80: Гибель Кавказа 17.08-11.09.2018г

80: Гибель Кавказа 17.08-11.09.2018г

Часть 1 Триумфальная

Дешево и сердито. Походы на Кавказ стали чем-то своим, привычным. Лучшее время, конечно же, самый конец сезона. Проект номер 80, как обычно, Глаз придумал довольно наглым. Пересечь Сванский Хребет с восхождением на его высшую точку Лайлу Главную и потом еще после кратковременного отдыха бросок к Главному Кавказскому с восхождением на Гестолу (!).

В Грузию изначально я и не собирался. Идефикс с Гестолой засел в голове довольно прочно. Хотелось пойти на неё со стороны России через Пик Есенина, и даже бы согласился я раскошелиться на коммерческих гидов. Для размочки планировалось восхождение на Уллуазаубаши (там справились бы и без гидов) с перевала Кундюм-Мижирги. А после этого только Гестола. Маршрут на неё через Ляльвер (считается самым технически простым) пограничники закрыли ещё пару лет назад, а теперь и всю Безенгийскую Стену. Так вот и занесло в этом 2018 ом в Грузию. Из Грузии на Гестолу ходить почему-то не принято. Но нашелся как раз подходящий августовский отчет 2013 года. Маршрут выглядел весьма привлекательно! Причем количество перил через перевал Западный Чурлениса 3А было подозрительно небольшим. Вычитал еще я где-то, что ключ маршрута это участок подъема с перевала Нижний Цаннер на Ляльвер. Дальше топотуха, правда, топотуха очковая. Перила и камнепадоопасность бышни Ляльвера пугали. От греха подальше пришлось отказаться от этого траверса. 4 часа только топать от Западного Чурлениса до вершины Ляльвера и в основном по гребню. Так и решил подняться из цирка Западного Чурлениса, туда и вернуться. Только странно, почему это не популярно?..

Лайла Главная оставалась долгом 2015 года, когда попросту заблудились. Сам Бог велел её включить в проект тоже. Для «размочки» и включили. К перевалу Джвари через урочище Скилери уже мы ходить пытались. Чтобы не повторяться был выбран путь через перевал Джыварылд (Тавери). С севера Лайла весьма посещаема. С юга и на траверс ходят пока её очень мало. Тропические леса Сванетии при 30 километровом подходе к Тавери и затруднение ориентирования в них настораживали… Поход, короче, был запланирован как обычно в стиле цейтнот и хардкор. И главное, как глаз любит, магистральный.

Группа подобралась уникальная. 80 походов исходил без ПВД, но чтобы за раз сразу три Алексея, - нет, такого не помню…

Глазков Алексей – Руководитель проекта № 80, врач

Рассолько Антон – Старший фотограф

Дмитрий Прокопенко – Участник

Ярошевич Марина – Гляциолог, синоптик

Михалкович Алексей – Участник

Бабровская Наталья – Участник

Дроздова Алеся – Участник, фотограф

Кадуцкий Алексей – Участник

Маляренко Максим – Водитель, индивидуальная программа

Юрий Лившиц – Индивидуальная программа

17 августа О-ой день

Выезд в отпуск (всегда походы) сопровождается обычно спешкой и нервотрепкой. Было точно также и в этот раз. Свою семью я сплавил в Мядельский район. Это сильно облегчало сборы.

Более-менее, к моменту выезда всё же удалось свести концы с концами. Делать покупки, разъезжать по городу сильно мешала давно наступившая инфернальная жара. За последний месяц она меня основательно потрепала. В плюс тридцать Глаз становиться почти недееспособен.

В девятом часу вечера пришел Мощный. Для максимально эффективного использования отпусков, я обожаю выезжать в тот же день, приходя с работы. Глаз упаковывал последние вещи. Мощный на кухне на полу отрезал нужные куски стеклоткани и проверял горелки.

Как обычно, отъезд был организован с перекрестка улиц Одинцова и Лобанка от рыбного магазина Виталюр.  Проводы не анонсировались. Тем не менее, благодаря сарафанному радио пришли примерно с десяток провожающих. Глаз для поддержания эпатажа явился в каске, с желтой бабочкой и промилле в крови. Уже на кухне Глаза врезали с Антоном.  

Максим-Летчик-Пенсионер торопил выезжать. Импрессарио проводов негласно сделалась Оля Свидрицкая. Она, ровно как и остальные, не хотела нас отпускать. Традиционно отъезд сопровождался употреблением крепких напитков. Как со стороны отъезжающих, так и со стороны провожающих.

Традиционные проводы с перекрестка Одинцова-Лобанка от рыбного магазина "Виталюр"

С багажом загрузились в салон. Прицеп Максим-Летчик-Пенсионер оставил в Орше (нет страховки). Ехать поначалу было довольно тесно, но дружно и весело. По возбужденным участникам было видно, что поход этот ждали!

18 августа 1-ый день

В Оршу приехали уже 18 августа, ночью. За дорогу почти все изрядно раздухарились.  

Дорожная

На гаражах выкатили прицеп, довольно оперативно погрузили в него вещи. Стало просторней.

Глаз пребывал в превосходном расположении духа, как это обыкновенно бывает по дороге вперед. Когда, наконец, вырвался в долгожданный отпуск. А чтобы в него вырваться, требуется решить немало вопросов. Набухался и проспал до послеобеднного времени на верхней полке.

Не то трактор, не то каток

За это время группа осмотрела некий экспонат не то трактор, не то каток. Организационных косяков за поход было в общем то не много. Но теперь вскрылся очень сильный недостаток. Водителей, как изначально планировалось для езды нон-стоп, оказалось не два, а один. Максиму-Летчику-Пенсионеру не понравилось, как получается водить бус с прицепом у Лехи Михасевича, и он его забанил. Водитель остался один со всеми вытекающими. Коллектив, как обычно, просил есть и писяться. Как обычно, Максим долго не останавливался. Неделю, мол, тогда ехать будете.

Дорожная

Дорожная

Находились мы теперь где-то в  Орловской области. Пенсионеру требовалось поспать. Он отошел в сторонку и лег под куст. Место для отдыха-сиесты между тем оказалось довольно импозантным. Кругом была рельефная степь. Мы съехали в типичную для этих мест балку. По дну её тек ручей или скорее небольшая река с мелкокаменистым дном. Вода казалась зеленоватой. Была даже прохладной. Здесь в этой балке не так ощущалась жара и было привольно. Небо чистое и тропически молочное.

Глаз принимает водные процедуры

В 80-ом походе

Принимали водные процедуры. Также и солнечные ванны.

