38-ой день 28 сентября. «Один день Ивана Денисовича-2»

- Где там ваш УАЗ?
В лесопосадке в темноте виднелся силуэт «бобика».  Дорога была на высокой насыпи. Лесопосадка на склоне. Между насыпью и склоном глинистая канава.
- Как вы его туда заперли?
- Там по верху дорога идет. Съезжай здесь. УАЗ проедет! Здесь и съезжай.
- Так мы здесь сядем.
- Так ты передний мост включи, - торопил один из губошлепов, - чего там, на УАЗе не сядешь.
- Развернусь, посмотрим.
Отъехав в более удобное место, я разворачивался поперек в два приема. Благо не было машин.
Слава: - Ты что звезданулся?
Глаз:  - Что?
Слава: - Мы же там застрянем.
Понятное дело. И в гору не вылезем. Ни вперед, ни обратно. Слишком крутая рыхлая насыпь и глубокий ров.
Глаз: - Да я и не собираюсь их дергать.
Слава: - Так скажи им, поговори.
Я только развернулся и проехал мимо. С этим контингентом не разговаривают.
Остановили на посту ДПС. Проверяли документы. Сотрудник в жилете, погон не видно, лицо несколько удлиненное и добродушное. Такой должен отпустить. Такие сильно не придираются.
- А номер сзади, почему не подсвечен?
Я и сам видел это впервые, что он не подсвечен. То, что не горит один передний габарит, это мы знали. Но не номер. Электрика у нас тоже была слабым звеном.
- Лампочка, наверное, перегорела, но поменяем.
Отпустил с миром. В это время вокруг машины ошивался, невесть откуда появившийся, достаточно приятной внешности коротышка в шапочке-берете. Он, как выяснилось, и сам имеет УАЗ и неплохо в них разбирается. Но такой необычной модификации, пока не видел. Удивился нашему малому расходу топлива. Рекомендовал какой-то новый вакуумный усилитель тормозов – очень надежный и эффективный.
На одной из заправок на кассе сидел «батя Диджея Яся» в фирменном комбинезоне в тон дизайну заправки. «Минск-Магадан-Минск» - написано было у нас на бортах. Тут никому ничего объяснять было не надо. «Ясев батя»» выражал восхищенное любопытство и с удовольствием записал адрес сайта, где можно получить более подробную информацию.
Километров через сто, после Перми, трасса значительно ухудшилась. Перед чудовищными выбоинами приходилось тормозить, вплоть до полной остановки. Меня поменял Слава (штатный электрик). Говорит, останавливали четыре раза сотрудники ГИБДД. Придирались к той же самой подсветке заднего номерного знака. Так проехали мы Устинов, в стороне остался Брежнев на правобережной Каме. Ехали быстро.
Проснулись все в Татарстане. Километров на десять заблудились. Ремонтировали дорогу и были объезды.  Сориентировались по навигатору. Наконец остановились в одной из придорожных столовых. Долго завтракали, пили кофе, выходили в интернет, Слава, уставший после ночной дороги, с Глазом раздавил мерзавчик.
Шел телевизор. Там показывали обзор компьютерных игрушек, затем включили попсовые клипы.
За соседним столом сгорбившись сидела окончательно спившаяся молодая женщина в кожаной куртке. Скорбная фигура и серая одутловатость были уже совсем безнадежны. Так и пропадет. Уже пропала.
На улице было пасмурно и мрачно, гулял, хоть и не холодный, но сиротливый осенний ветер, редкие гоняя листья по парковочному пустырю. Бездомная собака улеглась неподалеку от входа, положив морду на передние лапы и печально выжидала, может, перепадет какой кусок из этой столовой, а не перепадет, так знак внимания может кто окажет. Сашенька выходил в интернет, сосредотачивался, быстро бегал пальцами по клавиатуре и походил на мудрого могучего Волжанина.
Сереже много раз звонили. Он фыркал и негодовал. Менял сегодня реле регулятора.

 


