Исландия 2014

Исландия 2014

Состав участников.

1-ая машина: Саша Смирнов, Оля Смирнова, Сергей Турко, Наташа Турко

2-ая машина ("салебяжки"): Сергей Климович, Алена Яруничева, Оля Климович, Костя Минкевич, Аня Минкевич

3-я машина - Саша Гордеев, Наташа Гордеева, Костя Коротков, Гена Баранов

 

У каждого человека есть родина. У каждого есть место, где он прижился-пригодился (не обязательно совпавшее с первым). И у каждого есть свое «место мечты» - о котором узнал когда-нибудь в детстве или ранней юности и в котором побывать необходимо просто обязательно. Например, Париж. Или Венеция. Или Тибет. Кому что досталось.

Мне досталась Исландия. С подросткового возраста я влюбился в эту далекую суровую и, на тот момент, абсолютно нереальную страну.

Но шли годы и мечта стала обретать черты реальности. Летом 2014 года я решил ехать в Исландию. План был... не было у меня никакого плана. Было знание, что еду и точка.

Осенью 2013 года я влился в широкие и не всегда стройные ряды магадановцев. На первом же мероприятии у вечернего стола я услышал нужное слово. Прорвавшись через толпы отдыхающих к телу Саши Смирнова, я уточнил, не ослышался ли я. Нет, не ослышался: есть группа едущих в Исландию, места есть. Я тут же записался. Пять минут спустя записался Сережа Климович.

Формат был выбран автомобильный, дабы успеть осмотреть как можно больше собственно Исландии.

Незадолго до старта количество желающих принять участие возросло еще на 4 человека, достигнув 13 – как раз на 3 машины.

 

Опустим детали подготовки, обсуждений, сомнений, колебаний, поиска средств и проч.

 

Итак. День нулевой. 31 мая 2014 года

Минский ж/д вокзал в этот день принимал группу из 12 путешественников (не волнуйтесь, уважаемые читатели: 13-й участник, будучи жителем другой страны, присоединялся к нам уже на месте) и примкнувших к ним провожающих.

Смахивая скупые слезы радости за отъезжающих, провожающие говорили какие-то теплые слова. Отъезжающие чинно соответствовали. Хороша всё же традиция магадановских проводов!

И вот уже двухвагонный комфортабельный Минск – Вильнюс літоўскае чыгункі мчит нас навстречу новым впечатлениям, путь к которым начнется из давно уже полюбившегося приятными ценами аэропорта «Минск-3», расположенного зачем-то на территории соседнего государства.

Короткий таможенный церемониал, вокзальная площадь и уже автобус мчит нас к самолету.

Аэропорт запомнился нам (подозреваю, что и мы ему) процедурой переупаковки вещей в поисках решения задачи «как вместить имеющийся груз в допустимые нормативы?» В итоге мы делали вид, что горные ботинки и теплые куртки в первую летнюю ночь – совершенно нормально, а девушки на регистрации делали вид, что они тоже так считают.

Ночной перелет благодаря разнице во времени длился всего час. В самолете в честь дня рождения одного из членов экипажа пассажиров угощали нанотортиками. Вскорости в иллюминаторах рассвело. В следующий раз темнеть будет только через 2 недели.

В Исландию мы прибыли около 3 часов ночи. Исландия, хоть и не ЕС и имеет некоторые собственные представления о правилах въезда и ввоза вещей, нас проверять в этот час не стала. Конвейер просто выкатил наши перемотанные рюкзаки-чемоданы.

Здесь произошла встреча с уже ожидавшим нас 13-м участником путешествия, Костей Коротковым.

Затем бусик доставил нас в расположенный поблизости хостел, где мы и разместились на ночь.

 

День первый. Кефлавик – Рейкьявик – Сельяландсфосс.

Утро встретило нас достаточно скудным завтраком, процедурой получения автомобилей, впечатляющим ценником за ночевку (около 200 долларов за «машину» - с этого дня и на всё путешествие мы разбились на  3 группы – по числу машин; в нашей машине было 5 человек).

Пока суд да дело мы с Аней отправились на первый исландский променад по окрестностям хостела. Исландия с ходу не разочаровала: моросил мелкий противный дождик, температура была типично летней – около 13 градусов, попахивало сероводородом. Я был неимоверно доволен.

Тем временем Костя Коротков взялся за работу над физической формой некоторых участников похода путем организации и проведения зарядки.