Сиеста 1-ого дня

С превеликим аппетитом съели дыню. Выпили, разумеется, спиртного еще. Первых две скрипки в этом деле играли два Алексея. Глаз, имитируя микрофон, в довольно экспрессивной своей манере (в том числе с использованием просторечивых и даже ненормативных слов) вел семинар. Он сопровождался высокой интерактивностью. Тематика сегодня была в той или иной степени связана с краеведческими и экономическими особенностями Орловской области. От темы периодически заносило в сторону. Лектора не очень смущали поверхностые знания этого региона. Эпатаж всё усиливался, пока специалист по экономике и краеведению совсем не напился…

Двинулись в путь на закате и ехали потом еще до ночи. Снова свернули с трассы в степь. Ночевали кто в бусе, кто в палатке.

19 августа 2-ой день

Когда стало светло, место, куда съехали, оказалось «полигоном для захоронения твердых бытовых отходов», то есть свалка.

- Помойка - это наша тема, - подбадривал Глаз.

Полевой стан

Бус украсили цветами и корзинами подсолнечника. В другие разы бомжатник в машине мы разводили редкостный. Теперь Алеся, абсолютно не напрягаясь, каждодневно убирала. И было в этой поездке до непривычности чисто.

Дорожная

День прошел в дороге. Спиртные запасы, презентованные провожающими, были уничтожены. В ход пошла купленная Глазом десятилитровая канистра с пищевым 96% спиртом. Рядом такая похожая стояла с соляркой. Следили, чтобы не перепутать. К канистре прикладывались регулярно.

Путешествие в "машине времени"

Смещались на юг мы всё более. Ощутимее давала о себе знать жара. Чем южнее, тем становилось инфернальнее. Для остальных она была еще туда-сюда, Глаз уже к этому дню периодически начинал от неё хуеть.

20 августа 3-ий день

Большую часть ночи не ехали. Поутру, оказалось, что ночевали на просяной стерне и снова возле помойки. Степь, в отличие от вчерашней, стала  в разы обширнее и просматривалась уже на десятки километров.

Всё то же мутное безоблачное небо… Дул сильный ветер, поднимая пыль и шелуху от злаков. В балке между огромадными холмами пролегала электрифицированная железная дорога. То и дело в поле зрения появлялись змейки поездов.

Снизу, взбираясь к нам на холм, выехал, поднимающий пыль, КамАЗ. В это же время, пересекая его курс, мимо, пересекая дорогу с КамАЗом, проходила большая отара овец. Все это казалось значительным, не случайным и даже каким-то предзнаменованием. Предтечей фатальных неожиданностей.

Алеся прибрала в очередной раз автобус, выбросила завявшие цветы. Глаз к неудовольствию пассажиров принес новой флоры (с мусорки, разумеется). 

Максим запретил нам съесть арбуз. Остановиться позавтракать раскачали его не быстро. Случайно стали именно там, где и в прошлом году, - в кафе с кислотными красными бордельными диванами. Как и тогда заказали фаршированные перцы и, как и в прошлом году, просто обожрались! Развилась одышка.

Границу с Северной-Осетией-Аланией преодолели довольно быстро. Теперь отпечатки пальцев у нас не снимали. Вопреки предостережениям на счет очереди на пограничном пункте Верхний Ларс и там мы успели сегодня проехать безболезненно. Не помню почему, но из машины выходили в тоннеле. Как и в любом тоннеле было очень загазовано выхлопными газами. Мощный ко всеобщему восторгу «разрулил» разъезд каких-то фур (детали не помню). Вспоминали дорогой брэнд Мощного. Глаз пришел в Активную Зону что-то покупать и сообщил, что есть скидка на фамилию Рассолько.

- Мощный? - уточнил продавец.

- Да Мощный.

История многократно смаковалась, переигрывалась на разные лады и муссировалась!

Стемнело. Далее ехали по извилистой дороге серпантину. Неожиданно стал сгущаться туман, все плотнее и плотнее. Вскоре ехать сделалось решительно невозможно, главное небезопасно.

Остановились в произвольном месте. Снова ночевка, кто в бусике, кто в палатке. Мощный, говорят, свалился в какой-то овраг. Лаяли собаки. Три или четыре, они не боялись и подошли совсем близко к палатке. Глаз уже собирался их выйти и шугануть.

21 августа 4-ый день

Рассвело. Рассеялся и туман. Мы стояли прямо напротив смотровой площадки, окруженной полукруглой бетонной стеной с панно и металлической балюстрадой. Внизу раскинулось глубокое, живописное и панорамное ущелье.

Место наше стало быстро превращаться в торговую точку фруктами и сувенирами, а смотровая площадка в объект паломничества.  Много автобусов с туристами. Почему-то в основном китайцы.

Тут я увидел тех самых собак, которых собирался ночью выйти и шугануть. Интуиция остановила вчера этого не делать. Иначе шуганули бы Глаза. Не очень далеко от нас мирно себе лежали четыре алабая. Каждый величиной с телёнка. Троё вероятно из одного помета. Лоснились.

Чуть позже была еще одна смотровая площадка.

Потом долгий малоинформативный обмен сообщениями с Лившицем. Худо-бедно договорились, что заберем его в окрестностях Кутаиси. Лившиц в поход попросился в последний вагон. Глаз согласился взять его на первую часть (переход Сванского Хребта). Лившиц долго терроризировал Глаза, когда точно мы придем «в люди». Глаз мог только сказать, что по писаному идти восемь дней. Но на практике нужно еще какой-то запас накинуть. Потом разговор и обсуждение принимали новый виток. Все сводилось опять же к тому, что по писаному идти из Лентехи до Лезгары те же восемь дней. Но на практике может получиться и дольше. Юрий хотел услышать точную дату и время прихода, но Глаз никак не мог сообщить не только время, но и даты.

В эйфоричной и праздной обстановке в одной из шашлычных возле смотровой площадки съели шашлык и выпили пять литров Киндзмараули. Столько взяли и с собой. Разошлись в дороге сегодня и следующие пять.

Потом посещали древний город Мцхета и храм Светицховели. Там поставили свечки за здравие. Хотели покататься на какой-то дебильноватой машинке, но хозяина не оказалось, а времени ждать у нас не было.

И - дебильноватая машина, наконец!

В начале дня погода выдалась сносной, даже, когда ехали повыше, слегка прохладной. Теперь, как спустились ниже, жарища набирала обороты.

Макс спросил у одного из грузин как ехать:

- А я по русски не разговариваю, - обиделся на чисто русском языке грузин.

В Мцхете было еще туда-сюда. Потом спустя несколько часов все отправились наверх на подъем холма.

Там расположился монастырь Джвари. Два Алексея, спрятавшись в тень, пьянствовали.

Весельчак-Глаз пребывает в отпуске

Недалеко по ту сторону дороги сливались Арагви и Кура. Последняя у грузинов называется Мхтвари.

