Блин комом

Блин комом

Новый отчет погрузит читателя в атмосферу зимы, лесов, болот и рек Беларуси, и расскажет об отчаянной попытке отважной группы лыжников прорваться сквозь Белое Безмолвие...


 

Походы с “Магаданом”, помимо прочего, научили меня сомнительной ценности свойству: пробовать делать что-то, не боясь потенциальных трудностей.

Например, в октябре произошел поход в болото (года 3 назад мне такое не пришло бы и в голову). Теперь вот лыжный поход. Есть и еще кое-какие планы разной степени оголтелости. А началось всё еще в декабре, когда Миша Трафимович предложил идти на лыжах. Тогда не было у меня ни моральной, ни материальной готовности к подобному безрассудству, а уже через пару недель появилось желание попробовать, еще месяц спустя трансформировавшееся в очередной поход, на этот раз вдоль Вилии.

Желающих погулять на лыжах по лесам и болотам нашлось аж 12 человек.

Лыжная МТБ и подготовка различались весьма значительно, что порождало вопросы и сомнения. Тем не менее все участники обзавелись средствами передвижения и ранним утром в субботу вбежали в Молодечненскую электричку.

Ранние субботние выезды имеют свою бесспорную прелесть, поскольку дают возможность по прибытии на место без лишних слов тут же двинуться в путь, но они же создают и проблему: уже в электричке выяснилось, что участники мероприятия не выспались и проголодались. С вопроса “когда же завтрак?” и началась, собственно, эта поездка. Справедливости ради отметим, что некоторых завтрак не интересовал вовсе: спали себе всю дорогу до самого Молодечно, благо полупустой вагон позволял расположиться с некоторой даже долей комфорта.

Пересадка в Молодечно превратилась в поход по магазинам в поисках забытых дома ништяков, но успехи предсказуемо оказались довольно скромными. Ни имбирь, ни стручковый чили, ни гвоздика не входят в перечень товаров первой необходимости, приобретаемых пассажирами БЖД, соответственно, определяемое нулевым спросом предложение нулю и равнялось. Хорошо, что Наташа Рощина из каких-то соображений высшего порядка запаслась минимумом имбиря и перца и тем самым спасла вкус ужина.

Полоцкий дизель стремительно доставил нас на станцию Красный Бережок, где и произошло первое знакомство участников похода с их инвентарем. В глазах многих явственно читался вопрос “и как этим пользуются?”

С помощью нескольких людей, которые отправились в лыжный поход, имея представление о том, как пользоваться лыжами, все более или менее всё настроили, подогнали, застегнули и прикрепили, после чего произошло начало движения.

Направлялись по азимуту к месту завтрака, про которое что-то знал местный парень Миша Трафимович. Место это предполагалось где-то возле автомобильного моста на реке.

Двигались неспешно, движение замедлялось болотистой местностью, неудобным жестким снегом и падающими попеременно лыжниками. Только Миша невозмутимо тропил да нахваливал лыжный способ передвижения, как экономичный и скоростной.

К моменту, когда добрались до завтрака, стало очевидно, что с нашим способом передвижения определенно что-то не то: прибавки в скорости как-то не чувствовалось, а вот энергозатраты, связанные с постоянной необходимость заботиться о поддержании вертикального положения и сохранении поступательного движения именно вперед, а не в иных направлениях, оказались довольно значительными.

Завтрак дал возможность передохнуть и охладиться (даже, пожалуй, переохладиться), после чего движение продолжилось.

Несмотря на отдых общая скорость упала еще больше: сначала задержались для фотосессии на берегу реки, потом ожидали отставших: то ли увесистый, то ли чрезмерно могучий Макс Полянский по устоявшейся традиции сломал палку, ремонт ее занял некоторое время. Хотя скорость Макса и помогавшего ему Вовы по имени Валера оставалась более высокой, чем скорость пелотона, заминка вышла изрядной.

Далее по программе была переправа через реку Смердея. Река оказалась всё же скорее ручьем, запах ее полностью оправдал данное ей наименование. Мощности предшествовавших походу морозов для простой переправы не хватило, река оказалась мокрой.

