложил Глазу сухую байку. Столовались  большом помещении с тусклым светом. Напомню, что Малхаз так и живет несколькими семьями в доме. За два года еще толще стала Монана (наверное, из женщин самая главная), добавилось детей и жив тот самый старенький дедушка, у которого диагностировали в 2014-ом году остеомиелит костей стопы (сначала в Кутаисси, потом Максым-Шаро).

Закончилось все, как и должно было закончиться. Не только день, но и маршрут, собственно говоря, ради которого мы сюда и приехали. Весело, пафосно, хмельно и, несомненно, позитивно!

24 и 25 и утро 26 сентября

Позавтракав, засобирались в дорогу. Джон Траволта напоследок собрал карточки памяти и объединил на одну флэшку фотоматериал.

Потом была коллективная фотография на крыльце и точно также из-за грязи к машине пришлось подходить. Хозяева нашим визитом были зримо довольны – мы их не обидели. Провожали вязко с зазыванием приезжать еще.

Покидая Грузию, еще раз заехали на море. Его было не узнать. С моря на берег дул сильный ветер. Волны были балла на четыре, но может и больше. Далеко не заходя в воду, напоследок искупались. Глубже заходить и не следовало. Волны сламывались и закручивались в воронки, затем тяжелыми шлепками падали на песок. Фото на память и неизбежный спутник туристов приблудная собака. Покупаться успели. Полиция приехала позже. Они следили чтобы хотя никто больше из отдыхающих не лез в воду.

Джон Траволта с кем то списался в Грузии по поводу какой-то работы. Его отвезли туда с кем он там списался, а сами отправились к границе. Добираться Джон Траволта собирался для себя традиционно автостопом.

Только на следующий день утром прибыли на КПП с Грузинской стороны границы. Она отчего-то на ночь закрывается. Простояли многоширенговую и напрягающую очередь. Нас в итоге пропустили. Как обычно кто-то потерялся в недрах дьюти-фри, но образумилось. В Минск добрались очень быстро.

Былое и думы

 Тетнульд как на ладоне 2014г. Группа Полковника

 Слева направо: Перевал Роккуэла-Кента, Тетнульд, ледопад Лардад

На переднем плане Ольга Хлимович

 

 Гестола 4860м (слева) и Тетнульд (4858м) справа

 Сентябрь 2014г. Magadan.by Ночевка на леднике Цаннер

 Самая левая вершина Ляльвер 4350м (под солнцем), самая правая за скальным массивом - Тетнульд 4858м. На переднем плане Волосачз

  

 Тетнульди (справа), Гестола (слева) и между ними перевал Добровольского 3А* 4300м

 14 сентября 2014г На заднем плане три перевала Цаннер. На одной вертикальной линии с впереди идущим (Глаз) - вершина Ляльвер

 Скальная гряда перевала Комарова 2А (на переднем плане) и Тетнульд

14 сентября 2014г. Снимок Виктора Гюго 

 То же самое, но без зума и с Виктором Гюго. 14 сентября 2014г. Верховья ледника Китлод 

 

Оцените этот материал:
66-ой: 1-20 мая 2016г. Сплав по рекам Усьва, Вишер...
Озеринский Александр Эдуадович

Люди, участвующие в этой беседе

  • Гость - Дмитрий

    А вы проверили, из вещей ничего не пропало? А то Антон (у вас Траволта) - ворюга то известный.

    0 Короткий URL:
  • Из вещей в этом походе не пропало ничего, а вот у Мощного Антона 200 долларов не в дороге, а на маршруте "потерялись".
    17 октября 2016г из прицепа с вещами "пропали" коврик надувной, спальник какой-то фирменный, два фирменных фонарика, фотоаппарат. Примерно на сумму 400 долларов. Все вещи оказались перерыты, но белоруские спальники и ижевские коврики вора не интересовали.
    Водитель буса (наш Руся) на Дне Анестезиолога (16 октября) забухал и потерял ключи. Нашли их уже по светлоте в понедельник и, за что теперь наказан, - не привез сразу же прицеп с вещами, а снова забухал в бане с бусом и прицепом (то есть уже в понедельник 17-ого). В бане каким-то образом оказался не пьющий Джон Траволта и со слов респондентов чересчур долго "искал свой рюкзак" в прицепе. Представьте теперь было мне какого, когда только во вторник 18-ого числа вещи прибыли после обеда еще и с недостачей.
    У нас за много лет никогда ничего не пропадало. А тут у меня даже в голове поначалу не укладывалось, что такое может у туристов быть. Потом уже бдительные люди на Траволту материала мне прислали. Слишком поздно узнал, так бы тогда в ментовку сдали. А то я коллегам из больнице доказывал, что "мои" (из Магадана) не могут спиздить, а вещи сперли рыбаки. Для меня это и стресс и потеря репутации.
    Руся в итоге на год в Уголке Шалуна с отстранением от всех мероприятий. Далее пересмотр дела с возможным увольнением или длительными исправительными работами. А Джона Траволту я еще и в горы впредь приглашал.
    Материалы с характеристикой Траволты опубликую у нас на Сайте и разошлю по всем известным мне клубам. Этим заниматься нет вдохновения, но придется. По Траволте любую информацию можно мне присылать в почту [email protected] желательно со ссылкой на конкретный поход и от конкретного человека.
    Вот можно почитать здесь:
    http://forum.poehali.net/index.php?board=9;action=display;threadid=15441
    http://forum.poehali.net/index.php?board=9;action=display;threadid=15322;start=0
    http://extreme.by/forum/topic11757.html
    По лету этого года - кража продуктов питания в группе и в магазине
    Если есть заинтересованные люди, можем скооперироваться, что он не только ходить в Беларуси никуда не сможет, но и ничего из снаряжения (ворованного) продать не сможет.

    Комментарий последний раз редактировался в около 1 года назад Глазков Леша
    0 Короткий URL:
  • Вот тут еще мне пришел материальчик. http://kir2003.narod.ru/KA.html

    0 Короткий URL:
  • А вот про воришку с почты:
    Дмитрий Рыжанков <[email protected]>
    20:08 (2 ч. назад)

    кому: мне
    Леша привет, случайно заглянул в комент к твоему посту про тетнульди, написал коментарий сгоряча и ОПА, оказывается Антоша всё никак не успокоится. Короче жизнь его не научила, похоже если мы не возмемся и не научит,я не сторонник силовых методов, но похоже вариантов нет. Ясборы проводил для турклуба Альтаир, собирал людей в Могилеве т.к. у нас Бык и скалодром бесплатно большой, тусили у меня надаче и короче всё по традиции,Антоша раньше всех пошел спать и раненько с утра пока все спали свалил на поезд в Минск. Пропали у меня кошки шаркены, спальник -конденсатник, петли разные и куча по мелочи. Я в шоке, уже год.

    0 Короткий URL:

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором. Чтобы избежать этого - зарегистрируйтесь.
правилами и условиями.