Арагви и Кура (Мхтвари)

Вернувшийся из монастыря десант обнаружил «на своем месте» двух чрезвычайно пьяных Алексеев. Принесли они и экспонаты. Глаз инструктировал, что для музея Смирнова из походов нужно что-нибудь привозить. Это был ярко-салатового цвета самолетик и «тарелка для фрисби».

Алеся и Дмитрий Прокопенко

- А где Максим?

- Он куда-то уехал на велосипеде.

Пока его ожидали, вопреки запретам, был съеден арбуз.

Трофеи-экспонаты для музея Смирнова

Под вечер хоть и зашло солнце,

душно сделалось неимоверно. Ночевать и ожидать на завтра Лившица остановились возле каких-то или недостроенных или недоразрушенных строений из ракушечника. Изнемогающий от жары Глаз, сняв майку, лежал на куче гравия и злился. Но и он, гравий, тоже был теплый. Зато ночь по августовски звездная.

22 августа 5-ый день

День этот получился хардкорный. Поднявшееся солнце устроило поистине крематорий. Несчастный Глаз злился, ныл, и ничего нельзя было с этим поделать. Всех хотелось поубивать. Но жара не была персонализирована. Инферно ещё только начиналось.

Разыгравшееся похмелье было меньшим злом в сравнении с этим пеклом, но добавляло свой вклад в клиническую картину. Страдали и остальные, но не в такой степени. Иные даже запускали самолетик и играли в фрисби. Маша с Наташей ходили на заправку мыть голову.

У Алексея Михасевича самолет летал лучше всего

Пока остальные не поднялись, Мощный очень бодро сбегал на ту же заправку. Где прикупил пива, снеди, и даже бутылку водки. Опохмелиться было бы конечно впору, но в такую жару едва ли что-нибудь кроме воды полезет.

По дороге на место старта забрали Лившица. Он очень модно подстригся, был весьма бодрым. Мы же за проделанную дорогу в сравнение с ним были изношенными. В районе обеда были в Лентехи. Сложнее всего здесь оказалось сориентироваться. Подниматься нам вдоль Ласкадуры. Километров без малого тридцать. Какой из сливающихся ручьев Ласкадура, поди разберись. Вразумительной карты не было. Планшет и навигатор Лившица никакого практического подспорья нам не оказали. Мы сиротливо мялись на пыльной обочине. Сильный тропический ветер вздымал все новые клубы пыли.

Местные показали, какой из ручьев Ласкадура. Немного вернулись на бусе. Бус превратился уже в духовку.  Заехали, сколько было целесообразно, вверх по дороге. Далее нам пешком вдоль Ласкадуры.  До перевала идти почти 30 километров.

Здесь следовало рассортировать вещи, что с собой взять в первую часть, а что оставить в бусике. С похмелья и на сорокаградусной жаре было это нелегким делом. Когда Глазу плохо это все почему-то чувствуют. Многие не упускают возможность попинать. Самым неприличным образом произвольно липнул Максим: «Глаз! Гла-а-а-а-з!!... Гла-аз!!!».  Лившиц принялся непроизвольно добивать с другого конца Глаза, - дескать, когда точно мы придем «в люди». Несчастный Глаз мог только сказать, что по писанному идти восемь дней. Но на практике нужно еще какой-то запас накинуть. А вообще мы это обсуждали и довольно мне шлифовать мозг, тем более, сегодня. Потом разговор и обсуждение принимали новый виток. Все сводилось опять же к тому, что по нескольким отчетам идти из Лентехи до Лезгары те же восемь дней. Но на практике может получиться и дольше. Юрий хотел услышать точную дату и время прихода, но Глаз никак не мог сообщить не только время, но и даты и стал от Юрия просто съёбываться. Представьте, что вас с бодуна (кто знает, что это такое) посадили в довольно горячую кастрюлю и заставили решать квесты. С одной стороны поставили злорадствующего Максима, который лупит по крышке этой кастрюли, а с другой интеллигентного Лившица, в очках, который тоже вежливо рассуждает, но нет, да и пиздит по крышке этой кастрюли.

Инферно

Неожиданно дело разрешилось. Тролливший Максим вдруг забрал Юрия с собой. Он уже не шел с нами ни в какой пеший поход, а отправлялся гулять с Максимом.

Съели еще один арбуз. Вышли. Трансфер позади. Под сорокоградусным испепеляющим солнцем началась активная часть. Шлось хоть и в тени, но тяжело. Вскоре миновали нарзановый источник. С меня ручьями бежала вода. Это были настоящие тропики. Насколько Сванетию можно любить за красоту, настолько её в августе можно ненавидеть за колючки, пыльцу и липнущие на жаре семена.

80-ый. Начало активной части

Через сорок пять минут, как и в описаниях, вышли на мост через один из левых притоков Ласкадуры Халедулу.

Халедула

Дорога шла высоко над самой Ласкадурой по орографически левому борту ущелья. Порою она, дорога, заворачивала серпантином в противоположную сторону. Это то и дело смущало. Визуальная оценка движения была затруднена. Шли через поистине могучий лес. Древний, реликтовый. Он не просматривается. Чего тут только не было. Удивительное сочетание широколиственных деревьев по полтора метра в диаметре комля, и хвойные ели с пихтами. Иные были такими старыми, что нижние сучья поросли лишайником настолько, что напоминали космы волос. Они свисали чудовищными щупальце.

Далее повстречался нам 131-ый ЗИЛ. Никогда бы не подумал, что на него можно загрузить такие комли деревьев (визуально тонн восемь), и он сука потянет. Жара «кусалась». На «охлаждение» шло немало энергоресурса. Рюкзак и плавный подъем так не бесили.

К началу проливного дождя добрались мы до кошары. В ней и спрятались. Грянул гром и разразился ливень. Не заставил себя ждать и хозяин кошары. Дедушка сван с каким-то редким именем. Типичный по характеру сван. Гостеприимный, общительный, но и обидчивый. Он нам еще недавно повстречался на дороге. Шел вниз за коровами, которых у него четыре. Глаз снял с гвоздя конскую попону и лег умирать. Стало теперь не жарко, но свет божий все равно не был мил.

Дедушка развел прямо в коше костер. Никакой трубы здесь не подразумевалось, но дым неожиданно сносно вытягивало через грубые  щели строения. Приготовили какой-то хитрый, настоящий индийский чай от Дмитрия Прокопенко.

- Этот не дойдет, - все указывал на меня хозяин кошары, - Он же лежит.

Блять, вот никогда мне не дают поболеть. Нигде. Это чувствуют и лезут все блять и лезут.

- А что такой слабый?!