Поиски решения привели к чему-то вроде бобровой плотины, довольно условной, но после усиления ее сучьями и лыжами превратившейся в сносный мост, по которому можно было почти сухо пройти. Переправили рюкзаки, заодно оценив степень индивидуальной нагруженности каждого из участников, лыжи, перебрались и сами. Почему-то обошлось без потерь, как в снаряжении, так и в личном составе.

Далее немного еще пробирались по кустам да кочкам по направлению к Вилии.

Выбрались на идущую вдоль реки дорогу. Этот момент окончательно надломил боевой дух. Идти по болотистым кочкам на лыжах - определенно не подарок, но скользить по раскатанному гололеду дорожки оказалось выше моих сил, особенно, когда я убедился, что 8 км пути мы преодолели за примерно 5 часов.

Дальше я передвигался пешком с лыжами на буксире. Скорость моя тут же выросла, а энергозатраты уменьшились, даже пришлось немного теплее одеться.

Некоторое время спустя трек опять завел в лес. Среди тропящих начался ропот: идти по лесу им не улыбалось, хотелось если не дороги, то приличного направления.

В итоге, когда вновь выбрались на дорогу, мнения о дальнейшем направлении движения разделились. Победила идея двигаться по дороге.

Пока шли, начал спускаться вечер, пока еще сереющий. Дневная цель была пересмотрена уже дважды: совершенно очевидно было, что ни 25, ни даже 20 км по треку пройти не удастся. В качестве места ночевки наметили берег озера. По прямой до него было около 5 км. Двинулись.

Опять закончилась дорога, вышли на берег. Темнело уже сильно, шли с фонарями. Идея дойти до озера становилась сомнительной, поступило предложение заночевать на реке. Место было неплохое, снабженное красиво мерцающей фонарями ЛЭП. Но руководитель, побуждаемый частью группы, принял решение продолжать движение. Шли какой-то звериной тропой по самому берегу, довольно обрывистому.

Напряжение нарастало, а обозначенной на карте дороги к дачам и затем уже искомом озеру всё не было. Движение же стало уже просто опасным: был риск в темноте свалиться в воду. В итоге расположились возле снеговика у некой то ли тропы, то ли просеки, которая и выполняла функцию показанной на карте дороги.

Костер развели споро, расставили палатки. Наконец стало понятно, что же находилось в абсолютно неподъемном рюкзаке Вани: циклопических размеров (особенно изнутри) саморакладывающаяся палатка и чугуниевый котел на 6 литров. Шеф-повар, побуждаемый голодающими туристами, со всем возможным рвением принялся готовить ужин. Тем временем ответственные лица приготовили глинтвейн, пришедшийся как нельзя кстати.

Макс Полянский с Ваней отправились на поиски потерявшегося где-то по пути к нам Вити Куцко. Еще часа 4 назад Витя был в Молодечно, после чего успел на машине объехать абсолютно все окрестности, но стыковки никак не случалось.

Наконец приготовилась еда, вызвавшая всплеск энтузиазма у собравшихся. Поисковая группа всё не возвращалась, телефон Макса был недоступен (он говорил, что батарейка садится, когда только ставили лагерь), телефона Вани никто не знал.

Некоторое время спустя среди деревьев засветились огни. Каким-то неведомым образом им удалось найти и наставить на путь истинный Витю.

Затем были посиделки у костра, несколько параллельно текущих разговоров “обо всем”, зажигательная песня с элементами пляски…

Казалось, что вечер плавно перетек в утро: в первое мое ночное пробуждение у костра еще сидели последние полуночники, в следующее - уже деловито сновали шеф-повар завтрака Наташа Дубровская и ее ассистенты.

Наташа не подвела: несмотря на транзитный характер пребывания в Беларуси, в возложенных на нее обязанностях разобралась и приготовила на завтрак превосходный айнтопф, который оказался почти идеально подходящим к формату походной еды.