Но вот сборы все проведены и мы наконец трогаемся в направлении Рейкьявика.

Местное радио передавало русские песни, исполнявшиеся, вероятно, на исландском языке, «Катюшу» и «Во поле березка стояла». Последняя, с припевом навроде «люли-люли салебяжки» моментально стала и хитом, и символом поездки, и самоназванием пассажиров нашей «второй» машины.

По пути нам предстояло закупиться едой в супермаркете. Закупались опять же «машинами». Тележка нагрузилась всяким разным довольно быстро... и обошлась в те же 200 долларов, что и хостел. Оценив масштаб местных цен, решили быть в дальнейшем немного скромнее.

В Рейкьявике кое-как нашли место для бесплатной парковки 3 машин. Прогулка по городу с шопингом была запланирована на последний день, сейчас же мнения разделились: одни хотели отведать местной ресторанной кухни, другие (мы с Аней в их числе) предпочли коротенькую прогулку по городу. Встретиться договорились через 2 часа.

За время прогулки мы успели посетить бухту с отличным видом на прибывающие кораблики. Заглянули в одну из главных достопримечательностей города – авнгардную церковь, где как раз репетировала органистка. Успели и просто пробежаться по улочкам исландской столицы, производящей впечатление крупного райцентра вроде Слуцка: большинство домов одно- двух- или трехэтажные, но попадаются изредка и небоскребы в 9 этажей.

И наконец-то едем!

Почти сразу, стоило немного отъехать от города началась... пусть будет пустошь. Пустыня была уже потом.

Бескрайние пустынные просторы, ни деревца, горы на горизонте, ниточка дороги, уходящей неведомо куда... Машин почти нет даже здесь. Как и людей. Мечта!

Первый день принес и первые сложности: не все дороги в стране оказались открыты.

(По правде говоря, в Исландии дорога всего-то одна – кольцевая вдоль побережья, она и открыта круглый год и единственная заасфальтирована почти на всем протяжении. В центре страны не дороги – направления, как правило, неасфальтированные и значительную часть года полностью скрытые снегом. Недаром большинство населения перемещаются на внушительных внедорожниках – в Исландии это не роскошь, а необходимость).

В результате маршрут пришлось перекраивать на ходу и мы направились к водопадам.

Сельяландсфосс – не самый высокий, не самый мощный и, пожалуй, не самый красивый водопад Исландии. Зато он первый по пути из Рейкьявика  (во всяком случае в юго-воточном направлении), удобен для хождения вокруг падающей воды, и тем и знаменит.

Ознакомившись с водопадом поближе, мы вселились в расположенный здесь же кемпинг.

Маленькое отступление. Про исландские кемпинги. Кемпингов в Исландии много. Они были основным местом нашего проживания. К сожалению, Исландия отличается от прочей Скандинавии не только тем, что она вообще не Скандинавия, и даже не только языком. В Исландии не действует «право на природу», то есть нельзя ставить палатку, где угодно. В реальности это правило не всегда и не всеми соблюдается, в конце концов в стране, входящей в десятку наименее густонаселенных стран мира, трудно представить очень уж жесткий контроль над путешественниками. Но нас все же было слишком уж немало, поэтому селиться решили только в кемпингах. Кемпинг в Исландии рассчитан в первую очередь на автотуриста с палаткой, что и неудивительно: караванеров на остров посреди океана доплывает не так уж и много. Размещение в кемпинге стоит от 5 до 15 долларов с человека (в зависимости от популярности места). Кемпинг всегда оборудован столиками на улице и общей кухней (обычно с плитой, посудой и столами, часто – с грилем), во многих кемпингах есть душ (за отдельную плату или нет), встречаются и стиральные машины. В целом – очень удобно.

Ночь в смысле темноты так и не наступила. И мы отправились спать, предвкушая новые впечатления.

 

День второй. Скогафосс – Вик – Скафтафетль.

Утро ознаменовалось завтраком, зарядкой, фотосессией у водопада, а затем мы поднялись вверх на скалу, с которй вода, собственно, и падает. Для подъема организована достаточно условная, но тропа, местами провешены цепные перила.

Вид сверху оказался достаточно хорош. Вдоволь нагулявшись, мы спустились и двинулись дальше.

Следующим пунктом нашего меню был Скогафосс – еще один водопад (как это явствует из названия), более внушительный по всем параметрам.