- Похмелье…

Дедушка отстал. Предлагал ночевать в кошаре. Дождь закончился. Хоть дело близилось к сумеркам, вышли на дорогу. Шли еще примерно минут сорок. В сумерках стали лагерем. Но группа была уставшая. Не то с дороги, не то с разминочного старта. Место для лагеря было вполне подходящее, но выбирали его не естественно сварливо.

 23 августа 6-ой день

23 августа 6-ой день

Дежурили по двое. Дежурные просыпались в 5.30. Сегодня был костер: находились мы в зеленке. В лесу влажно и душно.

Шли сначала по дороге. Старались по 45 минут ходку. Природа и дорога здесь интересны. Все положительные впечатления опоскуживала эта ёбаная жара. Тут и без ходьбы и рюкзака впору в тенечке где-нибудь лежать и пускать пузыри. Когда я нагибался, с носа не капало, бежало струей. Платком не успевал вытирать глаза. Остальным было жарко, но не до такой степени.

Справа и на заднем плане арбуз

Дорога поднималась, делая коленце направо на виток серпантина. Нам же нужно было продолжать по траверсной тропе. Одна из групп так и ошиблась, продолжив по дороге. Пришлось им бессмысленно потерять ходовой день, пролазив по склонам и пастбищам горы Жабе-Лав. Усвоив этот урок, я следил, чтобы не прозевать ответвляющуюся тропу. На развилке лежал огромный овальный арбуз. Полосатый и с желтым боком.

- Давайте съедим, - предложили несколько.

- Как-то не красиво, он же не наш. Специально здесь оставлен. Не иначе.

- Или потеряли.

- Если б свалился, раскололся бы тогда.

Воды по дороге хватало. Постоянно мы пересекали стекающие по склону поперек нашей тропы ручьи и ручейки. Арбуз трогать не стали. С уходящей на серпантин дороги сошли на траверсную тропу. Тропа продолжалась во влажном сумраке лиственного леса.

Завтракали через силу. Алексей, который Керенский, и вовсе не завтракал, и идти не мог.

Не переключился еще обмен на катаболизм эндогенных ресурсов, а гликогена уже после первой ходки явно не хватало. На привале возле очередного ручья принудительно накормили Алексея конфетами и халвой.

Очередной левый приток Ласкадуры

Тропу густо экспансировали растения. Местами они были выше роста человека.

Гигантские мокрые листья мать-и-мачехи, колючки, с белым пухом на верхушках, колоссальные папоротники.

За одежду цеплялись упругие плети терновника. Несчастный Глаз не заметил даже, где обжегся борщевиком. На кисти и предплечье кожа подернулось зудящими пузырями.

Шли по сорок пять минут. Блуждали сегодня по лабиринтам тропы в лесу. Так в итоге её и  потеряли.

Вышли к руслу Ласкадуры.  Вдоль неё идти было удобно, только неимоверно жарко.

Лежали на камнях, с жадностью пили воду. Обедали на плоских площадках, когда-то выровненных водой. Был здесь приятный мелкозернистый песочек. Чай сварили из каких-то трав.

Двинулись дальше.

- Оп-па! Приехали!

- Что, Глаз, приехали!?

- Гляньте сюда!

Попутно с нами в песке отпечатались следы… Медведь!

Мы продолжали двигаться вдоль Ласкадуры, пока перед нами не возник прижим. На противоположный берег вброд Ласкадура тоже не переходилась.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев День!

Повесили пятьдесят метров веревки вверх вдоль скалы по крутому травянистому склону, поросшему густой и кривой лещиной.

Чуть выше веревки Глаз обнаружил тропу! Большой ошибкой было, что по ней искал обхода. Возвращаться пришлось неимоверно далеко. Спустился только там, где мы шли еще до обеда. Весь мокрый и насобиравший на майку репейника. Такой обход нам был не выгоден. Трудоемко поднимались по веревке и были, наконец, на тропе.

Вскоре пересекли еще один вполне симпатичный ручей. Еще дальше идти по времени получалась примерно ходка. Ходку и шли. Тропа через полчаса расширилась под пологом густой лещины. Был здесь и худосочный ручей. Кто-то стоял лагерем: кострище и на ветке даже висели вылинялые трусы. Дальше тропа подозрительно сужалась и входила в густые заросли. Проходить это место дальше было нельзя.

- Лучшее - враг хорошего.

Стали лагерем. Вечер, ночь.

От потери жидкости и солей у Несчастного Глаза возникли эквиваленты тетании. Если согнуться, прямые мышцы живота сокращались в болезненный судорожный ком. Отпускало не сразу.

Приходилось лечь на спину, медленно выпрямлять ноги. Потом переворачиваться на живот, становиться раком и только тогда неторопливо вставать.   

24 августа 7-ой день

И вновь мы продолжаем путь к перевалу Джыварылд. Жара инфернальная. Но идти, хоть трудоемко, а ведь интересно. Топотуха, конечно, топотухой. Тропа все время разная. То идет в коридоре-желобе устланному листьями и под смыкающимися сводами лещины,

местами по скально-осыпным полкам, или влажному конгломерату, поросшему чудовищным и сочным травостоем.

К обеду пришли к последнему ручью. Через него пишут, что перекинуты бревнышки. Бревнышек не оказалось.

Перекинули штук пять толстых веток. По ним и перебрались. Алексей, который Михалкович, потерял где-то на берегу треккинговую палку, которую так и не смог найти.

Дальше зона леса заканчивалась и простиралась обширная луговая долина.

В поле зрения увидели коши. Там Весельчак Глаз запланировал отобедать. Коши были необитаемы и довольно запущены.

В этом сезоне, похоже, здесь и не жили. Тропки были слабые. Луг порос самой разнообразной растительностью.

Бросались в глаза розовые соцветия Иван-чая и насыщенно-синие колокольчики Живокости. Ядовитая, зараза. Все красивое ядовитое…

Мы поднимались полого по высокотравью дальше.

Зелень долины в вечернем солнце была особенно хороша. Пейзажи картинны.  Шли с рюкзаками гуськом, мерно покачиваясь.

От Ласкадуры мало что осталось, - в конгломератной промоине тек мутный ручей.

Только  нам её требовалось пересекать. Спускались, придерживаясь. Переходили и вылазили подавая друг-другу руки и ледорубы.

Для лагеря в нужное (еще не позднее вечернее) время нашлась прекрасная поляна с мягкой травой болотного виду.

Был тут и превосходный ручей. Глаз, прихватив каску, пошел мыться. Накрыла тетания. Долго не мог одеть штаны. Потом скручивало судорогой то аддукторы, то четырехглавую мышцу бедра, потом и икроножные. Но забесило больше всего, когда кисти рук, что не мог застегнуть вход в палатку.

25 августа 8-ой день

И снова жаркий солнечный день, и снова мы выдвинулись на подъем на сближение с перевалом. Сегодня его планировалось перейти до воды на той стороне.