Татарстан. Казань – сердце Татарстана, обошли по объездной дороге. Пересекли Волгу. Коренные берега ее возвышались утесоподобными грядами. Дорога некоторое время потом сопровождает Волгу. Здесь вливается в нее приток Свияга. Ходили пешком с Электриком на безымянную высоту. С высоты этой широким горизонтом открывалась обширная волжская панорама. Многочисленные мели и косы, синяя водная плоскость. Острова, курчаво зеленые, с огненными, золотыми и багряно – красными включениями. На одном из обрывистых островов притаилась сонная деревня с белой церковью и возвышающимся золоченным куполом. Куда ни кинь глазом – левитановское сочетание воды, осени и селений. На северо-западе поднимался мощный дымный шлейф. А мы с фотоаппаратом были выше всего этого. Что говорить, каким там фотоаппаратом. Сели батарейки в нашем фотоаппарате.
Косогор, на который мы взошли, был целой экосистемой. Его обрезал с одной (западной) стороны шикарный овраг, поросший кленами. Летом в Татарстане жарко. Выжженная солнцем и высушенная ветрами трава пожухла. Мертвые сухие стебли лугового мятлика, потускневший пыльный чертополох, но еще или снова цветущий своими фиолетовыми корзинами. Дрянная колючка, а цветет красиво. Скопления низкорослых кустов ежевики. Более высокие кусты дикого шиповника тоже располагались здесь отдельными группами, веретеновидные плоды еще не сморщились от мороза и блистали своим пунцовым колером.

- Ты смотри земляные муравьи.
Среди травы встречались земляные проплешины, испещренные норками и кавернами. Насекомые сновали тут, казалось бы, без всякой закономерности. Однако, знающий толк в муравьях Сашенька (а он дома разводит больших садовых муравьев), говорит, что это строго организованный и иерархичный хаос. Травинкой я расширил одну из норок. Какое-то время ничего не происходило. Затем скопились насекомые, все пришло в движение, и закипела здесь деятельность.
- Давай Саше муравьев наловим.
- Ему же матка нужна.
- А где ее взять-то матку…
Воняло бензином. Кабюратор вонял бензином. В довесок еще и масло воняло бензином.
По этому поводу консультировались и со знакомыми и с публикациями из Интернета. Внятных консультаций не получили. Кроме того стало гораздо ниже давление масла.
 Очередной пост ДПС. Седьмой раз за сутки полосатой палочкой указывают, где остановиться. Сергей, который был за рулем, останавливается. Нас предупреждали ребята из Тюменского клуба, что М5 в этом отношении благополучнее, чем М7. Честь теперь уже не отдают. Слава говорит, что отдающий честь сотрудник с висячим жезлом выглядит комично. Здесь двое представителей службы так просто не отпускали. Предложили снимать рекламные наклейки. Не положено с наклейками без специального разрешения. Поведение гаишников было намекающим. Один говорил по ту сторону бронированного стекла, прислонял руки и с любопытством заглядывал внутрь. Чтобы было лучше слышно, что он там говорит, с лязгом открыли бойницу. От неожиданности он отпрянул от стекла.
- Чего у них внутри только нет!
- Давай у них досмотр проведем.
- А что вы у нас искать будете?
- Пистолет.
- У Вас же один есть, - не растерялся Слава.
- Будет еще один.
Разговор постепенно перешел на полушутливую тему. Сыграло не последнюю роль то, что мы возвращаемся из Магадана.
- Товарищ подполковник, что их отпускаете? – обратился один к другому.
- Езжайте.
И лейтенант протянул техпаспорт.
Универсальный водитель сегодня не водил. Он занимался оцифровкой видеоматериалов. Материалов было много. Оцифровывались они плохо. Все из-за перепадов напряжения. Сережа поменял реле регулятора на новое, купленное в магазине автозапчасти (где именно уже и не помним). Новое реле не стало нас мучить. Новые запчасти сначала работали, а потом ломались. А это не работало изначально. Поставили старое. Поужинали в машине и поехали дальше.
Идеолог проехал сотни под четыре. В том числе и Горький. Помогал навигатор. Именно, когда проезжали Горький, звонили Сережи родственники и беспокоились о его здоровье. Он возмущался, что я там мог такого про него написать. Интересно и впрямь, что это я там написал. С глазами на этот момент уже было все в порядке. Сережа был совершенно здоровым, только несколько тревожным.
После Горького трасса стала четырехполосной. Более того, неплохо размеченной, на значительном протяжении подсвеченной фонарями. В правой полосе нередко была вдавлена колея. От этого Батон скакал из стороны в сторону. Уже к такому нам было не привыкать.          
Каждую последнюю ночь накрапывал дождь. От этой водяной взвеси слепили фары встречных машин. На улице было тепло. Мы ехали домой быстро и тревожно. Если снаружи воняло тормозами или промышленной гарью с каких либо предприятий, прислушивались в первую очередь, не у нас ли это. Все ли хорошо с Батоном.
Так миновал очередной день автопробега Минск – Магадан – Минск. И таких дней у «Ивана Денисовича Шухова» было сорок.

Оцените этот материал:
37-ой день 27 сентября. «Новый 37-ой»
39-ый день 29 сентября. “А ларчик просто открывалс...
  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором. Чтобы избежать этого - зарегистрируйтесь.
правилами и условиями.