Проще приложить картинки, чем описывать. Между прочим, немного ранее водопада слева от нас остался ледник с одноименным вулканом, который знает и не может выговорить вся Европа – Эйяфьядлайёкюдль.

После него мы двинулись в Вик – малоприметный населенный пункт, кажется, даже в Исландии он считается деревней.

Впрочем, есть и в Вике своя изюминка. Во-первых, он отделяет населенный (естественно, по местным меркам) юго-запад страны от безлюдного (по любым человеческим меркам) юго-востока. Во-вторых, это самая южная точка острова. В-третьих, в Вике есть Атлантический океан с фантастическим черным пляжем.

Трое смелых (увы, я не был в их числе – должок остался, придется возвращаться) омылись в океане, затем все, включая и несмелых, отлично пообедали на этом самом пляже. Из всех обедов в моей жизни этот – один из самых впечатляющих.

За Виком начался исландский мох. Выглядит это, как бескрайнее поле этого самого мха, тянущееся вдаль и вширь на многие километры. Мох попросту устилает собой всё: землю, камни... На ощупь он очень мягкий и располагает полежать.

На ночь мы прибыли в Скафтафетль – самый дорогой и пафосный кемпинг Исландии, расположенный у подножия Ватнайёкюдля – крупнейшего ледника Европы. Именно отсюда мы планировали отправиться на Хваннадальсхнукюр – наивысшую точку острова.

 

День третий. Восхождение.

Бодро поднялись, собрались, переехали к подножию горы. Погода с утра вдохновляла – опять зарядил пропавший было мелкий дождик, вынуждавший облачаться в дождевики. Здесь основная группа рассталась с четой Смирновых, по состоянию здоровья на тот момент негодных к восхождениям, и отправилась наверх.

Шлось неплохо. Подъем не был особенно крут или особенно тяжел. Каменистый склон преодолевался в охотку. На границе снега перекусили и двинулись дальше. План был дойти до ледника, заночевать перед ним, а наутро, часа в 3, двинуться дальше.

Наверху дождя не было, погода была просто великолепной, как и горы вокруг. Снег замедлил и осложнил продвижение, только Костя Коротков, принявший на себя руководство на время восхождения, и ветераны –    Сергей Климович и Гена Баранов – не знали усталости и бежали впереди всех.

Примерно на 1000 м устроили лагерь. Где-то впереди начинался уже ледник, надо было располагаться. Достали кошки, веревки, проверили снарягу, потренировались надевать ее. Легко поужинали.

Время было не позднее, спать особо не хотелось. Красота вокруг была неописуемая.

Погода тоже была прекрасная: безоблачно, безветрено, температура около 0 или, может быть, легкий морозец. Казалось, сон не нужен, тем более, что не темнеет, сейчас часок передохнем – и на штурм.

Но Костя Коротков мудро закомандовал не отступать от графика. Под легчайший бриз мы упаковались в палатки и, привычные уже к постоянному свету, заснули.

 

День четвертый. Нисхождение.

Я проснулся в непонятное время. Было светло. И очень шумно. Палатка ходила ходуном. Я аккуратно высунул полглаза в форточку. Все палатки, к счастью, были на месте. Снаружи бушевала пурга. Вот тебе и низенькие летние горы!

 

Времени было около 3 часов, то есть сейчас как раз мы должны были выступать. Но теперь об этом не могло быть и речи. Все сидели в палатках, пытались спать и ждали.

Около 8 утра стало понятно, что горы сегодня не будет. Ветер и не думал стихать. По одному начали выползать из палаток и паковаться. На ветер можно было опираться. Вещи вырывало из рук. Дождевики на нуждающихся надевали втроем.

Обидно было спускаться, но шансов дождаться погоды явно не было. Зато ниже уровня снега ветер стих, засияло солнышко и вернулось условное исландское лето. Казалось, можно возвращаться, но на горе висела тучка, напоминающая, как там в действительности неуютно.

Внизу нас ожидали Смирновы, накануне не терявшие времени даром и погулявшие по живописным окрестностям.

Поскольку у нас освободилось полдня, решили неспешно собраться и совершить пешую прогулку по Скафтафетлю.

Местность вокруг кемпинга, если смотреть из него, напоминает Силичи (если бы в Силичах были заснеженные горы на горизонте).

На окрестных холмах устроены тропинки для прогулок пенсионеров и толстых школьников. Оборудованы живописные водопадики. В общем, милота!