Растительности было много. В  ней маскировались камни. Двигались полтора ходки вдоль ручья. Было ощущение, что вдоль него свежее.

Крутизна пологого склона стала увеличиваться.

Поднимались по буграм, поросшим рододендронами. Чуть выше стали соблазняться черникой. За три ходки зубья по бокам от перевального седла ощутимо приблизились. Шли ошибочно по орографически правому борту. Но нужно по левому. В итоге влезли в траверз по буйствующей растительности. Падали, поскальзывались. Глаз матерился.

Наконец обед, потом монотонный подъем по буграм с высокотравьем. От огромного количества выпиваемой воды Глаза пробрал понос. Пришлось принимать лоперамид. Зато уже отчетливо виделось приближающееся седло Джыварылда, а в русле ручья снежники.

Подъем с этой стороны ступенчатый. Следующая,  поднималась с не характерной для Н\К крутизной.

На платообразном участке очередной снежник.

Из-под него бежал ручей. Дальше в ближайшее время вода не предвиделась. Луговая зона с этой стороны на прощание стала нам демонстрировать особенное обилие цветов. Какие-то разнообразные колокольчики, ядовито-жгучие лютики и сурепку, крокусы, да и еще бог весть какие.

На Н\К поднимались по руслу высохшего ручья, сначала на три такта, после лазанием, еще дальше, обильно используя ледорубы! Н\К в моем понимании больше для бабушек с трекинговыми палками. Был бы склон мокрый, не представляю вообще, как бы мы здесь поднимались. Мощный, как обычно, сплоховал. Его периодически заносило в сторону, и он стал спускать на нас камни в желоб пересохшего ручья. Рискуя убить. Глаз матерился:

- Да еб твою мать! Стой блять на месте!! Ты что у Опытного Анатолия набрался!

Привал на очередной ступени плато и дальше последний участок крутого взлета (как-то тоже хочется дать еденичку).

Вышли на седловину. Это был Джыварылд. Он же Тавери. Для н\к непростой, и очень злоебучий по подходам. Технически прост, но пройти его чтоб, - требуется, конечно, положить сил. К тому же неоднозначен в навигации! Седловина широкая каменисто-травянистая.

Перевал красив, панорамен в обе стороны и стоит того, чтобы включить его в маршрут.

Вид с седловины Джыварылда 2850м н\к на запад

Из облаков с западной стороны перевала пробивались веером лучи солнца и ниспадали в осиянное ими ущелье Скилери. Всю эту систему многочисленных кулуаров ограничивала Лайла Южная (или её контрфорс). Это была резко возвышающаяся скальная пирамида.

Сняли записку, написали свою.

Сложили тур побольше.

Цветы Крокусы на перевале

Двинулись, наконец, вниз. Нужно было успеть сбросится до воды. На спуск продолжался каменисто-травянистый склон среди крокусов, сурепки и неких белых цветочков. Двигались вдоль левого каменистого борта. Как советовал киевлянин Трылис. Тропа пока не читалась.

Весьма высоко и далеко от зеленки Глаз нашел вполне себе площадки под палатки. Предлагали идти ниже, но можно встрять в каньон. В чуйку Глаза, как уже было с лесом, верили.

Закат был атмосферный. Тетания в меньшей степени и появился аппетит.

26 августа 9-ый день

День выдался насыщенным. Как обычно, дежурный поднялся в 5.30. Собирались ни быстро, ни медленно. Вышли как обычно.

Все та же жара. И что характерно эти все дни ни мановения ветерка. Спускаемся.

Пути два варианта. Группа Н. Риппы (поход 5 к.с.) в 2013-ом году обходила каньон, траверсируя к ручью Скилери склон 4 часа. В Трылису на это понадобилось 7 и более часов с ночевкой, выравниванием площадок и какими-то дюльферами. Третья группа на траверс потратила 8 часов 15 минут. Все единодушно отзывались о траверсе, как об очень трудоемком и небезопасном пути, - негде застраховаться на крутом травянистом склоне.  Группа Мартынова спускалась три часа к слиянию Скилири с ручьем, стекающим из-под перевала Джыварылд. И поднималась потом 4 часа к месту завершения траверса.

Жарко. Докучали мелкие и очень навязчивые мухи. Особенно заебали они, забыл написать, вчера на перевале. Шли ходками по 45 минут. Вскоре после лагеря обнаружилась уверенная тропа. Вниз она не очень спешила, все траверсировала влево, обходя притоки ручьев. Так нас увлекло на спуск. От траверса автоматически отказались. Спускаемся. Мимо заброшенных кошей.

Вошли в древнейший реликтовый лес. Прошло от времени нашего выхода из лагеря уже более двух часов. Неожиданно тропа просто взяла и потерялась. А склон дальше сделался столь крутой, что даже и предположить было сложно, куда она теоретически может продолжаться.

Ходили, искали, наконец – стали сбрасывать произвольно вниз. Глаз был в восторге, в просвете между деревьями явственно увидел дорогу, та самая, что поднимается от слияния двух ручьев.

Только туда еще требовалось дойти. Склон делался все круче и круче. Спускались, пока, наконец, он не стал вогнут до опасной степени.

-  Все, пиздец, приехали!

Мы попали в ловушку. И вниз никак и вверх никак. И не просматривается из-за леса ничего. До ручья, который шумел внизу, довольно еще оставалось далеко.

 - Так, а веревки же есть, - Догадался Дмитрий Прокопенко.

И, правда, со снаряжением мы не пропадем.

- Придется дюльферять в лесу. Это прикольно, - Согласился Глаз.

- Так это же до вечера будет, - Обиделись одногруппники.

- То есть, как до вечера? Веревки же две. Вот в два потока и будем. Так и сбрасывать мне потом проще, - Сообразил Глаз.

Куда дюльферять не было видно из-за перегиба склона и листвы деревьев.

Мощный, как один из самых быстрых, легких и ловких  используется как пушечное мясо. Его привязали и начали «сбрасывать». Вернее, не совсем так. Веревку он разматывал сам. Она, конечно, крутилась и путалась, но дело шло. Он быстро исчез за перегибом склона.

- Ты только не молчи, - Матерился в рацию Глаз.

- Часто слышалось шипение и обрывки только фраз.

С горем пополам (Мощный по рации подтормаживал) выяснилось, что 50 метров Мощный прошел, и что там даже удобно стоять. Дальше не понятно сколько, но нужно спускаться снова дюльфером.

Веселый Глаз выпускал туристов с верхней базы, Мощный принимал на нижней. Был такой участок, когда спускающиеся уже не были видны глазу Глаза, но и когда в поле зрения Мощного еще не показались. Так исчезла Алеся. Веревка была натянута, но дело, ни шло, ни туда ни сюда! И довольно долго. Что там у неё где закусилось не помню. Освободила её Марина, она шла по соседней параллельной веревке.