Утренние сборы привычно затягивались, уходить не хотелось. Уже было очевидно, что выполнить весь маршрут до намеченной цели почти наверняка не получится. Самые слабые духом предлагали двигаться к ближайшей станции, но были отвергнуты. Выбор пал на промежуточный вариант - станцию Засковичи, до которой было около 15 км. Примерно проложили маршрут и около 12 часов наконец выдвинулись.

Уже и накануне ко мне присоединилось пару человек, пробовавших перейти на пеший режим движения. Нынче опять большинство пыталось перемещаться на лыжах, с переменным успехом. Шли большей частью по дороге, сохранявшей элементы гололеда.

Миновали озеро, далее углубились в лес. Шли то ли просекой, то ли какой-то лесной нехоженой тропой. Здесь уже лыжники имели явное преимущество: снег, пусть и неглубокий, затруднял пешее продвижение. Но лыжи было лень надевать, да и времени было жалко на лишнюю заминку, особенно учитывая, что по лесу идти предстояло совсем немного, километра 2 - 3.

Устроились на обеденный привал, во время которого прослушали плановые доклады про М.К. Огинских, их жизнь и творчество (с полонезом “Прощание с родиной” в финале), и про короля Андорры Бориса (данный доклад открывает цикл “Жизнь замечательных людей”). Докладчики (Оля Роговая и Максим-друг-Полянского) подошли к возложенным на них обязанностям со всей ответственностью и подготовились достойно.

Замерзнув, набравшись сил и с головой окунувшись в гастрономическую составляющую похода, туристы наконец смогли продолжить движение.

Немного погодя вышли опять на дорогу, на сей раз настоящую, с асфальтом. По ней идти нормально было невозможно почти ни на чем, поэтому деревню с магазином на перекрестке встретили с облегчением, переросшим в воодушевление, когда выяснилось, что лыжи можно снимать - до станции оставался всего километр.

Теоретически была возможность добраться и до Залесья, но не было уже нужного настроя. Расположились возле жестяной будки, оказавшейся магазинчиком с напитками. В магазинчике бабушки, видя зимних туристов, причитали, называли нас “дзетачкамі” и волновались, как же это мы не замерзли.

Последний километр пути бежался весело, затем сидели на станции, ждали паровоз.

Вечерний дизель вез неожиданно много людей, главным образом студентов. 2 кондукторши в вагоне туристам до Минска обрадовались, незамедлительно поделили нас между собой и наотрез отказались продать мне 2 билета (на меня и Аню), поскольку Аня “досталась” второй кондукторше.

Электричка из Молодечно была значительно менее людной. В ней расположились уже удобно. Доедали оставшиеся продукты, вели содержательные беседы, спали.

Затем, как обычно, сцены прощаний и лобызания на перроне, в переходах, на остановках и постепенный возврат к обычной “цивилизованной” жизни.

 

P.S. Административно-организационны выводы.

  1. Организационная составляющая - достаточно средненькая, что компенсировалось форматом похода (ПВД прощает почти любые организаторские косяки) и сплоченностью группы - случайных людей не было, соответственно, плохо ли, хорошо ли, но двигались.

  2. Пройдено около 34 км из заявленных 40. До цели маршрута не добрались.

  3. Лыжная подготовка хромает на все конечности. Из наличного состава прилично перемещаются на лыжах не более половины. Для нормального хождения в лыжные походы навык необходимо отрабатывать и развивать.

  4. Отмечена тенденция к увеличению потребления алкоголя. Учитывая зимние условия и общий фон похода это не пресекалось, но в дальнейшем хочется всё же напомнить всем участникам, что я стараюсь не перегибать “антиалкогольную” палку, но и не приветствую излишний акцент на выпивке. Пока уровень алкоголизации не достиг состояния, когда это становится проблемой для движения, но определенная угроза намечается.

 

По пп. 1 и 2 руководителем похода для себя намечены пути улучшения и развития.

 

По п. 3 - тренироваться надо, пока есть зима и снег.

 

Оцените этот материал:
Лоси на болоте
Рассолько Антон Валерьевич

Читайте также:

  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором. Чтобы избежать этого - зарегистрируйтесь.
правилами и условиями.