После прогулки мы направились дальше по побережью. Следующей точкой была лагуна айсбергов. Ледник подтаивает и его обломки сползают в лагуну, а затем плывут к морю. Исключительно красивое место.

Ночевали в кемпинге возле города Хёбна – первого населенного пункта после Вика и крупнейшего на юго-восточном побережье с населением почти 2000 человек.

День пятый. Головокружительный. Хёбн – Хегнифосс – вулканическая пустыня.

Исландия – страна контрастов, и особенно сильно проявилось это на пятый день нашего путешествия. Начался день в Хёбне, на побережье.

Погода неимоверно радовала ярким солнышком и теплом – было 15 или 16 градусов, жара по местным меркам.

Сам город впечатлил мало, зато за ним опять был океан, на этот раз ярко-синий под солнцем. Чуть поодаль возвышалась пирамидальная гора метров 500 выстой, украшенная снежной шапкой и вызвавшая четкие ассоциации с Кайласом.

Затем были фьорды. Покрытые дымкой, они создавали четкое ощущение, что горы растут прямо над морем. Ехали практически по самому берегу, океан разве что не омывал колеса.

Затем резко повернули вглубь острова, быстро набрали метров 300 высоты – и вот уже вокруг снежное поле, подтаявшее, грязноватое, но снег еще вполне в своих правах.

Проезд к Аскье, к сожалению, тоже оказался закрытым. Пришлось ехать к озеру Лагарфльот. Здесь нас ждал обед на берегу озера в рощице, которая вполне могла бы оказаться и где-нибудь в окрестностях Нарочанских озер, если бы не обрамлявшие ее заснеженные горы.

После еды мы прогулялись к одному из самых высоких (118м) водопадов Исландии – Хенгифоссу.

Вид, открывающийся от него назад – великолепен! Жаль, но передать его на фото почти нереально, настолько просторно и величаво это зрелище.

После озера началась пустыня – почти настоящая. Ни людей, ни хуторов, ни растительности. Только вдоль горизонта там и сям расставлены горы.

Смирнов заявил, что сейчас будет кемпинг, и за очередным поворотом действительно показался знак. Верилось с трудом, но кемпинг действительно был: ровная площадка, украшенная одиноко стоящей кабинкой, оказавшейся туалетом (самым обыкновенным, не био) с одной стороны и умывальником с зеркалами (!) с другой. Чуть поодаль стояло пару домиков, от которых спустя небольшон время к нам подкатил трактор со столом. Стол, увы, не был празднично накрыт, но у нас с собой было :-)

Хозяин любезно предложил располагаться, а минут через 15 подкатил уже на машине, поскольку за оплатой надо было ехать к нему в офис (один из домиков) – мобильного терминала в исландской пустыне еще нет.

Это был день годовщины свадьбы Смирновых, в честь какового события произошли некоторые праздничные мероприятия с шампанским и песнями до утра. Бесконечному празднику немало способствовал и не менее бесконечный день. Здесь, в пустыне, где горизонт ничто не заслоняло, особенно отчетливо наблюдалось движение солнца, ненадолго нырнувшего за горизонт, чтобы почти тут же появиться чуть правее.

Почти невозможно было поверить, глядя вокруг, что еще утро мы встречали на океане.

 

День шестой. Деттифосс – Наумафьядль – Миватн.

Несмотря на короткий сон, бодрости двигаться дальше хватало.

Сначала был Деттифосс – самый мощный... правильно, водопад Европы, высотой 44 метра и шириной около 100 метров. Можно стоять на самом его краю и, при желании, смыться в него. Безумное количество людей (и это в исландской глуши, где почти никто не живет) бродит по берегам этого водопада в любительских и профессиональных попытках запечатлеть на фотоснимке красоту и мощь этого места.

Далее началась выжженная земля. Выжженная в самом буквальном смысле – вулканическая подложка острова здесь настолько близка к поверхности, что окрестные холмы буквально прожарились. Для удобства туристов организованы настилы, по которым можно прогуляться мимо непрерывно кипящих фумарол, насладиться видами кипящих грязей, вдохнуть полной грудью сероводорода.

Чуть дальше – кратер вулкана, обильно уснащенный лавовыми потеками. Буквально по соседству находится желто-красная прожаренная пустыня и снежное поле. С одной стороны в пруду плавает лед, с другой – вода закипает.