Весельчак Глаз связал веревки и пошел по двойной. Иногда в склон упираться ногами было удобно, но иногда попадались отвесно ниспадающие участки.

Вторая база была не очень заебись. Аудитория присела возле мшистых камней на двух уровнях. Чуть не упустили Машин рюкзак. Операцию повторили еще раз. Пятьдесят метров следующей веревки в аккурат хватило, метр в метр, чтобы дальше можно было спускаться ногами. Спуск заканчивался возле скального обнажения. С камней струйкой стекал водопадик. Вода на солнце нагрелась и была теплой, но все же как он был здесь кстати!

За спуск в лесу и дюльфер (на жаре) основательно заебались. Потом пятнадцать минут пришлось продираться через могучий травостой и кустарник. Глаз уже на чем свет стоит матерился, особенно удручали цепкие щупальце терновника.

Обедали два часа, причем с костром. Были на тропе возле слияния двух ручьев. Она должна нас была вывести к перевалу.

Глаз за обед не восстановился, шел плохо. Подъем был плавный, но нудный. Перешли по импровизированному мостку ручей. В него чуть не свалился Мощный.

Нас обогнали всадники. Группа продвигалась по маркированной туристической тропе. Метки были на камнях, деревьях. Долина Скилири  весьма живописна.

Зелень склонов казалась особенно насыщенной. Увидели наш перевал Джыварылд уже с нижнего ракурса. Путь спуска как на ладони. А вот с дюльфером нам очень повезло (у Глаза чуйка). Сбросились мы очень я хочу сказать метко. Прямо к мостку. Если бы увлеклись в сторону ниже, - звиздец! Там голые скальные сбросы, не знаю право, что тогда и делать.

Глаз от жарищи мокрый как собака. Лучше всех темп держал Леха. Он не напрягаясь уходил вперед. Иногда даже набирал воды и поил проходящих нас мимо, чтобы не останавливались. Поначалу шли ходки по сорок пять минут. Потом ходовое время Глазом было упразднено до 30 минут.

Путь к перевалу Джвари не однозначен. Указатель показывал совсем куда-то не туда на холм, а не по направлению основного ущелья.

Прошли дальше, где были коши. Коши эти обитаемы. Лаяли собаки. Сваны объяснили, что Лайла там (куда указывал указатель). Предлагали остаться у них.

Пришлось возвращаться. Но не много. От указателя в сторону перевала Джвари нашли совсем неприметную тропинку, прячущуюся в лопухах. Для стоянки выбрали место возле высохшей пихты исполинского размера. Вокруг полянки гигантские стебли растений. Коровье говно. Недалеко коши. К ручью приходилось пройти. За водой сходили с Мощным.

Стемнело.   

27 августа 10-ый день

Прибежала от обитаемых кошей вчера еще неприветливая собака. Была сегодня не на своей территории, напротив, весьма дружелюбна и любопытна. Все та же солнечная погода…

Собирались под большой старой пихтой. Шлось сразу тяжело и неимоверно жарко. Потом, правда, разошлись. Как и все другие дни почти безветренно. Я ловил каждое его мановение. Первые сорок пять минут тропа бодрая и уверенная.

Подъем на увал

Она постепенно стала теряться в растениях. Поднимались мы на большой скругленный поросший травой увал. Это было довольно напряжно, нудно и к тому же сухобезводно.

Настоящие туристы

Тропу потеряли, но периодически попадались наметки на тропу. Ни быстро, ни медленно, шли, поднимались.

Выходило тем не менее довольно методично. Ходка, привал. Ходка, привал.

Слева крутой овраг со снежником. Воду выпили. Но туда ходил Алексей, который Михалкович. Снова у нас была вода.

До обеда так и двигались. Наконец выбравлись на удобную площадку за камнем-останцем.  Там сделали сиесту. В тот же овраг, но еще более круто ходил за водой уже Прокопенко. Снова у нас была вода.

- Ну, вот, знал бы, что там так, не пошел.

Ходить за водой было совсем неудобно.

Отдыхаем. Но от солнца спрятаться некуда. Кусаются эти паскудные мухи, но их уже не столько, как раньше.

На плече увала

После обеда и отдыха продолжили подъем на этот же самый увал. Увал постепенно выполаживался. Наконец мы вышли на его плечо.

Пиздец, - целая система кулуаров узких, мокрых

А на ту сторону ниспадал крутой травянистый склон к снежникам. И, - о Господи! Где кулуар с перевальным седлом предполагаемого перевала Джвари какой-то пиздец, - целая система кулуаров узких, мокрых (небезопасных, короче).

Крутизна явно градусов сорок (это уже лазание). Орографически слева висячий ледник. Особенность перевала Джвари с южной стороны, - ниоткуда не видно его седло. Всегда  путь движения неоднозначен. С северной, где ледник, -  напротив, все обозревается хорошо. Перевал во всех отношениях прикольный. И для 1Б* непростой.

Стали спускаться вниз по травянистому склону, в направлении кулуара, который казался основным. Кулуар не просматривался совсем, мы двигались поперек к нему. Смущало, что это все выглядит не по-писанному. Как-то писалось не так. Присели, Веселый Глаз полез за описаниями. Посмотрели вовремя. Никуда спускаться, оказывается, не надо. Наоборот, дальше по продолжающемуся плечу гребня вверх, пока он не закончится.

Группа на травянистом гребне

И потом еще косо вправо-вверх по «неприятным» скально-осыпным полкам. 

Травянистый гребень длинный. По нему поднимались дальше. Стало вечереть, а он еще не закончился. Конец ходового дня был очевиден. Поднялись на плоские площадки. Дальше гребень круто поднимался еще и уже довольно скоро упирался в скальные нагромождения. Там где-то начинался «траверс скально-осыпных полок», которые «выводят в рыжий кулуар».

Система кулуаров южной стороны (я ситаю, что она определяющая) Джвари. На заднем плане висячий ледник

Как раз, когда мы были близки к концу гребня, видимость закрыла облачность. У Несчастного Глаза чуйка. Интуитивно чувствовалось, что видимости в ближайшее время может не быть и что эта плоскость до перевального седла Джвари (а туда можно и не успеть) последняя. Пришлось разворачивать лагерь. Лагерь без воды.

На завтра примерно так

Её попросту здесь  не было совсем. Даже в разумной отдаленности поискали, но это ничего не дало. На склонах ни кусочка снега.

Место, тем не менее, было помпезным. Тихо и безветренно. В этом безветрии облачность медленно и мрачно надвигалась и клубилась.

Клубы её вращались, периодически уступая место видимости. И тогда становилась видна гигантская скальная стена с висячим ледником и мрачной системой диких каменистыных кулуаров, мой генерал. Глубоко внизу шелестела недосягаемая для нас вода. Ужинали всухомятку.