Расположенная поблизости электростанция добывает энергию из земли.

В паре километров от сухого кратера – Вити, Аскья «для бедных». Вити меньше по размерам и менее знаменит, зато более доступен для посещения. Это также кратер вулкана, в котором образовалось озеро. Судя по льду, плавающему в воде, активность вулкана нынче не особенно велика, а ведь в начале 18-го века он уничтожил три деревни, располагавшиеся поблизости.

Совсем рядом – озеро Миватн и деревня Рейкьяхлид. Кемпинг на берегу озера вновь напомнил о Беларуси с поправкой на традиционные заснеженные вершины на противоположном берегу. Комариное озеро (название в переводе) оказалось на поверку не комариным – комары, как и деревья, на протяжении тысячелетней истории острова где-то потерялись – а мушиным: вокруг вилось множество мелких, не кусачих, но чудовищно надоедливых насекомых.

В Рейкьяхлиде было купание. Менее знаменитое (и менее дорогое) место, чем столичная Голубая лагуна. Часть озера, подогретая геотермальными источниками до температуры 30 – 40 градусов при температуре воздуха около 15. Даже баня, хотя и весьма условная, имеется.

 

День седьмой. Луна – Диммуборгир.

С утра мы посетили пещеру, залитую кипяточком, а затем двинулись к очередному кратеру, на этот раз представлявшему собой действующую модель Луны.

Масштабы его можно оценть по фигуркам людей внизу на некоторых из фотоснимков.

Погода шептала даже по беларусским стандартам, воздух прогрелся градусов до 20. Воздушный змей парил в вышине, с кромки кратера открывались фантастические пейзажи...

Появилась идея сбегать вниз, к центру кратера, украшенного «пимпочкой» - маленьким возвышеньицем (оказавшимся в результате 40-метровым в высоту, ну кто бы мог подумать). Внизу была совсем уже Луна, даже притяжение уменьшилось :)

После кратера мы проведали Диммуборгир – лавовый музей под открытым небом. На довольно большом промежутке среди просевших осадочных пород сохранились лавовые возвышения более или менее причудливой формы. Мы погуляли среди них, по-магадановски выбрав из всех предлагавшихся прогулочных маршрутов тот, который был помечени  как «диффикулт».

По возвращении выяснилась неприятная деталь – одна из дверей «салебяжковой» машины была открыта нараспашку. К счастью, ничего не пропало.

Затем мы направились на север, к Хусавику, «китовой столице» Исландии.

На Хусавик возлагались надежды и еще в одном вопросе: за несколько дней путешествия у участников закончилось «горючее», предлагавшееся же в супермаркетах «пиво» крепостью в 2,25 градуса являлось, скорее, насмешкой над этим благородным напитком.

Хусавик был первым городом за несколько дней, оборудованным «Vinbudin» - алкогольным магазином.

Отчего-то в субботний afternoon, этот объект не пользовался популярностью местных жителей – парковка возле него была пустой, да и суеты у входа также не ощущалось. Всё стало на свои места, когда мы ознакомились с графиком работы данного заведения: 2 часа в субботу (кажется, с 10 до 12), 1 час в воскресенье. Кто не успел, тот опоздал. В воскресенье на утро у нас были вполне определенные планы, следовательно, знакомство с ассортиментом предстояло отложить на неопределенный срок.

Вселились в кемпинг, запомнившийся соседями на караванере. У соседей в наличии была маленькая девочка, лет 6 – 7, задорно прыгавшая по травке в летнем платьице. Температура воздуха была 14 градусов. Соседи были (кажется) из Норвегии.

Записались назавтра «на китов». Поездка с учетом имевшейся у нас скидки обошлась в 54 евро с человека. Быстроходные катера предлагали услугу и за 100 евро, но мы рассудили, что торопиться нам некуда.

 

День восьмой. Норвежское море и кит – Акюрейри.

С утра в порту мы отыскали нужное нам судно, облачились в модные морские костюмы и вышли в море.

Капитан уверенно вел нас к цели, которая не заставила себя ждать: кит! Несмотря на очевидную его «прикормленность» и огромную популярность, он все же остался китом, и лучшего экземпляра данных представителей животного мира в их естественной среде обитания, да еще и с расстояния в несколько метров, я не видал. Кит охотно позировал: нырял, барахтался, в общем, работал.

Далее мы посетили остров птиц, являющихся, без преувеличения, символом Исландии – тупиков.

Отличные пловцы и превосходные ныряльщики, по качеству полета тупики располагаются где-то между воробьем и курицей. Для взлета тупик отчаянно разгоняется по воде, трепеща крылышками, которые ему достались явно не по размеру. Но перевешивающий клюв, несмотря на все старания, может зарыться в волну и, так и не взлетев, тупик передумывает и с видимым удовольствием ныряет в воду, всем своим видом показывая, что уж в этом-то он настоящий мастер.

Трехчасовое наше плавание подошло к концу и после непродолжительной прогулки по городку мы двинулись дальше.

Следующим пунктом нашего маршрута был Акюрейри – один и крупнейших городов Исландии и один из красивейших городов, где я когда-либо бывал.

Акюрейри расположен совершенно чудесным образом – на берегу фьорда в обрамлении заснеженных вершин. При этом сам город стоит на склонах и улицы его формируют этакие террасы на различных уровнях. Выше последнего уровня начинается снег.

В Акюрейри имеется также ботанический сад, скромный, но весьма достойный. Прогулка по этому городу доставила огромное удовольствие.

Ночевали мы в незабываемом кемпинге, кухня которого представляла собой ангар совмещавшийся с выставкой старой мягкой мебели. Непростой лабиринт из диванов было сложно преодолевать, зато не возникало сложностей с удобной посадкой.

Хозяйкой кемпинга оказалась полубезумная старушка, не признававшая (единственная во всей Исландии) безналичный расчет, с трудом согласившаяся принять от нас евро и вручившая сдачу местными купюрами, которые мы видели первый и последний раз за две недели.

 

День девятый. Прорыв.

Программа посещения севера Исландии исчерпала себя, и теперь нам предстояло вернуться на юг, ближе к Рейкьявику.

Загвоздка была в том, что проезд через центр страны оставался закрытым. Оставалось два варианта: ехать в объезд через северо-запад, что шло вразрез с нашими планами и ставило под угрозу посещение цветных гор, или прорываться через закрытую дорогу.

Выбрали попробовать второе. По пути остановились возле бесплатной термальной купельки поблизости от горной речки. В купельке вода была 40 – 41 градус, ручейки, бившие из земли, кусали пятки, а вода в реке была около 0, что создавало необходимый контраст. В быструю речку удавалось улечься пузом, порепче ухватившись за камень, чтоб не смыло, заорать погромче и тут же бежать назад в тепло.

Немного дальше мы нашли некий хозяйственно-природопользовательский объект, сотрудники которого обнадежили нас, сказав, что снег в центре страны практически сошел, половодье спадает и, скорее всего, прорваться получится. И мы отправились дальше.

Спустя какое-то время путь нам преградила речка, впрочем, достаточно мелководная для аккуратного ее преодоления.

Вокруг дороги были уже совершенно дикие пейзажи без следа присутствия человека.

Некоторое время спустя воздух огласился радостными автомобильными гудками – мы достигли встречного знака, запрещавшего въезд в центр острова. Прорвались!

После дичайших и пустынных мест странно было подъехать к Гульфоссу – самому посещаемому водопаду Исландии. Всё вокруг буквально кишело людьми.

Немного позже мы прибыли к месту ночевки – кемпингу в долине гейзеров. Мы выбрали себе местечко поудобнее, расположились... и в паре сотен метров от нас на деревьями вверх взметнулся столб воды – Строккюр, самый активный среди исландский гейзеров. Наспех поев, мы отправились посещать, в который уже раз порадовавшись за бесконечный день.

Людей вечером было немного, и мы вдоволь налюбовались Строккюром, как и его дремлющими собратьями. Косте Короткову удалось даже запечатлеть вспухающий перед взрывом паро-водяной пузырь.

Гейсир, как и положено этому грандиозному и уважающему себя гейзеру, спал.

Отправились спать и мы.

 

День десятый. Нарушители.

Утром мы совершили еще одну прогулку к гейзерам. Дневное освещение больше располагало к фотографированию, но не только нас. Теперь возле гейзеров толклось несчетное (по исландским, разумеется, меркам) количество туристов, полностью закрывавших обзор и доступ. Поэтому прогулка получилась менее содержательной, чем вечером.

Возле отеля удалось поймать бесплатный вай-фай, благодаря которому стало известно, что проезд к цветным горам закрыт.