 28 августа 11-ый день

На Лайлу ходят с перевала Джвари. До него оставалось 540 метров высоты (по жпс). Глаз изобрел подъем утром в пять. Потом идти до Джвари (примерно три часа). По описаниям ближайшая вода ТАМ. Много воды. Но зато тогда можно сделать полудневку, а 29 уже подняться на Лайлу Главную. Мозаика сама на счет тактики и сложилась.

Небо безоблачное. Сначала мы были в тени, но она все более отодвигалась. Идти по сорок пять минут ходками оказалось не выгодно, то есть не возможно. Склон стал столь крутым, что удобнее было подниматься рывками. Рывки получались метров по 70. Двигались дружно. Отставал Алексей К. у которого просто не было запаса «топлива».

Пробовали есть сладкое. Пить хотелось сильно. Приходилось крепиться. Каменисто травянистый гребень закончился. Передохнули. Дальше муторно по «скально-осыпным полкам». «Полки», конечно, так себе, под наклоном и местами очень эфемерны.

Шли дружно, старались плотной группой. Если кто-то хотел оторваться, одергивали все, чтобы не убил камнями. Потому что ходьба уже граничила со свободным лазанием.

Лазанием идти было тоже неудобно, камень здесь был вперемежку со сланцевой породой. Зацепки для рук и опоры для ног так себе. С рюкзаками идти трудно.

Шедшие сзади, наблюдали спереди филейные части впереди идущего. Куда-то в сторону занесло Наташу. Прокопенко ходил забирать рюкзак, она попала в ловушку. Анатольевщина называется. Но ходили мы хорошо, Анатольевщины было мало, и слава Богу не было совсем самого Опытного Анатолия. Вспоминали его хоть и нечасто, но вспоминали. Попади он в состав, о такой лафе можно только мечтать (ему)! Много новых ушей, да и столько возможностей, чтоб куда-нибудь «поперло». На каждом шагу.

Безобразие. До сих пор видна гигантская старая пихта, подле которой мы собирали вещи, вчера утром. Еще семьдесят метров. Отдых. Пихта исчезла за скалой.

Приваливаться стало плохо. Можно упустить рюкзак. Выше скалы стали неудобнее. Сланец. Скально-осыпные полки закончились. Вместо широкого рыжего кулуара, был широкий серый. Возможно, рыжий следующий за гребешком. Поднимались по серому. Уже и перегиб был не далеко. Мощный обильно фотографировал.

Осыпной сланцевый кулуар

На гребешке открылось широкое седло Джвари 1Б* 3450. Оно что «поле» и ниже нас. Виднелись несколько площадок под палатки, обложенные камнями.

Седло Джвари 3400 1Б*. На заднем плане три Лайлы. Северная, Глазная и Южная (обрезана)

Грязный лед. ВОДА! Много воды. Бешеное солнце. Но здесь прохладнее! И нет блядской жары. Лафа, никого нет и хорошо.

Спустились косо вниз по каменной осыпи. Мы на перевале! Вода! Стекающие по льду ручьм и даже озерцо.

Джвари на юг

День провели в неторопливых бивуачных делах. Одевали кошки. Ходили, проверяли, не сваляться ли. Глаз осматривал склон классического и альтернативного пути подъема. И тот и тот протаявшие и разорванные. Разумеется, при выходе к контрфорсу (завтра) все будет выглядеть иначе.

Отдыхаем. Вид с перевала на юг

Свежего снега и заморозков не было давно. Лед серый, грязный. Как же здесь хорошо. На подобных больших водораздельных перевалах в основном свищет ветер. Но его не было. Шикарный вечер, шикарный закат и вид на Эльбрус.

 

 "Наша" Лайла посередине

Назавтра Глаз дежурный. Подъем несколько раньше обычного. В 5.00. Планировалось восхождение на Лайлу Главную 2А 4008м. В связке хотелось бы еще взять Южную, но умерял аппетиты цейтнот. Шли мы впритык. И даже отставали. Резерв времени сожрала дорога. Но пешеходный наш сценарий полностью соответствовал описаниям. Запланировано было набрать 600 метров до вершины, спуститься, отдохнуть два часа и максимально, сколько получится, двигать вниз. Следующий перевал Чижди 3080 1А. До него не совсем вниз. Помниться метров 250 набора.

Находились мы на перевале Джвари. В 2015 году с южной стороны (с которой поднялись сейчас) на него мы не попали.

Ложный Ускури (?) 3400 2А

Заблудились в радиальном схождении ущелий урочища Скимери.

Перевал, на который поднялись тогда, по каким-то старым советским схемам (чрезмерно упраздненным) постфактум был идентифицирован (тур сложили сами) как Ложный Ускури 3400 2А (возможно, я ошибаюсь).

Долго мы потом бродили по каньонам, а когда из них вышли, времени на Лайлу только и оставалось (собирались же в том 64-ом походе сделать связку Лайла-Тетнульд). Зашли на Джвари через Чижди. И-и-и – ёб твою мать!

7 октября погода устроила нам вакханалию насилий и убийств! Вместо восхождения молоко и вытекающая из этого неизбежная пурговка.

8 октября чудом ушли вниз, блуждая по лабиринтам трещин ледника при выжидании окон видимости. Благо действиями чётко и чутко руководил Опытный Анатолий. На самолет успели тогда впритык.

Перевал Джвари 8 октября 2015г

Лайлу, как логическое завершение путешествий по Сванскому Хребту, закрыть уже ничего назавтра не должно было помешать. Звездное небо и безветрие... При своей технической простоте и невзрачности с перевала Джвари, Лайла панорамна, и помпезна! Особенно у европейцев.

Как оказалось, назавтра я мог погибнуть…

29 августа 12-ый день

Погода шикарнейшая. Глаз варил еду. Дежурили по двое. Но один хозяин раскладки, другой помогает. Следующий день наоборот. И так далее. Хозяйство велось хорошо.

Кавказ гибнет от жары, ледники умирают. Ночью около нуля, а на такой высоте лишь легкий заморозок! Трафик воды, стекающей по льду, сократился до минимума, но тут подле нас было целое озеро. Только подернулось хрупким ледком.

Алеся не пошла. Выдвинулись всемером. Снаряжения взяли и для перил. Петли, крючья, оттяжки, карабины. Возможно, путь протаял настолько, что придется перебираться по всяким мосткам или, чего хуже, забираться на какие-нибудь невысокие бергшрунды (высокие мы бы просто не успели). При визуальной оценке снизу, - бергшрунды изобиловали.