Часть участников путешествия оставалась неудовлетворенной провалом с Хваннадальсхнукюром. В результате пришло соломоново решение: мы с нарушением едем в Ланнманналаугар (если поймают – штраф 600 евро с машины, поскольку это национальный парк с более суровыми правилами), неподалеку от кемпинга высаживаемся, после чего желающие подняться на гору (их было 4 человека) отгоняют машины до знака, две из них там и оставляют, а на третьей едут к горе.

Так и поступили. Обошлось без штрафа, несмотря на то, что авантюрист Смирнов проехал существенно дальше вглубь национального парка, чем планировалось.

Кемпинг не работал, что и неудивительно. Как ни странно, гостевые домики были открыты. В одной из комнат обитали какие-то французы на велосипедах. Мы уже успели разместить палатки, поэтому в домике решено было только отужинать.

Ланнманналаугар, как это принято в Исландии, оснащен термальными источниками, что дало возможность искупаться.

День одиннадцатый. Ланнманналаугар/Хваннадальсхнукюр.

Утро началось с купания, завтрака и переезда: решили одну ночь провести под крышей, благо, гостевые домики были открыты. Мы заняли просторное помещение с двухярусными кроватями на, кажется, 32 человека.

Прогулка по цветным горам предполагала подъем на три местные «вершины» с общим набором/сбросом высоты порядка 1000 метров. Хотя горы и не успели полностью избавиться от снега, их цветной характер был очевиден.

Лично я до последнего сомневался в них, но горы не подвели. Они и впрямь цветные!

Описывать эту прогулку словами бессмысленно, впрочем, как и иллюстрировать ее фотографиями: там просто надо побывать.

Тем временем вторая группа в составе Кости Короткова, Сережи Климовича, Алены Яруничевой, Сережи Турко завершила наш и свой гештальт и со второй поытки поднялась на Хваннадальсхнукюр. Сделали они это в один присест за то ли 14, то ли 16 часов. По описанию Климовича по уровню «диффикулта» было похоже на восхождение на Эльбрус, только воздуха побольше.

За время нашей прогулки кемпинг пополнился новыми гостями, расставившими свои палатки.

Вечером у Саши Гордеева был день рождения. По этому случаю был праздничный стол. Именинник каким-то чудом сумел сохранить бутылочку марочного молдавского коньяка, действительно очень хорошего.

В разгар праздника в помещение вломился мужик, назвавшийся хозяином кемпинга. Он не возражал против нашего самовольного захвата домика, но предлагал оплатить ночь в нем из расчета 50 долларов с носа. Мы выпроводили хозяина, пообещав подумать, спокойно доели и лопили праздничный ужин, собрали вещи и вновь расположились с палатками. Проживание здесь тоже сделалось платным, но значительно дешевле, чем внутри.

 

День двенадцатый. Пустыня.

Нам предстояло проделать пешком около 15 км до начала национального парка, где нас должны были забрать горные восходители на машинах.

15 километров арктически-вулканической пустыни, на этот раз безо всяких условностей и «почти»: некая утлая травоподобная растительность, исландский фирменный черный песок и неизменные горы на горизонте.

Погода продолжала радовать, дождей по-прежнему не было – по исландским меркам неделя без дождей приравнивается к засухе. Зато был ветер, так что обед, на который мы расположились в условиях естественной защиты из валунов, отличался видимым неуютом. Ветер, несмотря на защиту, норовил задуть горелки.

Едва мы закончили трапезу, из-за поворота показались автомобили, ознаменовавшие конец пешего похода.

Рейкьявик был совсем близко. Исландская одиссея приближалась к своему финалу.

Кемпинг, в котором мы разместились на этот раз, был исключительно расположен к клиентам – нам незамедлительно сделали оптовую скидку. Хозяин был сама любезность. В общем, человек на своем месте, любит свое дело. Кемпинг украшен деревьями (редкость для Исландии), самодельныит фигурками на деревьях. Для детей в наличии имеются ходули. Кроме того, близость к столице обусловливает хороший запас газа и прочих расходников на кухне, их оставляют возвращающиеся домой туристы, чтобы не тащить с собой лишний груз.

 

День тринадцатый. Пещера – история – купание.

С утра мы отправились в пещеру протяженностью немного более километра. Прыгая с фонариком по камням, можно пройти ее до конца. К сожалению, у Ани началась клаустрофобия, и нам с ней пришлось вернуться. К счастью, вскоре вернулись и остальные, так как мы успели почти пройти пещеру до конца.