Шли уверенно и абсолютно непринужденно. Справа обошли нунатак, быстро и решительно. Склон потом мульдообразно выполаживался. Веревки несли на себе. Все видно. Ледник открытый. Голый рыхлый лед. Небольшие трещины переходили и перепрыгивали. Небо безоблачное. Солнце светило бешено. Эльбрус и Западный Кавказ, как на ладони.

Привлекала внимание подковообразная вершина (1) с ледником (Западный Кавказ я не знаю плохо) и восточнее неё тоже импозантная пирамида (2). Высотою и та и та сильно под четыре. Через 45 минут присели.

- Погодите, не гоните так! Заебемся.

Мы были напротив западного контрфорса, что отходит от Главной Лайлы. Альтернативный путь, обходящий контрфорс с севера (так решил подниматься киевлянин Трылис), выглядел совсем не привлекательно. Протаявший ледник был с этой стороны круче и сплошь разорван. Причем трещины соприкасались со скальным гребнем контрфорса. Классический же путь подъема смотрелся не только проходимым, но и довольно примитивным.

Насыщенно-черная мелкокаменистая осыпь

Вышли к насыщенно-черным мелкокаменистым осыпям. Дальше, требовалось связываться.  Глаз распределил состав.

Шли бодро. Лед был в столь идеальном состоянии, когда удобно фиксируется кошка. Особенно эффективно с пиздатым пристукиванием. Это было особенно кстати. Как раз был косой подъемный траверс, параллельно почти сбросам с висячим ледником. До сбросов сто метров. Падать нельзя!

Хорошо идем, дружно и быстро. След в след стараемся идти. И уже гораздо ниже наш перевал.

Траверз над висячим ледником прошли оперативно. Дальше можно продолжать подниматься вдоль скального контрфорса, а лучше правее (по ходу на подъем), обходя проломы ледника. Да и подозрительно много камней лежит ближе к контрфорсу. Взяли от него от греха подальше.

Ледник выше закрытый. Поднимаемся, идем. С контрофорса полетели камни. Глухой зловещий шелест. Прямо при нас выкатываются на ледник. Греет солнце скалы… Не нужно там идти.

Подъем оказался проще ожидаемого. Никаких бергшрундов на пути не было. Перед подъемом на плечо между Главной и Южной вершинами шли попеременно. На широком плече в протаявшей канавке бежал ручей. Набрали воды. Небо без облачка. Солнце сияло истошно. Полный штиль. На осыпном широком гребне сняли кошки и оставили веревки.

Лайла Южная

- Да аккуратно вы камень спустите на Прокопенко ненароком. Тут «из-за поворота», шелестя кошками на подъем, появилась связка «Дмитрий Прокопенко».

По осыпному гребню идти не долго… Вершина. На ней большой тур. В нескольких походах я лицезрел три вершины Лайлы и наметил на высшей точке Сванского Хребта побывать. Вершина того стоит. Не в спортивном плане, в плане панорамности обзора это точка беспрецедентна! Весь почти Сванский виден Хребет и две трети Кавказского, как на ладони. То же и с Эльбруса в хорошую погоду, но ракурс не такой.

Вид на Безенгийскую Стену с юга

Перевал Джвари. На юг ниспадают крутые каменистые кулуары

Наши палатки (внизу посередине кадра)

Посетила мысль проделать траверз Сванского Хребта. Пока подобных описаний я не встречал.

Сванский Хребет (и маршрут травеза) из района перевала Роккуэла-Кента. 68 поход. Фото Глаза

В каком-нибудь июне, когда снега гораздо больше. Отсюда выглядело это посильно. Разумеется, много придется спускаться, обходя всякие жандармы, и прочее (может оказаться значительно спортивнее, чем выглядит с Лайлы визуально). Никаких описаний я не встречал, тем более интересно…

Главный Кавказский Хребет в конце августа не такой уж и «Седой Кавказ». Уровень ледниковой зоны довольно высоко. И отступает она из года в год все стремительнее…  

Фотографировались, пили чай динамили. Обычно с вершины гора выгоняет. Лайла Главная выгонять нас не торопилась. Ничего не стоит сходить и на Южную. На Северную же острый сильно разрушенный гребень с жандармом отнюдь не простой.

Галечные осыпи. На заднем плане "розовый снег"

Быстро сошли мы до черных галечных осыпей. Так странно, пока спускались по пути подъема куда-то исчезли следы? На осыпях развязались. Дальше все открыто. Идя вверх, обходили нунатак выше. Спускаясь, Несчастный Глаз нунатак проскочил, виден стал он попозже. Появился «розовый» снег. Странно, по такому вверх, кажется, мы не шли… Кажется, лучше свя… Хуяк!!

Я висел распершись локтями и навалившись на правый бок. Ноги свободно висели!

- Отойди, Маша! Отойди назад!! Провалимся оба!!.. Ненормативная лексика.

Распершись о стенки трещины забросил назад ногу и перекатился через спину. Я был поверх ледника. Подполз к зияющей дыре. Она, расширяясь конусом книзу, бездонно чернела, - несостоявшаяся трагедия! Не дремал сегодня ангел хранитель.  

Связались. Впредь какой бы ледник не был «открытый» только в связках! Обогнули нунатак и, перепрыгивая многочисленные поперечные трещины, слегка поднялись в лагерь. Перевал, палатки.

Глаз дежурный. Отобедали. Отдыхали два часа. Аппетиты были неумерные, в идеале дойти и перевалить Чижди.

Шли на спуск сначала почти по центру ледника, потом, орографически прижимаясь справа. Слева шерились непроходимые сераки и разломы, ниже переходящие в ледопад. Время было сильно под вечер. От спуска в кошках по голому безснежному льду основательно устали пальцы.

Лавируя между трещин, не так быстро как все это вспоминается теперь, вышли на морены. Здесь было много ручьев, площадки, но идти требовалось еще вперед.

За три года все как-то поменялось и узнавалось с трудом. Помнится, что мы траверсировали травянистые осыпи. Сейчас блуждали среди бараньих лбов. Спорили куда и как идти.

Прошли не столько, как хотели. К Чижди приблизились, но перевал был еще далеко. Перебрались несколько ручьев-водопадиков. Площадка в виде поросшей травой складки морены нашлась сама собой. Лагерь, ужин. Никаких туров и тропы. Самый ловкий и скороходный считался Антон Мощный. Было решено его поднять с дежурными и отрядить в разведку искать тропу. Или она идет ниже или выше. Ниже бараньи лбы и осыпи, выше все неоднозначно, нужно пересекать овраги.

Августовское ночное небо. Падали звезды. 

 

 

 

 

 

         

 

 

 

Оцените этот материал:
Октобер Вел 2018
Велофотоотчет "Нарочанский" 13-14 октября 2018 г.
  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором. Чтобы избежать этого - зарегистрируйтесь.
правилами и условиями.