Затем мы отправились в Тингведлир. Это место первого сбора первого в мире парламента – исландского альтинга. Так уж вышло, что это историческое событие, произошедшее в 930 году, имело место в зоне разлома между двумя геологическими плитами – европейской и американской, то есть, фактически, на стыке двух континентов.

Этот стык делает Тингведлир исключительно популярным среди туристов, которые любят постоять над расселиной, якобы «разделяющей Европу и Америку», иными словами, одновременно на двух материках. Жаль, что настоящий разлом между плитами сам по себе гораздо больше этой расселины, и над ним не постоишь, если только длина ног не составляет пару десятков метров.

В завершение дня было традиционное термальное купание. Источники по словам Смирнова были «совсем рядом с кемпингом». При более внимательном рассмотрении выяснилось, что от парковки надо «немножечко подняться в гору».

Поначалу подъем в гору представлял из себя широкую тропу, потом просто тропу, потом тропинку, потом полоску грязи среди травы. Зато обрамлением этой полоске служили уже успевшие полюбиться нам кипящие и бурлящие лужицы. Подъем и не думал заканчиваться. Порой нам навстречу попадались люди. Они улыбались, здоровались и говорили, что наверху отлично.

Наконец, с ног до головы перемазанные, мы добрались до долгожданной термальной речки и, подобно бегемотам, погрузились в ее теплую воду.

Отмокнув, двинулись обратно. Мы тут же моментально вновь перепачкались с головы до ног.

Навстречу нам периодически попадались люди. Мы улыбались им, здоровались и говорили, что наверху отлично.

В кемпинге мы быстро парализовали работу душа, сформировав в него протяженную и весьма перемазанную очередь.

Вечернее меню включало в себя местный деликатес, хакарл – ферментированное (читай, тухлое) мясо акулы. Этот продукт продается во всех супермаркетах в вакуумной упаковке по 100 грамм. Интернет предписывает есть его as is или слегка обжаренным, обязательно в сочетании с крепким алкоголем.

Значит так, для тех, кто собирается это пробовать: хакарл изрядно пахнет. Алкоголь действительно необходим. На вкус, впрочем, вполне съедобно. Во всяком случае, мы с Сергеем Климовичем продукт этот доели. Последнюю порцию решили, в соответствии с рекомендациями, обжарить.

Обжаренный хакарл, чтобы вы знали, не пахнет. Он ПАХНЕТ. Возникло опасение, что, несмотря на уличное и открытое расположение кухни, будут бить, но как-то обошлось.

 

День четырнадцатый. Рейкьявик.

Последний короткий день в Исландии. На этот день было запланировано посещение столицы (с шопингом для желающих). И вот что я хочу сказать – шопинг в Рейкьявике неважный. Ассортимент хорошего райцентра с безумными ценами.

Поэтому шопинг закончился, не успев начаться. Осталась непродолжительная прогулка по городу, и вот мы уже едем в аэропорт.

Расставаться с Исландией не хотелось. Всю дорогу мы с Аней осматривались в поисках места, где можно будет обзавестись собственным хутором и стадом овечек.

Но, увы, вновь аэропорт, шоу «растолкай вещи без перевеса», прощание с Костей Коротковым (у него отдельный рейс) и спустя 4 часа (по часам 7) мы в Вильнюсе.

Бессонная ночь в аэропорту и...

 

День пятнадцатый. Дома.

Беларусская таможня в поезде, узрев наполовину заставленный рюкзаками вагон, полюбопытствовала только, откуда мы такие едем и попросила обозначить границы нашего багажа, после чего стала проверять прочих пассажиров.

Один раз они, правда, к нам вернулись – им потребовася Саша Гордеев в качестве переводчика для говорящего по-английски пассажира – сами таможенники отчего-то не хотят овладевать секретами этого непростого языка.

 

Так завершилось одно из важнейших путешествий в моей жизни, в ходе которого я побывал в стране своей мечты – Исландии.

И знаете что? Я доволен.

Оцените этот материал:
Воргол мистический. 26-28 сентября 2016г
Вдоль по Ислочи зимой

Читайте также:

Люди, участвующие в этой беседе

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором. Чтобы избежать этого - зарегистрируйтесь.
правилами и условиями.